Идут по земле пилигримы

25.04.2019

Екатерина САЖНЕВА

Фото: PHOTOXPRESSСергиев Посад. Валаам. Соловки. Храм Христа Спасителя... Святая Земля, Афон, итальянский городок Бари, где хранятся мощи Николая Чудотворца... Десятки и сотни святых мест в России и по всему миру. Одни люди отправляются туда, чтобы укрепить свою веру. Другие, чтобы больше узнать об истории знаменитых духовных достопримечательностей и приобрести сувениры. В чем отличие пилигримов от обычных туристов и кто должен организовывать специализированные паломнические поездки — коммерческие фирмы или Церковь? Накануне православной Пасхи «Культура» задалась этими вопросами.

В январе Госдума в первом чтении приняла поправки к ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» — предполагается, что после одобрения документа (он, кстати говоря, касается всех ведущих конфессий) паломническая деятельность наконец обретет правовой статус и будет отделена от стандартного туризма. По мысли авторов, обеспечением паломничества «от» и «до» должны заниматься исключительно религиозные структуры. Соответствующие изменения также планируется внести и в ФЗ «Об основах туристской деятельности в РФ».

Однако законопроект, для краткости именуемый «О паломничестве», вызвал неоднозначную реакцию в профессиональной туристической среде: в самом деле, должны ли юридические лица, не имеющие отношения к Церкви, прекратить заниматься привычным бизнесом? Как можно запретить это технически? Не пускать людей, привезенных «неаккредитованной» фирмой, в монастыри и храмы? Но где же здесь тогда забота о самих верующих?

— Заказчиком и организатором поездки должна выступать религиозная организация. Мы хотим через повышение ответственности сделать ситуацию максимально прозрачной, — разъясняет один из авторов законопроекта Сергей Гаврилов, председатель Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. — Если религиозные организации будут заниматься этим напрямую, в том числе через обязательное сопровождение паломнических групп, качество таких поездок повысится, и мы резко сократим случаи мошенничества.

Шопинг вместо причастия

«Собрались с мужем в паломническую поездку на Святую Землю. В программе все было расписано прекрасно. Однако нас поселили в каком-то ужасном отеле, далеко от центра Иерусалима. Вместо посещения святых для каждого православного человека мест отправили на шопинг, половина группы и понятия не имела, куда мы едем, и задавала очень глупые вопросы. А в субботу вообще весь день просидели в гостинице, потому что в Израиле шаббат, и никто не работает. Хотя тур не из дешевых. Подобные просчеты испортили все впечатление от путешествия. Кто должен отвечать за то, чтобы ситуация не повторилась впредь?» — на одном из турфорумов спрашивает москвичка Марина М.

«Хамское отношение к паломникам. Меня просто забыли, когда я подавала требы у свечной лавки, автобус спокойно отправился на следующую экскурсию вместе с моими вещами и документами. Организаторы даже не извинились, дескать, поджимало время, и потому меня не стали искать», — возмущается другая православная путешественница.

«Опоздали с выездом на час и не успели на литургию. Потом в автобусе заглох двигатель. В салоне стоял страшный дым и угар. Глаза ело, горло драло. Но нам сказали, что это искушение и надо смиренно переносить тяготы пути. В результате галопом промчались по храму, а после всей группой искали туалет», — подобных жалоб в интернете не один десяток. Возбуждаются по ним и уголовные дела в связи с мошенничеством.

Несколько лет назад, например, сотрудники отдела МВД по борьбе с экономическими преступлениями задержали 29-летнего Алексея Романова. Пользуясь отличным знанием итальянского языка, мужчина устраивался в турфирмы и клятвенно обещал потенциальным клиентам паломнические поездки в Италию, Грецию, Израиль. Но вместо этого собирал деньги и скрывался. Афериста задержали в одном из столичных храмов, когда он агитировал прихожан оплатить новое путешествие. По словам оперативников, жулик мог облапошить сотни людей, однако на суде ему удалось вменить лишь 12 доказанных эпизодов мошенничества.

Фото: Кристина Кормилицына/РИА НовостиПоисковые сети радуют разнообразием маршрутов. На любой вкус, кошелек и церковный праздник — круглый год доступны паломничества в Дивеево и Оптину Пустынь, в Псково-Печерский монастырь и по московским храмам. Некоторые направления могут обойтись даже менее чем в пятьсот рублей — фактически в цену бензина и покупку церковных свечей на месте. Кое-где логистика затруднена. На остров Валаам, скажем, надо добираться по Ладожскому озеру. Но и там устроители удерживают цены на достаточно низком уровне.

Паломничество к зарубежным святыням обойдется гораздо дороже. Присутствие на церемонии схождения Благодатного огня будет стоить от 60 000 рублей, включая авиабилеты и проживание. Вот только как не купить «кота в мешке» и не оказаться обманутым в лучших чувствах? Депутаты уверены, что если регламентировать подобную деятельность и законодательно закрепить статус паломника, то большинства неприятностей можно будет избежать. Поскольку надувают паломников чаще всего недобросовестные туроператоры, и на деле выходит шопинг вместо причастия. «Документ направлен на защиту прав верующих на посещение мест религиозного назначения», — полагают в Государственной думе. «При этом паломничество не должно превратиться в бизнес-проект», — уверяют депутаты. Впрочем, проблема не так проста и однозначна, как может показаться на первый взгляд.

— Я считаю, этот закон будет только мешать, — говорит Евгений Никифоров, председатель православного братства «Радонеж». — Какая нужда издавать запретительный акт? Выйдет просто шлифовка дефиниций — различий между «религиозным туризмом» и «религиозным паломничеством». Но как разделить эти понятия внутри одного человека? Да, первый прежде всего нацелен на познание, но в любом случае эти туристы также причащаются, исповедуются, принимают участие в литургии. А если вы хотите только молиться, то зачем вообще куда-то ехать? Приходите в любой храм.

Самое душевное дело

Поездки на богомолье существовали всегда. Путешествовали к святым местам и представители дворянства, и бедный люд. Часто снимались целыми семьями. В старину паломничество делилось на молитвенное, подвижническое, обетное, благодарственное. Вот что пишет о сборах в такой поход Иван Шмелев в повести «Богомолье»: «Ну, чего ты расстроился; а? что ухожу-то... На доброе дело ухожу, никак нельзя. Вырастешь — поймешь. Самое душевное это дело, на богомолье сходить. И за Мартына помолюсь, и за тебя, милок, просвирку выну, на свечку подам, хороший бы ты был, здоровье бы те Господь дал. Ну, куда тебе со мной тягаться, дорога дальняя, тебе не дойти».

Фото: РИА НовостиЧерный народ выдвигался от Святой недели, если Пасха была поздней, и до Троицына дня. Купцы отправлялись в Петров пост, перед Макарьевской ярмаркой. Господа же, нередко целыми кавалькадами из карет и повозок, трогались обычно в августе в Успенский пост. Представительская колонна из пеших богомольцев и челяди растягивалась порой на несколько километров.

Верховные правители, как правило, выезжали в паломничество по государственной нужде, перед судьбоносными событиями, чтобы испросить благословение, или после важных побед с благодарностями. Самая известная, пожалуй, поездка на богомолье первого лица — визит великого князя московского Дмитрия к Сергию Радонежскому накануне выступления против хана Мамая. Несколько раз Иван Грозный, надеясь искупить грехи, ходил в Троице-Сергиев монастырь. Все последующие российские самодержцы обязательно проходили какую-то часть пути на своих двоих.

В августе 1903 года состоялось официальное церковное прославление в лике святых Серафима Саровского. По случаю торжеств Николай Второй с супругой Александрой Федоровной совершили паломничество в Дивеевский монастырь. Они молили о долгожданном сыне, и через год на свет появился наследник... Совсем скоро на целых семьдесят лет такие поездки станут в нашей стране неактуальны. Лишь в конце 1980-х заговорили о возрождении паломничества. Воскресили его на базе Московского экскурсионного бюро — как один из познавательных видов. Ранее здесь уже существовали различные направления: искусствоведческие, исторические, патриотические.

— Мы задали вопрос: а почему нельзя проводить религиоведческие экскурсии? Шла перестройка, и стало возможным изучать прошлое не только в привязке к историческому материализму, — вспоминает Юрий Минулин, гендиректор паломнической службы «Радонеж». — В 1989 году Архиерейский собор РПЦ как раз готовился канонизировать патриарха Тихона. На этом духовном подъеме мы и рассказали о великом человеке, сформировали экскурсионную программу, посвященную его жизни в Москве. Здесь каждый камень дышит судьбой патриарха Тихона, тут он молился, служил, был заключен, здесь умер и похоронен... Но мы организовывали работу именно с точки зрения церковных традиций. Это являлось своего рода служением.

Столичные власти еще не приступили к строительству Храма Христа Спасителя, а на месте бассейна (закрытого для посетителей, но до конца не разобранного) активисты уже проводили тематические экскурсии, посвященные патриаршеству. Настоящего паломничества в России тогда не было, как, вероятно, не имелось еще и большой потребности в нем. Культурно-познавательный религиозный туризм ставил своей задачей рассказы о святых, об иконах или о знаменитых храмах перво-наперво с точки зрения распространения новых знаний. Человеку объясняли традиции православия, а принимать для себя их или нет и как жить дальше, он решал сам. Чистое же паломничество, в основе которого лежит желание стать частью Церкви, существовать в ее парадигме и по ее правилам, в те годы было редкостью.

Молиться и познавать

— В чем отличие россиян от многих иностранных туристов: у наших изначально очень высокий уровень образования. И даже те, кто вырос при советской власти, в общих чертах знают историю Церкви, могут перечислить имена святых, рассказать об их деяниях. Соотечественники не просто слушают, но и сами задают грамотные вопросы, которые нередко ставят в тупик даже специалистов, — признается экскурсовод Евгения Крайнова.

Первое время после появления в новой России паломнической туриндустрии случались забавные ситуации. Так, в обычных придорожных кафе, куда заворачивали пилигримы, напрочь отсутствовало постное меню: «Просили без мяса, а подавали скоромное, и поделать ничего было нельзя, хоть голодным оставайся», — вспоминает православная художница Татьяна Куликова.

Фото: Донат Сорокин/ТАССЗато о разделении познавательного туризма и поездок для совершения религиозных обрядов в те годы мало кто задумывался. Гораздо важнее было наполнить сами экскурсии глубоким содержанием. Повествуя о чудотворных иконах, гиды говорили не только об истории Русской православной церкви, но и всего Российского государства, а также затрагивали темы культуры и искусства — рассказывали, к примеру, о судьбах мастеров, которые творили шедевры для Церкви. В паломнической службе «Радонеж», правда, и сейчас считают нецелесообразным разделять паломничество и православный туризм. Даже в силу чисто организационных причин сделать это далеко не просто.

— В свое время мы зарегистрировались как обычная компания, поскольку многие вещи, которые делаются в ходе подготовки и проведения паломнических туров, никак напрямую не связаны с духовной целью вояжа. Логистика, трансферы, заключение договоров, покупка билетов, бронирование гостиниц, оплата экскурсий — все это необходимо, кто-то должен этим заниматься, — отмечают в «Радонеже».

В большинстве исторических храмов и монастырей охотно принимают гостей, но способны ли сами организовывать их пребывание? У монахов и батюшек все-таки несколько иные обязанности и задачи. Впрочем, есть и примеры полной самодостаточности церковных структур, работающих с паломниками: Епархиальный Паломнический центр «Ганина Яма», на месте, где были найдены останки императорской семьи; Паломническая служба Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Несмотря на сложные отношения с Украиной, каждые два месяца принимает группу россиян Паломнический отдел Киево-Печерской лавры. Выписывают специальный паспорт, на котором четко указывается, что человек — паломник. Отказов в пересечении границы, к счастью, пока не было.

В тесноте, да не в обиде

С каждым годом количество пилигримов в России растет. Тур по православным местам сейчас могут организовывать не только коммерческие фирмы и паломнические службы — даже обычные прихожане нередко сбрасываются и оплачивают подобные поездки самостоятельно. В этом случае цена, что немаловажно, оказывается минимальной. Хотя и все возможные риски ложатся на плечи самих путешественников. Да, в храмах и монастырях «индивидуальных паломников» принимают почти бесплатно, но им приходится мириться и с очевидными неудобствами — иногда даже спать на полу, в тесноте.

Фото: Андрей Широков/ТАССКонечно, многое за минувшие годы изменилось, и в лучшую сторону. Экскурсии проводят теперь не дилетанты, а специальные гиды, окончившие соответствующие курсы. В программу обучения входят история Церкви, основы православного мировоззрения, литургика. Причем нередко лекции читают преподаватели исторических факультетов, сотрудники ведущих музеев, профессора Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

И тем не менее, считают игроки туристического рынка, принятие законопроекта «О паломничестве» усугубит «отделение церкви от общества», а монополизм приведет к росту цен на подобного рода поездки — при отсутствии конкурентов искушение может быть слишком велико.

Но пока данный вопрос находится на стадии обсуждения. На этапе второго чтения в документ, скорее всего, будут внесены серьезные дополнения. Возможно, например, для решения технических проблем паломнических групп (билеты, трансфер, гостиница) религиозным организациям позволят в качестве подрядчиков привлекать туроператоров, которые занимаются соответствующим бизнесом многие годы. И тогда никто не останется без дела.

Индивидуальное же паломничество граждан по святым местам, на этом сходятся все священнослужители, не потребует дополнительной законодательной регламентации.


Мнение

Вахтанг Кипшидзе, заместитель председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ:

Фото: Кирилл Зыков/mskagency.ru

— Надо ли разделить паломничество и религиозный туризм? Думаю, и можно, и нужно. Закон должен использовать метод специального регулирования, то есть разграничения социально-правового режима мероприятий — с точки зрения их участников и организаторов. Паломничество как религиозное движение очень древнее, связано со многими традициями, и последние должны находить отражение и в светском законодательстве. Цель паломничества — спасение души, поэтому и паломническим службам нельзя действовать как бизнес-предприятия, основная цель которых извлечение прибыли. Такая служба может приносить доход, но это для нее не самоцель.

Паломничество к своим святыням совершают ведь не только христиане, но и представители других религий. И многие государства предоставляют им какие-то льготы (транспортные и прочие). Так бывает, скажем, при хадже мусульман в Мекку. Я считаю, подобные преференции вполне обоснованны в плане соблюдения религиозных прав граждан. Как одно из фундаментальных прав человека они «весомее» туристических — познавательных, рекреационных потребностей населения.

Хотя и последние, разумеется, не должны быть ущемлены. Тем более не стоит относиться свысока к религиозному туризму. Речь идет о турах, в которых среди светских достопримечательностей значится посещение действующих православных храмов и монастырей. Несмотря на то, что организуют такие поездки и участвуют в них порой даже люди невоцерковленные, известны случаи, когда туристы, зайдя в храм, приложившись к иконе, мощам святых угодников, обретали искреннюю веру.

Поэтому религиозный туризм, на мой взгляд, тоже должен находиться в фокусе внимания государства и Церкви. От таких гостей нельзя никоим образом закрывать религиозные святыни, затруднять к ним доступ. Конечно, в рамках существующих правил, вроде запрещения входить в алтарь или соблюдать принятую форму одежды.

Но разделять понятия все же, безусловно, надо: одно дело посещение монастыря паломниками, стремящимися молитвенно, а иногда и физически потрудиться, пробыв в обители какое-то время, другое дело — забежавшая на полчаса пощелкать фотоаппаратами тургруппа.

Мне кажется, основная миссия законопроекта — вывод из сферы паломничества недобросовестных организаций, прикрывающих религиозной риторикой и символикой чисто коммерческие цели. Мы знаем, к каким тяжелым проблемам для российских туристов приводит небрежение туроператоров: практически каждый год видим возмущенных людей, оказавшихся без гостиниц, застрявших в иностранных аэропортах. 

Считаю, что рыночной конкуренции в данной сфере быть не должно. Но при этом, безусловно, надо сохранить выбор — и под интересы, и под финансовые возможности паломника. Сотрудничество с профессиональными «субподрядчиками» в ходе поездки, наверное, неизбежно. Но организатор паломничества, особенно дальнего, должен все-таки пользоваться доверием верующих — например, находясь под непосредственным контролем местного архиерея. Да и ехать верующим часто спокойнее со священником своего прихода.



Фото на анонсе: PHOTOXPRESS


 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть