Свежий номер

В стране невыученных уроков

21.07.2017

Елена ФЕДОРЕНКО


«Уроки сердца» 
Ирина Васьковская

Театр «Современник»

Постановка: Марина Брусникина

Сценография: Николай Симонов

В ролях: Полина Рашкина, Марина Феоктистова, Дарья Белоусова, Полина Пахомова, Инна Тимофеева, Марина Хазова, Елена Плаксина, Наталья Ушакова, Светлана Иванова, Виктория Романенко, Илья Лыков

В репертуар Другой сцены «Современника» вошли «Уроки сердца».

Молодой уральский автор из Екатеринбурга Ирина Васьковская, чье творчество уже отмечено премиями и наградами, пишет истории, хорошо знакомые зрителям. Юная актерская команда «Современника» получает типажи из текущего времени и заводится бешеной энергией. Управляет ею режиссер и педагог Марина Брусникина, давно известная пристрастием к опусам современных драматургов. 

На сцене — закулисье, придуманное художником Николаем Симоновым. Пестрое, веселое, многоцветное. Только таким оно и может быть в  самодеятельном коллективе, где-то во Дворце культуры или Доме народного творчества. Сюда радостно спешат после трудовых будней те, для кого сцена — не работа и не просто счастливый досуг, а любовь. Без театра нет им настоящей жизни. Зрители входят в зал, наблюдая суету на подмостках. Там готовятся к началу: ставят декорации, чистят костюмы, проверяют бутафорию. После третьего звонка остаются двое — Варя и Катя. Персонажи Полины Рашкиной и Марины Феоктистовой «обслуживают» спектакль: подают необходимый реквизит, распоряжаются париками и юбками, моют пол. И рассуждают. О современном искусстве, балансирующем на грани истерики и эксгибиционизма. О счастье и о том, что в его существовании «надо себя убедить». Остроумные живые диалоги, собранные как попурри из драм Васьковской «Девушки в любви», «Макаки, пицца и деструкция» и «Who’s afraid of contemporary art?», скрепляют действие двух одноактных пьес: «Уроки сердца» и «Русская смерть». 

Фото: Олег Никишин

В первой новелле близкие люди, мать и дочь, тоскуя от одиночества, беззастенчиво манипулируют друг другом, ругаются меж собой и говорят немало мерзостей. Их жизнь — поле сражения, атаки и перемирия. Дочь, уже пережившая цветущую юность, мечтает о любви, о мужском плече — любом, пусть даже самом хлипком. И о тепле — хоть ненадолго. Находит «претендента» у водочного ларька и сразу приглашает в гости. В ожидании забулдыги Сергея проходит вечер на кухне малогабаритной хрущевки, где и не встать в полный рост. Все забито коробками: мать запасается всем «необходимым» на черный день. Усталость от вечного выживания искорежила душу героине Марины Хазовой. Вампирша по отношению к собственному ребенку, она никак не хочет замечать, что чадо успело подрасти. Но и дочь не подарок. Дарья Белоусова играет оторву — ярко, жирно, гротесково. Виртуозный дуэт актрис часто провоцирует публику на хохот. 

Совсем по-иному складываются отношения у Инны Тимофеевой (отличная актерская работа) и Полины Пахомовой в другом составе. Обе обходятся без ироничной отстраненности и играют похоже на жизнь. Пахомова берет серьезный тон, подчеркивает нежность, чувственность, ранимость своей непутевой героини. И мать — откликается, теша себя надеждой, что неловкие и запоздалые ее советы предостерегут от ошибок: «На какие деньги ты купила торт? Можно было обойтись и минтаем, если ты ждешь проходимца». Он, конечно, так и не придет. 

Фото: Сергей Петров

Во второй миниатюре, наоборот, женщинам удается дождаться кавалера, хоть он и сбегает от них при первой возможности. Сестры Валя и Надя живут на старенькой даче с протекающей крышей, потому что вошедшая в кризис среднего возраста Валя продала городскую квартиру, доставшуюся от родителей, чтобы осуществить мечту: «посмотреть на Венецию, город из воды». Деньги потрачены, поездка разочаровала, теперь девушки ютятся в ветхом домишке за упавшим забором. Младшая, Надя, человек легкий, уступчивый, контактный, привела подвыпившего женатого парня. На поверку Алексей оказывается таким же обездоленным, как и сами навязчивые хозяйки. Усатую супругу называет «псиной», вспоминает девушку в парке, за которой не осмелился пойти. Все трое — вместе и поочередно — вытаскивают из памяти эпизоды, так или иначе сулившие счастье. И летят в зал сюжеты незадавшихся жизней. 

Надя Светланы Ивановой — тоненькая и обаятельная, доверительно признается публике, что, мол, придет на работу и объяснит свою улыбку: ничего не случилось, просто хахаля заимела. Зрители ловят репризу, у кого же нет рядом коллег, обделенных семейным счастьем. Надя Виктории Романенко (другой состав) — веселая и легкомысленная, тоже не досадует на судьбу, ее спасают мечты о дворце с лепниной, канделябрах, конях, кавалерах. Образ старшей сестры Наталья Ушакова и Елена Плаксина (в разных премьерных показах) извлекают из багажа традиционного психологического театра. С горьким бэкграундом пережитого, их героини находят силы даже тогда, когда дела, бытовые и сердечные, складываются «вопреки» и обстоятельства против. Валя смотрит только старые американские фильмы, где главный герой с неизменно квадратным лицом, похожим на шкаф, отважно погружается в несчастливую любовь, и в глазах его — «какой-то обрыв». Когда на улице Валю называют «шмарой», она даже не реагирует: думает, по-деревенски это — «миледи».

Фото: Сергей Петров

Все странности своих чудачек актрисы подкрепляют недюжинными переживаниями, и столь преувеличенно, что «Уроки» кажутся плодом коллективного творческого азарта и массовой экспрессии. Зато единственный на оба состава актер Илья Лыков (Алексей) выдает эмоции так разумно и дозированно, что теряется в кругу десяти темпераментных актрис. Каждая играет свой спектакль, импровизирует, плывет отчаянно, как по горной реке, чье течение расставляет акценты. Сентиментальность мешается с фарсом, слезы — с нехитрым гротеском. Подчас кажется, что постановке, особенно во второй половине, не хватает жесткой режиссерской воли, и она попадает в капкан темы всепроникающей беспросветной тоски, а действие заснято на малопиксельную камеру мобильника. В тексте же есть намек и на чеховскую улыбку, и на гоголевский сарказм. Надежда на «небо в алмазах» и идеалистическая вера в то, что «жизнь наша еще не кончена», в кадр не попадают. Полюбить несчастных и обиженных судьбой женщин, жалких и мающихся, мятежных и парадоксальных, со всеми их слабостями и тревогами, так и не получается. 


Фото на анонсе: Сергей Петров

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел