Платонов - друг, но чтение дороже

04.02.2016

Елена ФЕДОРЕНКО

«Табакерка» представила «Епифанские шлюзы» Андрея Платонова в постановке Марины Брусникиной.

На сцене — кабинет литературы. Парты в два ряда, доска, зеленая лампа, портреты писателей и режиссеров, так или иначе пострадавших от власти. Представлен век двадцатый: Бродский, Шаламов, Цветаева, Ахматова. В классе — семь мальчиков и две девочки. Демографический парадокс — обычно в гуманитарных классах (а какой же еще, если изучают Платонова?) бывает наоборот. Урок посвящен «Епифанским шлюзам». До прихода учителя школьники бузят. Звонят мобильники, поблескивают экраны айпадов. Переростки дурачатся, флиртуют, надевают на голову одноклассника ведро. Дописывают на доске тему урока. Получается: «Платонов — лох!» Учитель Иван Валентинович (Иван Шибанов), одетый с иголочки, сразу поменяет восклицательный знак на вопросительный. А пока его нет, умник Саша в нескольких предложениях пересказывает фабулу повести о далеких петровских временах. 

«Епифанские шлюзы»

Петр I решил построить судоходный канал, соединить Оку и Дон. Для гидрологических работ из Англии выписали инженера Бертрана Перри. Он, человек ответственный, честный, работящий, поселился в богом забытой Епифани. Бертран верит в свои силы, терпит невзгоды, «он очаровался Петром... и хотел стать его соучастником в цивилизации дикой и таинственной страны», мечтает состоятельным героем вернуться на родину — к невесте и отцу. Проект потерпел полный крах — бассейны рек упрямо не соединились. Сухой земля оказалась. «А что воды мало будет и плавать нельзя, про то все бабы в Епифани еще год назад знали. Поэтому и на работу жители глядели как на царскую игру и иноземную затею, а сказать, к чему народ мучают, — не осмеливались. ...А царь приказал глубину устроить, чтобы десятипушечным кораблям безопасно по ней плавать можно было», — пишет Платонов. Финал повести страшен. Готовый к казни Бертран переживает страшную муку — его до смерти насилует палач-извращенец.

О строительстве канала 27-летний Платонов пишет с полным знанием дела. Пишет в Тамбове, где работал инженером-мелиоратором. Языком колючим, неудобным и в то же время богатым и волшебным. «Я написал их («Епифанские шлюзы». — «Культура») в необычном стиле, отчасти славянской вязью — тягучим слогом. Это может многим не понравиться. Мне тоже не нравится — как-то вышло...» Найти платоновской прозе театральный эквивалент непросто. Но в «Табакерке» без малого десять лет и с неизменными аншлагами идет совершенный спектакль Миндаугаса Карбаускиса «Рассказ о счастливой Москве» по роману Платонова. Оказывается, его язык хоть и сложен, но театрален, авторская речь обогащается звучанием, плотный текст в неспешной подаче действует как гипноз. 

«Епифанские шлюзы»

«Епифанские шлюзы» Марины Брусникиной к неспешным никак не отнести — спектакль бежит и скорость держит. Зрителей начиняют информацией, как кулебяку капустой. Рассказывают, что построил Платонов как мелиоратор, объясняют, что такое шлюзы, сообщают о том, как Платонов из Воронежа ходил к своей жене — сельской учительнице сорок верст («зимой, через лес, в мороз»). Следом, естественно, уточняют, что это за единица измерения — верста. Зачитывают нелепые указы Петра I. В том числе и тот, что повелевал суслика считать хорьком. После царских «алкогольных» программ — современная рифма: «Вот хороший закон. Алкоголь нельзя покупать лицам до 18 лет, а если стать предпринимателем, то можно покупать алкоголь с 16 лет оптом и в больших количествах». Переводят слово epiphany — прозрение, явление божественной истины. Не забывают добавить сведения из «Википедии» о том, что основное предприятие города Епифани — спиртзавод, а на гербе — былинки конопли... Читают письма писателя, произносят слова Сталина — в сокращении, искажающем смысл, и относящиеся к другому сочинению. Еще умиляют зрительский слух песнями Игоря Растеряева («Русская дорога» и «Ромашки») и рок-группы «Сектор Газа» («Ночь перед Рождеством»), звуками балалайки и аккордеона, немецкими застольными и русскими народными... Окунуться в мир платоновских «Шлюзов» времени почти не остается. 

«Епифанские шлюзы»

В спектакле десять персонажей: помимо старшеклассников, учитель литературы и еще двое наставников. Наверное, учитель труда (Александр Фисенко) и, возможно, физрук (Игорь Петров). Ученики (недавние выпускники Театральной школы Олега Табакова и нынешние студенты) то заинтересованно внимают, то прочитывают фрагменты по ролям, а иногда их так увлекает процесс, что и перевоплощаются в героев Платонова. Литератор в этих сценах прекрасно и точно играет Бертрана Перри. Органичны, азартны, радостны все актеры. Сами делают шумные перестановки, дружно подхватывая парты и стулья. В молодом кураже «наглядного урока» утонула тема каторжного, потного, подневольного труда. Ускользнул, лишь обозначившись, горестный сюжет невесты Бертрана Мери, что не дождалась любимого. Слова-то об этом произносятся, но теряются в мелодиях и образовательных сведениях. Спектакль доверчивой аудитории доставляет удовольствие — занимательно, понятно. Действие рассчитано на тех, кто «Епифанские шлюзы» не читал. Их — подавляющее большинство: перед началом учитель спрашивает (ох, уж эти опросы зрительного зала!), кто читал «Епифанские шлюзы». Оказалось — четверо. Остальные за час сорок минут без антракта узнали немало нового. И испытали гордость познания и радость духовного роста. Грамотный и добротный литературно-музыкальный лекторий с элементами театральности свою социально-образовательную миссию выполнил.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть