Аттракцион невиданного страха

25.07.2019

Екатерина САЖНЕВА

«Сюрпризы» и «Вихри», хорошо знакомые советской детворе, давно исчезли из городского рекреационного пространства. Впрочем, концепции развития парков культуры и отдыха сегодня, особенно в Москве и других мегаполисах, аттракционов в принципе не предполагают. А упоминания о них в новостях связаны скорее с происшествиями. Вчера в Омске неожиданно встало колесо обозрения, пришлось прибегнуть к экстренной эвакуации людей, находившихся на огромной высоте. 21 июля в Оренбурге мужчина травмировался в «Аэротрубе». Месяцем ранее из-за поломки карусели в «Сокольниках» были госпитализированы трое детей, при торможении они случайно выскочили из кабинки. И хотя «угрозы для жизни нет», — как проинформировали в столичном департаменте здравоохранения, обстоятельства ЧП расследует Следственный комитет РФ.

Фото: Виталий Аньков/РИА Новости

Одно из пронзительных воспоминаний детства. Июль припекает макушку. Кабинка колеса обозрения со скрипом ползет вверх. Дух захватывает и ужасно страшно: а вдруг мы так и останемся висеть, раскачиваясь на ветру. Внизу друзья с билетиками по 30 копеек занимают длиннющую очередь: пускают только с 12 лет, и нужно как-то перехитрить билетера, но от этого хочется еще сильнее. А до школы целых полтора месяца...

«Сюрприз» для захолустья

Большинство советских аттракционов давно отдали на переплавку, или же они не подлежат обслуживанию из-за отсутствия запчастей. Еще в 90-е в нашу страну хлынули изделия иностранных производителей из тех, что подешевле. Передвижные луна-парки, где с бору по сосенке были собраны самые простые и не требующие регулярного техосмотра конструкции, появились тогда в каждом уважающем себя захолустье.

— В советское же время аттракционами централизованно занималось государство в лице Минкульта СССР. Снабжением парков культуры и отдыха распоряжались в «Союзаттракционе», — рассказывает Игорь Родионов, первый вице-президент Российской ассоциации парков и производителей аттракционов.

Напомним, в Советском Союзе родился свой, уникальный, отличавшийся от всех остальных, существовавших в мире, формат парков — не только развлечений, но и культуры. Граждане здесь отдыхали и получали правильный идеологический заряд. Аттракционы являлись важным, но все же прилагательным к воспитательной функции. Поэтому особое разнообразие не требовалось. Потребности посетителей удовлетворяли типовые качели-карусели. А единственный завод по производству специализированной техники существовал в городе Ейске Краснодарского края. Там изготавливались всем известные «Солнышко», «Сюрприз», «Колесо обозрения», «Веселые горки», «Вихрь». Предприятие просуществовало более полувека и совсем недавно закрылось: нет спроса.

Бывшего монополиста заменили европейские производители, прежде всего итальянские, да и у нас со временем появилось много новых компаний, выпускающих самые разнообразные аттракционы, все названия и не упомнить. Аттракционы перестали быть символом чего-то необычного. Покатался и забыл.

Хотя издавна именно Россия задавала мировую моду в этом направлении. Недаром «американские горки» везде называют «русскими». А первую механическую катальную деревянную горку вообще придумали при Елизавете Петровне, не так давно ее хотели воссоздать заново — скорее как любопытный арт-объект, а не способ извлечения прибыли.

Советская «Страна чудес»

Только богатое государство или пул серьезных инвесторов в состоянии построить крупный тематический парк развлечений. Слишком много условий нужно соблюсти, чтобы проект стал реальностью. Огромное количество средств вкладывается не только в сами аттракционы, но и в декорации, в оформление, в авторские права на покупку брендовых мультипликационных персонажей и популярных героев комиксов.

— Инвестиции оправданны, если парк сможет работать без выходных все 365 дней. В большинстве государств из-за климата такой график реализовать сложно, — продолжает Игорь Родионов.

Даже парижский «Диснейленд» неоднократно балансировал на грани банкротства, хотя зимы там теплее, чем в России. Но в Европе традиции подобного семейного отдыха в принципе не очень крепки. Французы работают исключительно для туристов. Зато в США среднестатистическая семья раз в год тратит не менее тысячи долларов на поездку во Флориду. В программу включается посещение самого «Диснейуорлда» — Всемирного центра отдыха Уолта Диснея, а также отели, рестораны, целый мир, обслуживающий тех, кто приехал развлекаться.

В Советском Союзе взяться за столь масштабный и амбициозный проект могло только государство. Известно, что, будучи в Америке с визитом, Никита Хрущев хотел попасть в «Диснейленд», но не сложилось. Первый секретарь расстроился и пообещал, что у советских детей обязательно появится свой парк. И вот в 1960-м в восьмом номере популярного журнала «Техника молодежи» была напечатана статья о грядущем проекте. Одновременно в ЦК КПСС поступило открытое письмо от руководителей московского горкома и всесоюзного комсомола: «В целях дальнейшего улучшения воспитательной работы с детьми, организации разумного и увлекательного отдыха, расширения кругозора, развития любознательности и интересов... просят рассмотреть вопрос о строительстве в Москве детского парка под условным названием «Страна Чудес».

Не сложно догадаться, что название отсылало к первой в истории стране равных возможностей. В нашем домашнем «диснейленде» аттракционы и декорации надлежало создавать с таким расчетом, чтобы дети в увлекательной форме проникались достижениями советского общества. Фантазия создателей тематического парка не знала границ. Им разрешили творить и придумывать все, что хотят, разумеется, в рамках национального колорита и патриотизма.

Специальный аттракцион в виде космической ракеты летит с пионерами на Луну и возвращается обратно... Территория, выполненная в виде рельефной карты, мини-СССР, должна была занимать примерно 300 гектаров. Нашлось место для всех климатических зон, которые требовалось воссоздать искусственно: пустыни, тундры, тайги, тропиков. Запланировали и возведение крупных городов в миниатюре — в центре, понятное дело, хотели разместить Москву будущего с электроходами и вертолетами-такси. «К разработке привлекли писателей-фантастов Ивана Ефремова и Александра Казанцева», — вспоминал архитектор Валентин Иванов. Сложно представить, во сколько бы обошлось бюджету строительство, особенно если учесть, что там, где задумали возвести «Страну Чудес», в пойме Москвы-реки в Нижних Мневниках, отсутствовали дороги и коммуникации. Все пришлось бы делать с нуля. И тут ЦК ВЛКСМ предложил объявить сооружение детского парка Всесоюзной ударной комсомольской стройкой.

В конце 1960 года проект получил одобрение Госстроя СССР. Однако в целях транспортной доступности его предложили перенести на ВДНХ. Для этого потребовалось кардинально переверстать макет. Но Хрущева вдруг сменил Брежнев, и о надвигающейся «стройке века» позабыли.

Концепцию тематического парка развлечений и аттракционов наиболее близко удалось реализовать лишь спустя 50 лет в субтропическом Сочи. Поспособствовала, конечно же, зимняя Олимпиада-2014. «Именно она смогла экономически «вытащить» проект, — утверждают специалисты. — Хотя, разумеется, помогла и поддержка государства, не только финансовая, но и налоговая, и с выделением земли».

Квантовый скачок в 58 метров (самая высокая и быстрая в России экстремальная горка), Чудо-юдо Рыба-кит, путешествие на лодках через водопады, летящие качели «Самоцветы», головокружительная трасса «Змей Горыныч», страна Медведия... В высокий сезон парк переполнен, очереди стоят у каждого аттракциона. Значит, дело все-таки прибыльное? Тогда почему в крупных московских парках аттракционов становится все меньше?

Сезонный бизнес

Муниципальный парк, как правило, не может позволить себе приобрести на бюджетные деньги новые аттракционы. Поэтому распространенный выход — сдать площадку арендатору, компании, которая ими владеет.

Требования к аренде жесткие: необходимо иметь акты технического осмотра, застраховать гражданскую ответственность. Обычно договор заключается на сезон, если что-то пойдет не так, его не продлевают. Чаще, впрочем, аттракционы стоят на одном месте годами, а между участниками соглашения возникают дружеские отношения. Скажем, после июньского ЧП все СМИ написали, что оно случилось в «Сокольниках». Но руководство парка не дистанцировалось от происшествия, хотя к эксплуатации карусели прямого отношения не имеет.

— С недавних пор надзор в этой сфере очень строгий, — объясняет Игорь Родионов. — В прошлом году ввели в действие технический регламент «О безопасности аттракционов». Прежде такой документ существовал лишь в некоторых регионах. Теперь он обязателен к исполнению на территории всей страны. Следует учесть, что само понятие надзора определяется федеральным законодательством, при этом функции надзора должны осуществлять местные власти. В тех субъектах Федерации, где регламент действует давно, проверками занимаются инспекции Гостехнадзора — структуры, подотчетной Минсельхозу РФ. Ежегодная процедура включает регистрацию аттракциона и выдачу талона допуска. Владелец должен получить техническую оценку у аккредитованной организации. Если переехал в другой регион, то разрешение придется оформлять заново. Ответственный за эксплуатацию проходит специализированное обучение, например, при нашей Ассоциации, начиная с 1995 года допуски получили порядка полутора тысяч человек.

Кстати, первым регионом, где появился столь строгий надзор, стала Москва. Это произошло после трагического случая в одном из парков в 2004-м. Тогда аттракцион «Сюрприз», тот самый, куда в СССР пускали строго с 12 лет, вместо того чтобы разгоняться по кругу, а затем кружиться по вертикали, неожиданно на подъеме слетел с оси. В результате аварии серьезно пострадали 16 человек, у одного из них был сломан позвоночник. Выяснилось, что машину произвели на Ейском заводе в далеком 1981 году. Владелец «Сюрприза» получил реальный тюремный срок.

Сегодня использование подобных раритетов, конечно, невозможно. А в Москве игроки рынка и чиновники так и вовсе не жалуют аттракционы, даже новые. Когда почти десять лет назад была принята госпрограмма города Москвы «Развитие индустрии отдыха и туризма», ключевые площадки столицы начали избавляться от подобного рода технических развлечений. Содержать дорого, подход к эксплуатации суровый. Плюс ответственность. На тот момент на территории 14 городских парков находились 383 аттракциона, в том числе 97 на балансе парков, а 286 принадлежали частным арендаторам.

— Из ЦПКиО убрали аттракционы вообще. На ВДНХ была похожая ситуация. Кстати, многие горожане возмущались, поскольку, гуляя семьями в выходные, привыкли к определенному виду времяпрепровождения, — качает головой Игорь Родионов.

«Очень грустно, что Парк Горького перестал быть местом отдыха с детьми, к которому мы привыкли в детства. Дети всегда с удовольствием ждали встречи с аттракционами, которых больше нет», — с грустью констатировали горожане на интернет-форумах.

«Это какие-то парки хипстеров! Как будто бы на траве больше негде поваляться. Карусели убрали все».

«Ничего хорошего из этого не получится. Нет аттракционов — будем ходить в кино и в торговые центры».

Причин для глобального переустройства было несколько. Основная — финансовая: большие аттракционы себя не окупали. «Американские горки» используются месяцев пять, все остальное время в году махины простаивают без дела. Москвичам разъясняли, что крупный парк аттракционов не должен находиться в самом центре рядом с жилыми массивами. Что такие площадки обычно располагаются за пределами мегаполисов, где есть развитая транспортная инфраструктура, где реально разместить технику, соблюдая дистанцию.

На новом историческом этапе «Страна Чудес», похоже, скоро возродится. Только называться будет «Островом мечты». Крупнейший в Европе парк развлечений планируют открыть до конца 2019-го в Нагатинской пойме. Его главная особенность — стеклянный купол, площадью 28 тысяч кв. метров, то есть «Остров мечты» сможет работать круглый год. Восемь тематических зон, три десятка аттракционов. Кроме того, пространство разбавят репликами мировых достопримечательностей: римским Колизеем, лучшими променадами Лондона и Парижа...

В ближайшем будущем реконструируют и ВДНХ, вместо старого, уже несуществующего «Колеса обозрения» здесь появится новое, которое тоже станет самым большим на континенте.

Парки без экстрима

А что же остальные парки культуры и отдыха в Москве? И они идут в ногу со временем. Мировой тренд — этнопарки, экопарки, ландшафтные и сенсорные сады, лесопарки. Традиционным аттракционам там вроде и не место.

— Раньше главным развлечением считались карусели с горками. Еще были лавочки, дорожки, кафе, но активной жизнью парки не жили. — рассказывает Эллина Герасимова, представитель пресс-службы ПКиО «Лианозовский», в ведении которого находится сразу шесть парковых объектов. — Сейчас людям интереснее заниматься несколько иными вещами, саморазвитием, мастер-классами. У нас, к примеру, регулярно проходят уроки хип-хопа, йоги, флорбола, есть школа скейтбординга, устраиваются забеги. Все занятия бесплатны, используем опытных инструкторов.

Выходит, парки играют теперь роль неких объединяющих общественных пространств, выполняющих функцию социализации и культурных центров. Здесь проводят выставки, инсталляции, иногда вид самого парка связан с так называемым «вау-эффектом» — увидеть и умереть от восторга. Своеобразные «американские горки», но только без экстрима.

Самые известные парки, развивающиеся в данном направлении, — сингапурские Gardens by the Bay, где растут гигантские футуристические деревья-башни с невероятной подсветкой. Love Land в Южной Корее, прославившийся скульптурами сексуальной тематики. Экологический Oxygen park в Катаре создан в пустыне на фоне разрушенных пород и пластовых формаций. Ну и, конечно же, в числе таковых парк «Зарядье»: его самая известная конструкция, не имеющая аналогов в мире, — смотровая площадка «Парящий мост».

Иногда среди всей этой красоты и оригинальности начинаешь скучать по простым и понятным аттракционам из детства.

— К экопаркам еще успею присмотреться, детям скучно без развлечений, мне тоже. Поэтому мы с дочкой до сих пор ездим туда, где они есть, — соглашается Надежда Юшкина, «Миссис Москва – 2010» и мама 10-летней Василисы. А где они есть? Куда уходят старые парки?

...Июль припекает макушку. Колесо обозрения ползет вверх. С тем самым «правильным» скрипом, что много лет назад. Только ниже — как раз по масштабам этого маленького парка в тихом провинциальном городке. Когда бываю здесь с дочерью, редко, во время отпуска, летом, мне кажется, что мы обе прокатились на машине времени. У входа стоит танк с красной звездой, звучит «Рио-Рита» по выходным, на танцполе — всегда народ. А рядом кучка советских аттракционов, как будто бы тоже отправленных на пенсию. Очень ухоженных и старых. Билетерша, она же кассир и распорядитель кнопки «пуск», не дожидается, пока заполнятся все кабинки. Если попросишь, может покатать и одного ребенка. Говорит, зарплата равняется официальному прожиточному минимуму, но вместе с пенсией ей хватает. Да и скучно дома, поэтому она на воздухе, с людьми, шутит, что с аттракционами, мол, еще поскрипит.



Мнение

Катерина Никитина, эксперт по темам садовой терапии и экотерапии:

— Тренд на «зеленое» и экологичное взорвал рынок во всех сферах. Начиная с еды, одежды и посуды, заканчивая переработкой отходов. Конечно, и парковое хозяйство не осталось в стороне. Значительная часть платежеспособного населения хочет видеть свою жизнь здоровой, безопасной и осознанной. Люди хотят максимальной натуральности в дизайне или хотя бы ее видимости.

Не всегда это удается получить, но все участники рынка принимают новые условия игры. И парки — как производители услуг досуга — тоже. Но прежде всего надо думать об эффективности, а не о моде. Так как соответствие тренду — это лишь упаковка, которая поможет привлечь посетителей в пространство парка.

Есть прекрасные, со вкусом сделанные парки аттракционов, в которых много природных зон. Один из моих любимых Линнанмяки в Хельсинки. Он находится в собственности Фонда «День защиты детей», был основан еще в 1950 году, но по-прежнему остается востребованным среди финнов и туристов. Прибыль от эксплуатации парка, прежде всего от аттракционов, идет на благотворительность. Такой подход восхищает.


Алексей Тарасов, креативный event-маркетолог в сфере управления парками:

— Парки без аттракционов, дающих львиную долю доходности, — большая ошибка. Нужно правильно зонировать парки, а места в них достаточно.

Сейчас Мосгорпарк пытается поднять сборы посредством аренды фудкортов и с помощью мероприятий партнеров. Данная модель работает только в столице, где дотации парков по разным оценкам составляют 7–9 миллиардов рублей, а доходность не дотягивает до миллиарда. К сожалению, практически все города России пробуют перенять столичный опыт и очень от этого страдают. Во-первых, только у Москвы есть такой бюджет. Во-вторых, если говорить о регионах, то, превращая парк в прогулочную комфортную среду, власти обедняют и без того скудный набор развлечений, имеющийся у жителей провинции.

Из-за отказа Москвы от аттракционов их стало меньше в целом по России. От нас ушли крупные производители, начал расти дешевый во всех смыслах слова сегмент: активити-парки, батутные центры, веревочные городки. Мало того, что это примитивные «невкусные» развлечения, они еще и являются средоточием нарушений техники безопасности и поставщиком несчастных случаев.

К счастью, с прошлого года наметилась и обратная тенденция: городские администрации стали отказываться от шаблонных проектов, предпочитая проектировать парки на основе финансовых моделей с операционной, а порой и с инвестиционной окупаемостью.



Фото на анонсе: Валерий Матыцин/ТАСС




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть