Аховая ситуация

03.08.2016

Елена ФЕДОРЕНКО

В Театре имени Моссовета — комедия Александра Островского.

«Не все коту масленица» написана сразу после пьес-титанов — «Бешеных денег» и «Леса». К тому же чрезвычайно быстро — так, что с легкой руки самого драматурга вошла в историю незамысловатым эскизом: «Это скорее этюд, чем пьеса». Но Островский отчасти лукавит. В «этюде» есть секреты. И главный: переход от грациозного и легкого первого акта ко второму, где на кон поставлено счастье молодых — состоится ли их совместная жизнь, зависит от того, как они себя поведут, хватит ли им сил и характера. 

Пьеса на шесть ролей: вдова Дарья Федосеевна, Агния — ее дочь на выданье, два жениха, кухарка и ключница. К девушке сватается старый богатый купец Ахов, она же любит бедного приказчика Ипполита. Женихи состоят в родстве: дядюшка и племянник. Мать настрадалась от самодурства мужа и теперь поддерживает дочь в выборе молодого и бедного. Не в деньгах счастье? Как сказать… Ипполит заставит дядюшку выплатить ему жалованье за десять лет службы — вот тогда-то все и сладится.

Фото: mossovet.theatre.ru

По тому, как интерпретируют вечно любимого Островского в России, можно судить о том, чем нынче живет страна. В недавние удалые годы занимательными казались способы наращивания капиталов, увеличения процентов и добывания ссуд: пьесы «певца Замоскворечья» — учебник по извлечению денег самыми разнообразными путями. Подчас злободневными представляются то жесткие нравы «Домостроя», то судьбы бесприданниц, причем в диапазоне обширном: от трагического страха стать жертвой богатого деспота до приятия не лучшей доли в обмен на солидный кошелек. Вечные темы Островского есть и в комедии «Не все коту масленица», только в ней торжествует социальный оптимизм. Финал — счастливый, как в сказке, с философским вывертом пословицы: «Не все коту масленица, бывает и Великий пост». 

Режиссера Виктора Шамирова явно увлек бодрый игровой материал пьесы, и спектакль получился очень актерским. Азартное зрелище представляют на сцене «Под крышей», на черном помосте, не обремененном декорационными атрибутами, — здесь не прислонишься к изразцовой печи, не спрячешься за резным буфетом и не возьмешь старинную чашечку из горбатой горки. Атмосфера купеческой Москвы рождается из актерского исполнения. 

Первый акт — акварельный, воздушный, полный остроумия и легкости, живого и стремительного действия. Лапидарные фразы, естественная пластика, радость бытия, ясные чувства. Разговоры о прогулках, кавалерах, письмах, нравах собираются в мозаику ярких комических ситуаций. Резвушка Агничка Юлии Хлыниной — птичка вольная, веселая, непоседливая, обаятельная. Сама провоцирует Ипполита на поцелуй, а потом капризно корит его за это. Бойко и с нежной дерзостью разговаривает с матерью, уверяя в послушании. Покорность озорна и лукава — из уверенности, что впереди не жизнь, а сплошное наслаждение. 

Фото: mossovet.theatre.ru

У Дарьи Федосеевны, ярко сыгранной Еленой Валюшкиной, удалой нрав, темпераментный характер и народная хитринка. Ей-то не понаслышке известно, каково быть женой богатого и сварливого. С самого начала ей понятно, что похожей судьбы для дочери допустить нельзя. Правда, хочется и покуражиться, и поквитаться за свою битую загубленную молодость. При появлении красавца Станислава Бондаренко, известного по киноработам, зал заметно оживляется. Хоть и упрекает Агния Ипполита за робость, но никакой затюканности и подавленности в стройном молодом человеке нет и в помине. 

Образом купца Ахова Евгений Стеблов отметил 70-летний юбилей и вложил в роль немало раздумий о жизни. Трудно поверить, что прямой, вальяжный и степенный герой извел нескольких жен. Нет, совсем не грозный самодур, скорее — из поколения состоявшихся и состоятельных, привыкших руководить и не готовых к переменам. В вечной масленице собственных дней он не сомневается, как и в том, что деньги правят миром. А кто имеет достаток, тот и есть единственный хозяин судьбы. Его движения размеренны, владение словом — завидное, внутренняя борьба меж скупостью и желаниями приправлена гордой спесью, впрочем — привычной. 

Фото: mossovet.theatre.ru

Ключевой момент спектакля приходится на инсценировку Ипполитом самоубийства: герой желает запугать Ахова и заставить его вернуть долг. Острие ножа к горлу: зарежусь, мол, коли не отдадите! Купцу и нажитого жалко, и одолевает боязнь попасть в жуткую историю. Деньги племяннику он вынужден отдать. А дальше, по пьесе, вопросы ставятся всерьез. И играть, получается, тоже надо всерьез: способ сценического существования требует метаморфоз. Но новых красок у исполнителей не возникает. Юмореска не прорастает гротеском, прозрачная радость не подкрепляется психологической убедительностью, к дивной скорописи зарисовок не присовокупляются свежие акценты. 

Финал соскальзывает в забавную иллюстративность. Ни поступки, ни крутые повороты событий к характерам ничего не прибавляют. Все остаются прежними. И сочная напористая Феона-ключница у Нины Дробышевой в каждой сцене продолжает свой эмоциональный фарсовый бенефис. Так же тормозит глуповатая кухарка Маланья Яны Львовой. Расправляет крылья, пожалуй, только Елена Валюшкина со своей Дарьей Федосеевной: становится более пылкой и радостной. Да и как не гордиться: обхитрила Ахова и отомстила через него всем тиранам. Тут и поклоны, аплодируйте сами: в широкий пляс пускается вся шестерка, и даже старый купчина — туда же. Разыграли — как надо! 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть