Кружева истории

07.07.2016

Сергей ВИНОГРАДОВ, Вологда

Фото: cultinfo.ru

Кружевную маску, один из главных призов театральных «Голосов истории», получил спектакль петербургского БДТ им. Товстоногова «Крещенные крестами». Международный фестиваль, по традиции состоявшийся на вологодской земле, в этом году отметил свое 25-летие.

Четверть века на открытых сценах древнего кремля играют пьесы на историческую тематику. На сей раз за неделю зрители увидели 14 конкурсных постановок: снаряжали князя Игоря в поход, участвовали в заседаниях нюрнбергского трибунала, навестили Наполеона на острове Святой Елены, стали свидетелями возвращения Ивана Грозного в выстроенную по его приказу местную крепость. Вспомнили и легендарных правителей, и маленьких людей, попавших под жернова той или иной эпохи. «Ушла с головой в историю, буду через неделю», — поделилась в интернете одна из зрительниц.

Мог ли главный художник БДТ Эдуард Кочергин в юности подумать, что его будут чествовать в городе, откуда он в конце 40-х убегал беспризорником и едва не был пойман милицейским патрулем? Мемуары Кочергина «Крещенные крестами» о том, как после войны он пробирался к матери в Ленинград из эвакуированного в Сибирь детдома, вышли в 2009 году, а спустя шесть лет родной театр поставил одноименный спектакль. «Вот там за речкой был детский приемник», — машет художник на другой берег реки Вологды фестивальным букетом, беседуя с корреспондентом «Культуры».

Фото: cultinfo.ru

— Меня ловили долго, до вокзала вели. Я в вагон какого-то военного эшелона забрался — тощий был, везде мог пролезть. Смотрю — снаряды внутри. Слышу из-за стенки голоса моих преследователей: «Пацана не видели? Сюда юркнул. Откройте вагон». Но военные отказались подчиниться, так я и уехал в этом поезде.

Помимо спектакля БДТ, жюри отметило серебряными масками с северным чернением «А зори здесь тихие...» Национального театра Карелии и «Святую обитель» Вологодского драмтеатра. 

История — не пыльные летописи и не усыпляющие лекции учителя. Она подчас ближе, чем мы думаем, и постоянные посетители фестиваля знают об этом лучше многих. Авторы биографических пьес, свидетели минувших лет, герои произведений приезжают сюда регулярно. Зрители спектакля «Сартаковская мадонна» театра «Орловская антреприза» четверть часа приветствовали аплодисментами автора одноименной пьесы Владимира Исайчева. Драматург сделал местом действия родную нижегородскую деревню Сартаково — в военные годы там, как и по всей стране, выживание и забота о детях и стариках легли на плечи женщин. Персонажи имеют прототипов, имена подлинные или, лучше сказать, исторические. Актриса Лариса Леменкова рассказывает, что после показа спектакля самим сартаковцам помимо похвал наслушалась и критики. 

— Две старушки на улице подошли и говорят: «Почему ваша Евдокия из бутылки постоянно прихлебывает? Неправда, мы ее хорошо помним. Веселая была бабушка, это правда, только без всякой водки».

Фото: cultinfo.ru

Для отделения же исторического факта от вымысла или интерпретации в жюри фестиваля помимо критиков и театроведов приглашают пару историков. А на вечерние спектакли, которые подчас затягивались до полуночи, бывалые зрители берут не театральный бинокль, а плед и спрей от комаров. Летнее искусство в вологодском кремле холодит и кусается. На фестивале можно было наблюдать, как Наполеон (спектакль «Корсиканка» Театра драмы и комедии из Элисты) отмахивается от насекомых знаменитой треуголкой, а девушки из зенитного отделения старшины Васкова звонко хлопали себя по голым ногам, развешивая белье возле бани. Интересно, что комары не портят театральную иллюзию, но странным образом делают ее полнее, помогая залу ощущать себя частью представления. Мол, одних кровососов кормим, вместе мерзнем и мокнем, если с неба начнет накрапывать...

Фестиваль отметил 25-летие. В первых «Голосах истории», в 1991-м, участвовали восемь пьес, причем все, кроме одной, воскрешали на сцене времена Древней Руси. Архивные снимки сохранили множество длинноволосых артистов в рубахах, подпоясанных веревкой. И каждый второй — с гуслями. Со временем фестиваль расширялся географически и тематически, в 2003-м стал международным, а в этом году на него впервые допустили кукольный спектакль. В тринадцати «Голосах...» выступили почти все ведущие театры Москвы и Санкт-Петербурга. Большинство спектаклей проходят под открытым небом на фоне стен вологодского кремля, которые не диссонируют ни в представлениях про Великую Отечественную, ни в шекспировских хрониках про Ричардов и Генрихов.

— Уникальность фестиваля в том, что здесь замечательная земля и люди, — уверяет «Культуру» театральный критик из Москвы, председатель экспертного совета «Голосов истории» Марина Тимашева. — Хорошие пьесы на историческую тему позволяют публике заглянуть в другое время, но всегда выталкивают на свет и современные проблемы. Если говорить о постановках этого сезона, они, при всей разнородности показанных эпох, похожи тем, что в каждой герой делает непростой выбор. 

Как замечал персонаж спектакля РАМТа «Нюрнберг», мы — это то, во что мы верим, что любим, и то, что защищаем, даже если это невозможно отстоять. Исполнитель роли Наполеона Виктор Хаптаханов, получивший вместе с супругой и партнершей по «Корсиканке» приз за лучший дуэт, уверен, что в центре всякого качественного исторического спектакля лежит тема ответственности. И тот, кто готов ее взвалить на себя, становится сверхчеловеком, правителем. А избавившись, снова превращается в обывателя. 

— Наполеона я играю обычным, именно так, — признается актер. — Это постаревший, лишенный власти, но вместе с тем в чем-то счастливый человек. Он сбросил с себя имперскую тяжесть, которую нес многие годы, ему интересно вновь ощутить себя простым смертным.

Фото: cultinfo.ru

Наверное, и русский царь Павел Петрович нашел бы себе занятие в ссылке, но ему такой возможности не предоставили. По словам исполнителя заглавной роли в спектакле Нижегородского театра драмы «Павел I» Евгения Зерина, он играет большого ребенка, для которого императорский венец — проклятие и трагедия.  

— Меча восхотели, меча и познаете, — переходит на крик чтец Мариинского хора, закрывшего «Голоса истории» ораторией «Иван Грозный». Музыка Сергея Прокофьева, написанная для фильма Эйзенштейна, от картины неотделима — со сцены звучат мелодии и слова, а большие экраны показывают кадры из фильма. Первый же «царский» крик прогоняет стаю ворон с куполов Софийского собора, который стоит рядышком с кремлем и как будто заглядывает из-за стены на представление... Когда-то здесь слышали настоящего Ивана Грозного. Вологодский кремль начали строить по приказу царя — по мнению историков, он готовил здесь убежище от боярского заговора. Даже подземный ход прорыли, чтобы Грозный мог спастись в случае, если крепость падет. Возведение Софийского собора, ныне символа Вологды, стартовало в 1568-м также по воле самодержца, лично курировавшего стройку и не раз ее навещавшего. Но двумя годами позднее Иван Васильевич отчего-то разгневался на зодчих: летописцы называли причиной «нечто, отторгнуся от свода, пад и повреди государя во главу». Позднее происшествие превратилось в легенду о царе и упавшем кирпиче, который, мол, и лишил Вологду перспективы столичного статуса. Софийский собор достроили лишь спустя 17 лет при Федоре Иоанновиче.

Оратория Прокофьева показывает восшествие Ивана IV на престол, первые военные успехи, взятие Казани, гибель любимой супруги и царскую месть отравителям. «Меча восхотели...» — вопит государь, голос чтеца отражается от исторических стен и улетает в ночное небо, зрители жмутся ближе друг к другу. «Дело трудное — дело царское», — ласково успокаивает женская группа хора Мариинского театра. Оратория и 13-й фестиваль символически завершаются фразой Грозного: «Дело трудное завершу». Четырнадцатые «Голоса...» уже объявлены.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть