Эй, пират, готовься к бою!

18.10.2018

Августин СЕВЕРИН

Вдохновение все еще не продается, однако рукописи, фильмы, музыка могут приносить авторам куда больший доход, чем это происходит сейчас. Мешают интернет-пираты. О том, что государство и бизнес им противопоставят, говорили на этой неделе в Госдуме. Комитеты нижней палаты парламента по культуре и информационной политике провели круглый стол, посвященный совершенствованию законодательных механизмов борьбы с нелегальным контентом. К участию были приглашены правообладатели, представители федеральных органов исполнительной власти, отраслевых объединений, телеканалов, операторов связи, специалисты и эксперты в области кинематографии, книжного дела, музыкальной индустрии, интернет-технологий.

Фото: duma.gov.ru

— Последние пять лет внесли существенный вклад в защиту интеллектуальной собственности в Российской Федерации и в законодательной области, и в области правоприменения, — отметила, открывая заседание, председатель комитета по культуре Елена Ямпольская. — Но в мире есть две неумолимые вещи: первая — это алчность отдельных представителей рода человеческого, которым всегда хочется нажиться за чужой счет, вторая — развитие технологий. Поэтому борьба с пиратством превращается в бег наперегонки.

Кроме того, Ямпольская отметила, что на разворовывание интеллектуальной собственности нельзя смотреть сквозь пальцы, даже несмотря на то, что искоренить пиратство как явление не удалось: «Я абсолютно убеждена, что мы должны с системной настойчивостью топить все пиратские интернет-корабли и загонять этих разбойников в самые глухие ущелья, в самые дикие бухты, где сама их деятельность станет бессмысленной, прежде всего, для них самих».

Глава комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин привел несколько примеров успешного применения принятых в последние годы нормативных документов. Так, следствием вступления в силу в октябре прошлого года поправок, упростивших порядок блокировки так называемых «зеркал» пиратских ресурсов, стало то, что сегодня после закрытия десятка таких сайтов открывается только два новых. Ежедневно Министерством связи блокируются от 10 до 40 таких площадок. Один из результатов — за год выручка обычных кинотеатров выросла на 25 процентов. Работа продолжается: сейчас готовятся ко второму чтению законопроекты, которые должны будут воспрепятствовать распространению нелегального визуального контента с помощью мобильных приложений. Тем не менее проблемы остаются, и интернет — именно та область, где правообладатели несут наибольшие убытки. Первая и, как показала дискуссия, серьезнейшая трудность — это отсутствие механизмов регулирования работы поисковых систем, благодаря которым на пиратские ресурсы попадает до 90 процентов пользователей. Об этом говорили все участники обсуждения. В связи с этим парламентарии предложили законодательно закрепить операторов поисковиков удалять из результатов поисков ресурсы, распространяющие не принадлежащий им контент. До принятия соответствующих поправок в законодательство крупнейший поисковый сервис России «Яндекс», к которому у правообладателей на сегодняшний день больше всего претензий, обязался подписать меморандум, регулирующий взаимоотношения с ними в области борьбы с пиратством. Так как проблемы с блокировкой нелегальных сайтов нередко возникают в связи с невозможностью установить их владельцев, то депутаты решили, что лучшее решение проблемы — досудебная блокировка «пиратов» по заявлению правообладателя. Также было высказано предложение сократить срок, в течение которого должен быть удален пиратский контент, с семи до трех дней.

— Очевидно, что есть еще несколько правовых пробелов, которые нужно заполнить, — сказала, завершая заседание, Елена Ямпольская. — Разумеется, мы будем следить, теперь уже, наверное, чуть ли не в режиме ежедневного онлайн-мониторинга за подписанием меморандума.


Сергей Сельянов, председатель правления Ассоциации продюсеров кино и телевидения, директор компании СТВ:

Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС— Мы предлагаем досудебную блокировку ссылок по запросу правообладателя. «Яндекс» настаивает на необходимости верификации правообладателя, хотя в соответствии с Гражданским кодексом она не нужна. Тем не менее мы готовы к определенным компромиссам в этой области, ведем переговоры, но взаимопонимания пока не находим. Микроклимат в стране и в профессиональном сообществе существенно изменился, и сейчас уже никто не спорит с тем, что пиратство недопустимо. Вообще, интеллектуальная собственность — это основа развития мира.

Обычно, когда говоришь о пиратстве, просят привести примеры убытков. Лет семь назад на легальном YouTube канале телекомпании СТВ мы выложили фильмы «Брат» и «Брат 2» в улучшенном качестве. Результат — около 10 миллионов просмотров. Эксперты оценивают долю пиратов на рынке в 90 процентов, то есть цифру следует увеличить в 10 раз, а значит, количество всех просмотров можно оценить в 100 миллионов. Если поставить цену в один рубль за просмотр, то выйдет, что мы недополучили 90 миллионов рублей. Это лишь одна картина. Да, она популярная, коллекционная, но ведь и речь идет только о нашем ресурсе.

Благодаря Роскомнадзору, мы научились бороться с этим явлением при выходе крупных релизов. Таких случаев, чтобы большой российский блокбастер сильно «распиратили» в момент выхода, в последнее время нет. Но это ручная работа, рассчитанная максимум на два десятка фильмов в год. Мы тратим на это деньги, нас обслуживают профильные компании по поиску и уничтожению пиратских версий. Исключение составляют экранные копии, так называемые «тряпки». Камкординг, то есть воровская съемка в кинотеатрах, в результате которой и получаются «тряпки», в последнее время получил широкое распространение. Еще пять лет назад на это никто не обращал внимания, даже правообладатели. Потом, видимо, благодаря развитию технических средств, появлению невероятных способов видеофиксации, «тряпки» стали появляться на рынке в огромном количестве. Закон о камкординге необходим, за это должно быть предусмотрено если не уголовное, то административное наказание. Чтобы кинотеатры могли с этим бороться, проблема должна получить законодательное оформление. В основе нашей стратегии лежит отказ от преследования пользователя, которое, кстати, практикуется во многих других странах мира. Камкординг — исключение, но это уже другой вид преступления, за это нужно ловить и наказывать. Я не брал бы у них денег, не отбирал телефоны, а отправлял бы на общественные работы. Можно на наших съемочных площадках.


Андрей Бусаргин, руководитель департамента инновационной защиты бренда и интеллектуальной собственности Group-IB:

— Исторически схема работы пиратов была такой: существовали онлайн-кинотеатры с собственной довольно обширной базой контента, которую они самостоятельно собирали, заливали в Сеть, но хранили ее на чужой инфраструктуре, это были социальные сети, видеохостинги, как легальные, так и созданные для пиратских целей. Со временем мы научились довольно быстро блокировать пиратов, и им пришлось учиться быстро переезжать на новые доменные имена, чтобы, если их заблокируют по закону «о зеркалах», без промедлений переместиться на новый домен. В результате через какое-то время на рынок пришел B2B-сервис, своего рода «пираты 2.0», которые готовы были предложить всю инфраструктуру «под ключ». Они себя называют CDN-сервисами, в классическом понимании — это географически распределенная инфраструктура доставки контента, позволяющая пользователям из Томска, Амстердама, Москвы посмотреть контент в HD-качестве очень быстро и без тормозов. Пиратский CDN дает не только инфраструктуру, но и контент, для этого они создают собственные базы, в некоторых около 35 тысяч наименований, а, например, сервис «Йохохо» имеет базу в 550 тысяч наименований. Третье, что они дают пирату, — деньги, это самое главное. Пират размещает у себя код CDN-сервиса и получает 0,7 доллара за каждую тысячу просмотров.

Наконец, казино и букмекеры — это люди, у которых много денег, но нет трафика. И тут три сущности слились воедино — пираты, деятельность которых нелегальна, онлайн-казино, реклама которых в России запрещена, и пиратские CDN. Последние размещают рекламу казино просто потому, что те платят больше всех.

Итак, три кита, на которых стоит пиратство, — это контент, трафик и монетизация.

По нашим данным, более 90 процентов трафика на пиратские ресурсы приходит с поисковиков и из социальных сетей. Для некоторых сайтов, которые специализируются на поиске, это 95 процентов.

Чтобы создать пиратский ресурс, нужно всего 10 минут: вы регистрируете домен, покупаете хостинг, сразу подключается пиратский сервис, на нем тут же появляется реклама и идет трафик. Мы показывали это на нашем мастер-классе, создали сайт, и на него сразу же пошел трафик. То есть любой студент, школьник, понимая, что никакой ответственности нет, не нужно программировать, все за тебя сделает.

Мы предлагаем возбуждать уголовные дела, по результатам которых преступникам будут давать реальные сроки. Это работает в области киберпреступности: в сфере хакеров, организаторов DDoS-атак, работников других подобных индустрий. Такая угроза заставит пиратов переключиться на другие области деятельности: займутся порноконтентом, спамом, но желающих будет гораздо меньше.

Нужно бить по всем игрокам пиратской индустрии: по онлайн-казино, по CDN-сервисам (правда, сейчас все они уехали в Европу, многие — в Амстердам), третье — сами пираты: можно найти домены, сайты и привлечь владельцев к ответственности. Сейчас все они вольготно живут, получают большие деньги и не несут никакой ответственности.


Леонид Агронов, генеральный директор НП «Национальная федерация музыкальной индустрии»:

— Все, сказанное о кино, полностью относится и к музыкальной индустрии, но в силу того, что музыка как контент весит намного меньше, «пиратят» ее в гораздо больших масштабах. Да и потребляется она намного активнее: кино смотрят раз-другой, фанаты — пять раз, а один-единственный трек Филиппа Киркорова «Цвет настроения — синий» заслушан уже до миллиарда раз. Проблемы схожи с «первым уикендом» в кино: релиз делается в четверг или пятницу, и четыре дня решают, по большому счету, окупятся ли вложения продюсеров в студии, в музыкантов, в создание этой музыки, или нет. И для нас так же важно сокращение срока, в течение которого мы сможем заблокировать на пиратских сайтах новый хит. Слава Богу, что сегодня структура легального распространения музыки достаточно хорошо развита. Не могу не упомянуть, например, «ВКонтакте», который сегодня распространяет музыку легально. Это значит, что авторы, композиторы, правообладатели, а это и Apple, и Google, и многие другие, получат вознаграждение.

Тем не менее существует проблема, которая актуальна и для кино- и для музыкальной индустрии. Это так называемые UGC-сайты, платформы, на которые контент загружают сами пользователи. Эти сайты наносят колоссальный вред из-за того, что там пирату не нужно тратиться на создание контента — пользователи сами загружают туда файлы со своего компьютера. Один из примеров — это торрент-трекеры, но я хотел бы привести пример, который важен для музыки. Самым популярным сайтом такого типа является YouTube. Я вынужден констатировать, что он, с точки зрения авторов и композиторов, — пиратский ресурс. Мало того, если для иностранных композиторов проблема решается, то для российских авторов это практически невозможно: локальные офисы YouTube контракты не подписывают, а съездить в США и провести там полгода ради подписания соглашения о получении авторского вознаграждения готов не всякий.


Андрей Кричевский, генеральный директор Общероссийской общественной организации «Общество по коллективному управлению смежными правами «Всероссийская организация интеллектуальной собственности»:

Фото: Виталий Невар/ТАСС— Должен согласиться с тем, что YouTube — достаточно странный ресурс и работает специфически, но он платит. Действительно, не всем, и заключить с ними договор довольно сложно. При этом существует кардинальное отличие отношения к этому вопросу у компаний Google и «Яндекс». Google хочет заплатить, но всегда предпринимает меры по затягиванию процесса. При должном давлении, при убедительности применяемых мер все происходит. А компания «Яндекс», имея все технические ресурсы и хорошую коммуникацию с правообладателями, даже не пытается реализовать удаление пиратских ссылок из своей выдачи. Для меня единственное логическое объяснение с точки зрения технологий — это отсутствие систематизированной информации о том, что кому принадлежит, кто имеет право на распространение того или иного произведения, но это — решаемая проблема. Связывать эту ситуацию с принятием закона странно: мне кажется, здесь достаточно доброй воли и заботы о репутации для того, чтобы договориться с правообладателями, благо они на сегодняшний день прекрасно организованы и в музыкальной сфере, и в киноиндустрии, и мы активно действуем.

Кроме того, думаю, стоит разработать бизнес-модель для работы с пиратскими сайтами, ибо от пирата до легального ресурса всего лишь один шаг — это прекращение нарушения законодательства. Закон — это только побуждение к действию, поэтому самое важное в сложившейся ситуации — это создание антипиратского реестра, в который бы вносилась информация о том, где и какие произведения доступны легально; соответственно, ресурсы, которые в нем отсутствуют, но распространяют, например, музыку или фильмы, защищенные авторским правом, — незаконны. В целом сегодня правят технологии, и если не придумать технологического решения, закон не поможет.


Михаил Платов, заместитель генерального директора ivi.ru:

— Вся наша монетизация идет в цифровой среде, большую часть денег мы отдаем правообладателям, могли бы увеличить сумму выплат десятикратно, если бы проблема была решена. Мы говорим про поисковики, потому что 80 процентов трафика пиратов доставляют именно они. А про «Яндекс» мы говорим, потому что на его долю приходится 80 процентов от этой цифры. Со временем ситуация становится только хуже: еще весной выдача от «Яндекс» на наш легальный ресурс была 18 процентов, от Google — 82, сейчас это соотношение составляет 10 на 90. Мы закрываем пиратские сайты, а пиратство не уменьшается. Происходит это потому, что мелкие и средние пираты резко поднимаются в поисковой выдаче, их доля в «Яндекс» на сегодня составляет 95–99 процентов. Мы теряем в выдаче от «Яндекс» в силу совершенно определенной причины: когда у нас появляется эксклюзивный контент, в Google мы показываемся на первой позиции, а у отечественного поисковика — на пятой странице, до этого — 500 пиратов. Получается, Google умеет сортировать сайты на пиратские и легальные, а «Яндекс» нет? Это лукавство, потому что после суда с «Газпром-медиа» поисковик на следующий же день удалил всю пиратскую выдачу контента телекомпаний холдинга.


Леонид Савков, коммерческий директор компании «Яндекс»:

— Мы выступаем против пиратства, и зачастую не только как поисковик, но и как правообладатель — сравнительно недавно мы получили эксклюзивные права на трансляцию спортивных передач. Важно, что эта проблема нас заботит, и мы можем вместе ее решить.

Если конкретнее, то на протяжении последних двух месяцев мы обсуждаем меморандум, который может стать первым шагом к полноценному решению. Мы едины во мнении, что нам нужен закон, именно он поможет полностью решить стоящую перед нами задачу. Но пока он не будет принят, нам нужно двигаться вперед. Для этого и необходим меморандум, который будет применим ко всем участникам процесса: поисковикам, соцсетям, видеохостингам. Второй важный момент в борьбе с пиратством — это прозрачность. Только это позволит отстоять интересы одних, не ущемив других.


Иллюстрация на анонсе: Виталий Подвицкий


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть