Свежий номер

Новое обаяние библиотеки

10.01.2019

Екатерина САЖНЕВА

Спрос на книжную продукцию постоянно растет. Но, к сожалению, растет вместе с ценами. «Библиотеки, где можно свободно и, главное, бесплатно брать книгу, приобретают особое значение», — отметил на декабрьском заседании Совета по культуре и искусству Владимир Путин. Президент призвал «обеспечить своевременное и ритмичное комплектование фондов, в том числе новинками книжного рынка».

Как живет сегодня провинциальная библиотека, с какими еще проблемами сталкиваются и о чем мечтают ее работники, выяснила «Культура».

Ирина ОвчинниковаИрина Овчинникова — директор муниципального учреждения культуры «Клинская Централизованная библиотечная система», в ее подчинении находятся 23 библиотеки, 15 из них — сельские. В минувшем году Ирина Викторовна стала победителем конкурса на премию губернатора Московской области «Лучший по профессии».

А еще в 2018-м Центральной библиотеке в Клину, которой непосредственно руководит лучший библиотекарь Подмосковья, исполнилось ровно сто лет.

Подключены и отлажены

Непередаваемый запах бумажных страниц, стеллажи от пола до потолка, и даже пыль здесь — особая. Островок стабильности в нашем неспокойном мире. Почему мы продолжаем приходить сюда? Что нас влечет? Особенно в эпоху скоростного интернета, когда любого модного автора, постаравшись, можно скачать за несколько секунд.

...У Ирины Овчинниковой необычный рабочий день. Сотрудники сдают зачет по доступу к Национальной электронной библиотеке. Та, как известно, сформирована на базе Российской национальной библиотеки и позволяет прочитать огромное количество изданий онлайн. Многие книги можно получать только через учреждения культуры, связанные с НЭБ, в целях соблюдения авторских прав.

Перед Московской областью была поставлена задача обеспечить равный доступ ко всей литературе как городскому, так и сельскому населению. Аттестацию проводит Губернская универсальная библиотека. Библиотекари — народ прилежный, усидчивый, аккуратный. Поэтому в Клину это испытание они прошли с первого раза.

— Теперь каждая наша библиотека подключена к НЭБ, — резюмирует Ирина Викторовна. — На Президентскую библиотеку, тоже электронную, пока выход имеется не у всех, но у половины есть точно.

По счастью, постсоветская децентрализация обошла стороной Клинскую библиотечную систему. Может быть, поэтому она и не развалилась?

— Сохранилась единая сеть прямого подчинения. Подобная отлаженная схема дает дополнительные возможности прежде всего именно отдаленным сельским учреждениям.

— К примеру, наша главная библиотека в Клину, где мы сейчас с вами разговариваем, не только обслуживает читателей, но и осуществляет общее методическое руководство филиалами, оказывает им техническую поддержку и помощь в организации мероприятий.

Теперь, наконец, Овчинникова может вздохнуть спокойно: сертификаты о том, что аттестация пройдена, ее подчиненные получили вовремя и даже успели с ними сфотографироваться. Надо возвращаться к повседневной работе.

Роковые годы

У истоков Клинской библиотеки, как и ряда других подобных учреждений Московской губернии, стояло Попечительство о народной трезвости, до революции содержавшее столовые, чайные, читальни и прочие организации здорового досуга, способные отвратить русский народ от пагубного занятия — пьянства.

— Здесь чаевничали, изучали журналы и книги, смотрели картинки, демонстрируемые «волшебным фонарем», наслаждались театральными постановками, — рассказывает краевед Галина Митькина. — В 1917-м деятельность Попечительства прекратилась. Остро встал вопрос о будущем заведения.

Но уже в начале следующего года распоряжением местного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов бывшая чайная получила статус Центральной уездной библиотеки и расположилась в доме купцов братьев Горбуновых.

В те дни в Клину свирепствовала «испанка». Люди часами стояли в очередях, чтобы получить жалкую осьмушку хлеба напополам с овсом. Умерших, в прямом смысле, не успевали хоронить, писали газеты. Но одновременно со всем этим ужасом и безнадегой рядом публиковались горячие призывы «извлекать из книг максимум пользы», дабы приобщать массы «к великим сокровищам человеческого ума и духа».

Начальный фонд библиотеки состоял из сочинений преимущественно духовного содержания. Некоторые книги вообще попали случайно... Каким-то чудом здесь оказались, например, экземпляры из личной библиотеки Блока — его усадьба неподалеку в Шахматово была разграблена. Шиллер, Гейне, Дюма... Эти раритеты впоследствии передали на ответственное хранение в Государственную академию художественных наук, а после ликвидации ГАХН в 1931 году их дальнейшая судьба остается неизвестной.

В эпоху военного коммунизма сотрудники библиотеки трудились буквально на голом энтузиазме. Сохранилось заявление некой Архангельской А.И., которая просит хотя бы пару ботинок, поскольку иначе она не сможет выходить на службу, чем крайне осложнит деятельность Центральной библиотеки. И все же, несмотря на огромные трудности, жизнь била ключом, народ на глазах учился читать и любить книгу. Десять лет спустя, в 1928-м, учреждение за год посетили 11 450 жителей уезда (лишь сорок из них имели высшее образование!), им была выдана 19 061 книга, включая 15 789 экземпляров беллетристики.

— Во время войны, в период оккупации, фашисты и мародеры уничтожили более ста тысяч книг, ценные издания были смешаны с грязью и снегом, многие растащены, — сетует Галина Митькова. — И тем не менее уже в 1942-м библиотека снова заработала, в очень непростых условиях организовав 21 передвижку с фондом всего-то из полутора тысяч книг.

В 1951-м клинская районка переехала в центр города, а с конца 70-х годов обитает здесь, на улице Красной, 6, на первом этаже обычного жилого дома.

Лет сорок назад, как рассказывают старожилы, в районе насчитывалось свыше сорока библиотек. Увы, но и некоторые окрестные населенные пункты успели исчезнуть: ушли старики, молодые сельчане разъехались. Теперь существует определенный норматив — библиотекарь должен обслуживать пятьсот человек, на тысячу читателей положено два сотрудника. «У нас в селах только четыре библиотеки, где работают по двое, в основном, конечно же, по одному», — признается Ирина Овчинникова. 

Еще раз про любовь

Надежда Николаевна Кондратьева на свой рабочий стаж не выглядит нисколечко, хотя ровно полвека трудится библиотекарем. Сейчас она занимает должность замдиректора МБУК «Клинская ЦБС». А начинала в восемнадцать, в селе Масюгино: девчонка в крепдешиновом платье, на каблучках, — а кругом навоз, грязи по колено, тут нужны резиновые сапоги, как у заслуженных доярок, которым она в рабочий полдень таскала книги на ферму. «Девочка, ты за любовь нам книжку принесла? Вслух почитай», — просили эти простые женщины, многодетные матери, колхозницы... Завороженно слушали «Хмель» Алексея Черкасова, «Судьбу» Петра Проскурина. Будущий диссидент Василий Аксенов тоже тогда был в фаворе у сельских тружеников.

Родилась Надежда в обычной деревенской семье: отец умер рано, мать трудилась на машинно-тракторной станции. В юности девушка мечтала поступить в педагогический институт, да завалила историю. «Мама и говорит: иди в совхозную библиотеку. Там работникам пшеницу дают», — вспоминает Надежда Николаевна, когда-то — Надя, Надюша.

Кривоватая изба, сохранившаяся со старорежимных времен. В обязанности молоденькой библиотекарши входила еще и растопка — за это доплачивали ставку печника, плюс накидывали за уборку помещения. Месячная зарплата получалась 69 рублей с полтиной. «Переписью населения по разнарядке вдобавок занималась, считала домашнюю скотину, измеряла размер стогов», — перечисляет Кондратьева.

Комсомолку и активистку даже избирали депутатом местного совета. Вдоль стены в библиотеке располагались деревянные допотопные полки. Так Надежда Николаевна смогла вне очереди выбить современные, стальные стеллажи — чем до сих пор очень гордится.

— На самом деле многие читать любили. Просто времени у колхозников не было. То сев, то покос, то жатва. Приходит, бывало, ко мне механизатор. Он получку получил и выпил уже по случаю, но книг наберет полную авоську и ни одной не потеряет. Обидится, если я на это намекну, — смеется моя собеседница.

Централизованной закупки литературы тогда не велось. Список составлял сам библиотекарь. Бюджеты на периодику, на журналы с миллионными тиражами, которыми зачитывалась столица, выделяли сельсоветы. Председатели, тертые калачи, пытались схитрить и сэкономить: «А зачем нам в совхозе две «Юности», в Колосове и в Масюгине? Давай выпишем один экземпляр?» Приходилось растолковывать, что между двумя населенными пунктами — девять километров, а потребность огромная. Доказывала до хрипоты, убеждала, что хорошее чтение людям нужно как воздух, что с иной книжкой и коммунизм строится легче.

Еще одна важная статья расходов — серия «В помощь производству». Как увеличить надои. Как сажать свеклу. Как починить трактор. Такие издания пользовались невероятной популярностью. «Но я же не могу советовать то, что сама не читала. И вот тут, конечно, помогал горком партии — присылал лектора с докладом на заданную тему, а тот уже по полочкам раскладывал сельчанам, как и что».

В библиотеке не устраивали застолий и танцев. Для увеселений работал клуб. Книжный храм — место для чтения. «Книга — источник знаний. Любите книгу» — висели на стене знакомые всем призывы. Клубы, библиотеки. Два столпа, ключевые опоры в основании советской сельской культуры.

...К 1975 году, когда в СССР началась реформа, призванная централизовать периферийные библиотеки, Надежда Николаевна переехала в Клин — вышла замуж, родила двоих детей. «Наши трудовые книжки теперь лежали не в сельсоветах, а в центральной районной библиотеке. Я пошла работать методистом, координировала деятельность других библиотек, обучала новых сотрудников».

90-е, лихолетье, Кондратьева вспоминает, скорее, с ностальгией. Да, жилось очень трудно. Но и тяга к знаниям была сумасшедшей. Валом хлынул весь вчерашний дефицит — на вещевых рынках появились огромные книжные развалы. Люди утоляли многолетний голод, сходили с ума по авторам, книги которых раньше не мечтали даже подержать, а сегодня читай — не хочу, только плати.

Действительно, «источники знаний» стоили так дорого, что любить их за свои кровные было весьма накладно — и россияне снова и снова шли в библиотеки. А журналы и газеты с громкими статьями, скандалами, разоблачениями, в читальном зале, честно сказать, вырывали прямо из рук.

Мягкая сила

В 2017 году стартовал проект «Перезагрузка библиотек Подмосковья». Клинская центральная, входящая в одно из десяти пилотных муниципальных образований, превратилась в площадку для интеллектуального досуга.

Больше всего смелых идей привносит сама директор. Нужно улучшать эргономику? Значит, будем! И сотрудники дружно начинают передвигать мебель. «Ирина Викторовна, будучи однажды в Швеции, изучила опыт коллег, загорелась», — делятся секретами подчиненные. В результате нарастили стеллажи, раздвинули библиотечное пространство, полностью открыли для читателей фонды. «Раньше ведь допускали к полкам не всех — объясняют сотрудники. — Какие-то издания лежали на выдаче перед библиотекарем, но в основном книжки от посетителей прятали. Чтобы не воровали — да, существовала такая проблема; и вообще, для порядка и тишины».

Порядок и тишина — вчерашний день. Библиотека стала другой. Проще, доступнее, ближе к человеку. Можно зарыться в новинки. Можно зачитаться любимым автором. Есть специально оформленные уголки, чтобы попить чаю. Обсудить что-нибудь важное, организовать кружки по интересам, сразиться в настольные игры. «У нас живая библиотека, в этом наше главное преимущество», — полагает Ирина Овчинникова.

Те самые люди, которые некогда охотились за дефицитом, теперь приносят собственные книжные накопления — это явление называется буккроссингом. Но, увы, многое из модного в 90-е — книги по сериалам, простенькие детективы и прочий ширпотреб сейчас уже никому не нужны. Бесполезными стали специализированные практические пособия — технологии ушли далеко вперед. Зато по-прежнему в цене классика, собрания сочинений, детские книжки.

«Перезагрузка» требовала от библиотекарей разработки нескольких эксклюзивных программ. «Мы сделали ставку на краеведение, — продолжает Овчинникова. — Так уж совпало, что городу исполнилось 700 лет. Естественно, мы работали прежде всего на этот юбилей». Виртуальный проект назвали «Клин. Travel» — выложили в специальное интернет-приложение двадцать аудиоэкскурсий, включая уникальное программное обеспечение для слабовидящих пользователей. Директор уверена, что «это очень удобно: загрузил программу на смартфон, вышел на маршрут, и наши голоса все сами расскажут».

Еще одно уникальное предложение библиотеки — проект «Культура без границ».

— Регулярно проводим большие литературно-тематические вечеринки, посвященные разным странам: научная часть, лекция, мастер-классы, квесты, концерты... Мероприятие идет практически целый день, обычно по субботам. Народу приходит очень много. — Ирина Овчинникова утверждает, что их разноплановые, внезапно открывшиеся таланты, взялись не только от большого желания блеснуть креативом, просто выживать сегодня библиотекам приходится в жесткой конкуренции. В результате всех новшеств количество посещений клинской библиотеки за последний год увеличилось на 24 процента. Для сотрудников очень важны эти люди. Те, которые здесь уже есть, и те, которые еще придут.

Постоянных читателей библиотеки 8,5 тысячи. Примерно каждый десятый житель Клина. И это только в Центральной, без филиалов в сельских поселениях. А если суммировать, то наберется свыше 50 тысяч человек. «Разумеется, все наши мероприятия мы проводим для повышения тяги к чтению, — говорит Ирина Викторовна. — Хорошо, когда люди выходят заинтересованными и вдохновленными, хотят полнее изучить предмет состоявшейся лекции — страну, произведение, писателя — в этом и есть наша главная цель: используя мягкую силу, заставить взять в руки книгу».

Есть ли будущее у подмосковных библиотек? Ответ на этот вопрос в Клину однозначный: вот оно, через дорогу. В Центральной детской библиотеке имени Аркадия Гайдара, тоже никогда не пустующей, стоит шум и гам. В отличие от нас, взрослых, которым много лет назад строго объяснили, что книга требует тишины, нынешнее подрастающее поколение ведет себя в священных стенах совершенно свободно.

— В детскую библиотеку нельзя не влюбиться, я сама отработала в ней двадцать лет. Но воздействовать на взрослых, если честно, гораздо сложнее, — поясняет Ирина Овчинникова. — Ребенка можно привести за руку, с вами же такой номер не пройдет. И надо постоянно удерживать высокую планку, не терять доверие, чтобы к нам захотелось вернуться. А это постоянный поиск: темы, личности, идеи...

Директор не скрывает, что ждет перемен — тем более, на декабрьском заседании Совета по культуре и искусству за них высказался сам Владимир Путин: речь идет о развитии сети региональных, особенно муниципальных, библиотек, комплектации их новинками книжного рынка. «Вот прошла книжная ярмарка, там ярко прозвучала какая-то книга, и все хотят получить ее сейчас, а не когда-нибудь потом,  — объясняет Ирина Викторовна. — Но пока мы выставим наш запрос на аукцион, пройдет столько времени, что книга исчезнет, тираж разойдется. Это сильно тормозит удовлетворение читательского спроса, обязательно нужно что-то делать — ведь люди хотят читать, и читать именно новинки».


Скрипка и немножко нервно

В декабре депутаты комитета Госдумы по культуре во главе со своим председателем Еленой Ямпольской закончили работу над поправками к ФЗ-44, так называемому «закону о госзакупках», и внесли документ на рассмотрение нижней палаты. Когда изменения будут приняты, процесс приобретения товаров и услуг в культурной сфере существенно упростится. В том числе библиотекам станет проще закупать литературу.

Госзакупки в сфере культуры, проводимые согласно ФЗ-44, до сего времени действительно являлись процессом нервным, парадоксальным и зачастую нелепым. Необходимость проведения конкурсных процедур даже на копеечную сумму выхолащивает саму суть идеи рачительного хозяйствования. Не говоря уже о том, что победа в торгах в Подмосковье поставщика, к примеру, из Северодвинска, предложившего цену на пять рублей меньше, вызывает чувство отнюдь не восхищения размерами нашей страны. На практике получается, что дальнейшее взаимодействие не приносит нам ничего, кроме неудобств и раздражения. Впрочем, то же самое, очевидно, может сказать и какой-нибудь хозяйствующий субъект Северодвинска, если в его конкурсе неожиданно выиграет подмосковный поставщик.

В этом смысле любое законодательное расширение возможностей заключения контракта с единственным поставщиком — как глоток свежего воздуха. Особенно для небольших учреждений культуры, которые и так мучаются со своими мелкими закупками, а их еще и добивают непомерными требованиями к оформлению. Закупка на грош, а документов на килограмм! Вот ведь парадокс: при всеобщем стремлении к электронному документообороту почему-то никто не собирается отменять круговорот бумаги между министерствами и ведомствами. То есть мало того, что ты должен отсканировать килограмм документов и загрузить их в электронную систему, так нужно еще и взвалить не себя все это бумажное великолепие, чтобы доставить его адресату физически. Разумеется, все дико боятся «нецелевого расходования» бюджетных средств, а потому страхуются этой кипой бумажек.

Еще один парадокс современности: планировать надо на три года вперед, при том что никто не знает, что будет завтра. А когда речь идет о субсидиях, то нам и целого года мало. Обязательно их освоение нужно провести сугубо в авральном режиме, в декабре. И то, что разработанный профильным думским комитетом законопроект, по крайней мере, избавит учреждения культуры от необходимости составлять план закупок на три года, уже благо. Ведь даже библиотеки у нас становятся культурно-досуговыми центрами, а для них план мероприятий является живым документом на горизонте максимум одного года.

Другие изменения, предлагаемые декабрьскими поправками к ФЗ-44, может быть, в меньшей степени касаются библиотек, но тем не менее тоже близки и понятны. Ведь ясно же, что закупка скрипки для симфонического оркестра — это не приобретение карандаша. И потому процедура должна стать чуть более разумной. И немножко менее нервной.

Андрей НИКИТИН, директор библиотеки им. И.Ф. Горбунова,  Ивантеевка



Фото на анонсе: Петр Ковалев/Интерпресс/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел