Свежий номер

Кирилл Крок: «Туминас знает цену деньгам»

13.07.2017

Денис СУТЫКА

В подмосковной усадьбе «Любимовка» завершился «Сезон Станиславского. Летний фестиваль губернских театров». В рамках смотра директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок прочел лекцию о том, как сделать творческий коллектив по-настоящему успешным. Корреспондент «Культуры» узнал у одного из самых известных руководителей, можно ли совместить творчество и внимание к деньгам, как ведется борьба с билетными спекулянтами и зачем отправляться в убыточные гастроли.

культура: После триумфального показа «Дяди Вани» Римаса Туминаса в Америке некоторые СМИ написали о том, что это была вылазка в стан врага, обернувшаяся культурной победой на чужом поле. Согласны с такой оценкой?
Фото: Александр Щербак/ТАССКрок: Глубоко убежден, что театр не место для политики. В первую очередь наша задача — объединять людей, нести вечное, мудрое, светлое и  прекрасное. Возможно, звучит банально и пафосно, но это так. Настоящий театр противостоит бездумной развлекаловке, бездуховности, учит думать, воспитывает чувства, доставляет эстетическое удовольствие. За последние четыре года вахтанговская труппа трижды побывала в США, показала «Евгения Онегина», «Улыбнись нам, Господи» и «Дядю Ваню». Мы продемонстрировали высокий уровень российского театра (государство активно ему помогает, благодаря чему мы находимся в прекрасном состоянии) и познакомили зрителя с великолепными артистами и режиссерами, имевшими за океаном большой успех. 

культура: Насколько я знаю, в Америке власти не поддерживают театр. Наверное, коллеги вам завидовали? 
Крок: У нас очень разные принципы культурной политики. В США развито меценатство и спонсорство, этой традиции более двухсот лет. На ней воспитано не одно поколение. В России такого, увы, нет. Мы до сих пор не можем принять закон о спонсорской деятельности, чтобы людям было выгодно жертвовать на культуру. Вот и получается, что американцы не понимают, зачем государству оказывать содействие искусству, а мы не представляем, что вкладывать деньги в школы, театры, библиотеки может быть прибыльно и престижно.

культура: Насколько с экономической точки зрения выгодны гастроли?
Крок: Мне бы не хотелось называть конкретные цифры. Вы можете сами посчитать, сколько стоит перелет, доставка крупногабаритных грузов и так далее. Вопрос в другом: что такое прибыль в театре и в чем ее измерять? Если сравнивать с тем, сколько собирает «Дядя Ваня» в Москве, — чисто экономически гастроли убыточны. Но наш театр, как и любой другой, не то место, где можно думать только о доходе. Когда мы отправляемся в турне, то делаем это не для того, чтобы заработать. Важно показать русское искусство, найти друзей и зрителей. 

культура: Сегодня театр вынужден встраиваться в рыночные отношения. Культурное учреждение существует по тем же законам, что и бизнес? 
Крок: И да, и нет. Сегодня театр не может не думать об экономике. Но он существует не для получения прибыли, а для создания художественных произведений — спектаклей. Таких, чтобы быть востребованным и узнаваемым. Как это определить? Очень просто: по количеству проданных билетов. Никакого другого критерия нет. Мы можем сколько угодно говорить об экспериментах, поисках нового языка, но на первом месте всегда качественный спектакль. Каждый вечер обязана собираться публика. Если зал пуст, театр умирает. Когда же зрители его наполняют, то делают живым. 

культура: Насколько знаю, Театр Вахтангова поддерживает тех из своих мастеров, кто в силу возраста или болезни больше не выходит на сцену. Почему Вы пошли на такой шаг? 
Крок: Мы можем себе это позволить. В прежние годы эти люди принесли коллективу огромную славу. Не каждый стал знаменитым, но все работали усердно, играли по двадцать спектаклей в месяц. Глубоко убежден, что им нужно отдать дань. 

Однако сейчас всех принимаем в труппу на контрактной основе. При этом я выступаю за русский репертуарный театр. По моему мнению, только в нем артист способен творчески развиваться. Все попытки набирать актеров для проектной работы еще ни разу не принесли каких-то видимых результатов. Не думаю, что в будущем стоит делать ставку на антрепризу. 

Фото: vakhtangov.ru

культура: Недавно был опубликован список зарплат наших театральных мэтров. Многие в соцсетях негодовали. Как считаете, уместен ли сегодня стереотип: мол, художник обязательно должен быть нищим и в шарфе?
Крок: А еще лучше — в галошах и трусах. (Улыбается.) Напротив, мне кажется, творить лучше, будучи сытым и устроенным. А вообще это плохая традиция — считать деньги в чужом кармане. Уверен: ежегодное декларирование зарплат руководителей учреждений культуры делать не нужно. Все это известные люди. Выставлять их финансовую составляющую на общий суд — неправильно. Поверьте, мы не там ищем. К примеру, Евгений Миронов помимо театра снимается в кино, участвует в международных проектах, где есть своя ставка. Если Римас Туминас приходит работать в Большой, ему за это платят. Вы можете что-нибудь поставить на сцене главного театра страны? Или сыграть как Сергей Маковецкий? Пожалуйста, покажите, и вам хорошо заплатят.

Театр имени Вахтангова — на первой строчке в этом списке. Но если посмотреть на структуру зарплат наших сотрудников, то 50 процентов приходится на собственные средства. Раз театр сам зарабатывает, а зрители голосуют за спектакли рублем, то что это значит? Коллектив отлично трудится — вот и все. 

культура: Кажется, в 2016-м Ваш театр зарабатывал 2,5 рубля на каждый бюджетный рубль. В этом сезоне удалось увеличить показатель?
Крок: Пока нет. Не забывайте, что в стране экономический спад, мы снизили цены на билеты, но все равно доходы за прошедший год составили порядка 650 миллионов рублей при объеме бюджетного финансирования в 320 миллионов. 

культура: Вы ведете мастер-классы по менеджменту, за Вами закрепился образ руководителя, знающего, как развивать театр. Не планируете заняться преподавательской деятельностью? 
Крок: Я вам так скажу: это огромная ответственность перед людьми и студентами. Зная мою загруженность и непредсказуемость существования любого театрального организма, совмещать должность директора с преподаванием очень сложно. Признаться, завидую коллегам, которые успевают. Меня приглашали в ГИТИС, но мы не сошлись в графиках. 

культура: Завершившийся фестиваль театров малых городов России в очередной раз показал универсальность проблем всех небольших коллективов. Вы могли бы разработать универсальную экономическую формулу, которая помогла бы реанимировать театры в провинциях? 
Крок: Все начинается с качественного продукта, спектакля. Если он будет, то постепенно разовьется и экономика. Это мое глубокое убеждение. Если бы кто-то знал, как создать успешную постановку, нашел бы универсальную формулу, как вы говорите, то давно бы получил Нобелевскую премию. 

культура: В последнее время активно обсуждается модель директорского театра. Одни утверждают, что она жизнеспособна, другие настаивают, что во главе коллектива должен быть художественный руководитель... 
Крок: Театр — не контора, так что в первую очередь ему необходим творческий лидер. Другое дело, что важно соблюсти баланс между искусством и финансово-хозяйственной частью. В очень редких случаях один и тот же человек может ставить пьесы и быть профессиональным менеджером. 

Фото: Владимир Федоренко/РИА Новости

культура: Как продвигается закон об ограничении деятельности билетных спекулянтов? 
Крок: Пока что это все хорошо разрекламировано в Министерстве культуры, однако, по-моему, на сегодняшний день проект так и не внесен на рассмотрение в Госдуму. Мы очень мило поговорили, но на этом все остановилось. А тем временем билетные спекулянты — это абсолютно теневой бизнес, они не платят налоги, элементарно наживаются на простых людях. 

культура: То есть у Вас в первую очередь болит душа за посетителей? 
Крок: Конечно. Почему зритель, желающий увидеть постановку, вынужден платить спекулянтам, которые не имеют к театрам никакого отношения, а просто греют руки, не вкладывая ни йоты своего труда и способностей?

культура: Когда Вы готовитесь к очередной постановке и подсчитываете смету, можете сказать худруку Римасу Туминасу, что проект слишком дорог и экономически нецелесообразен? 
Крок: Вы привели не совсем корректный пример, потому что Туминас исповедует сценический минимализм. В Литве Римас Владимирович построил собственный театр, так что знает цену деньгам и умеет их четко распределять. Скажу больше: часто именно он выступает инициатором упрощения каких-то механизмов и уменьшения затрат. Кроме того, Туминас как руководитель заслужил абсолютное доверие. Спектакли, поставленные им на вахтанговской сцене, неизменно пользуются зрительским успехом и становятся событиями не только в России, но и за рубежом. С точки зрения экономики его постановки стопроцентно окупаются уже с пятого — седьмого показа.


Фото на анонсе: Павел Бедняков/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел