Пропавшие в Сети

30.11.2017

Татьяна МЕДВЕДЕВА

Фото: PHOTOXPRESSСовет безопасности России предложил ввести обязательную идентификацию пользователей социальных сетей и онлайн-игр. Переписать придется едва ли не треть населения страны, считают эксперты, так что процесс растянется на месяцы. А пока количество пользователей, зависимых от компьютера, ноутбука и смартфона и воспринимающих информацию все менее критично, продолжает расти, многие почти не соотносят себя с реальной жизнью. Особенно часто жертвами безобидных, на первый взгляд, игрушек становятся подростки, часами просиживающие перед монитором. О том, что делать, если ваш ребенок — геймер, и как побороть компьютерную зависимость, «Культуре» рассказала известный психолог Анетта Орлова.

культура: Родители часто жалуются, что их дети буквально не вылезают из компьютерных игр. В чем причина этой зависимости?
Фото: Вадим Тараканов/ТАССОрлова: Во время игры в мозг выбрасывается гормон удовольствия — эндорфин. Ребенок впадает практически в трансовое состояние. Виртуальный мир становится для него настолько ярким, что все остальное, предлагаемое обычной жизнью, перестает вызывать интерес. Особо популярны у ребят так называемые сетевые игры, где участвуют несколько человек. Чем они притягательны? Подросток попадает в пространство, где безо всяких усилий может чувствовать себя сверхэффективно, у него все получается, он — сильный и всемогущий. Когда же он возвращается в реальность, где есть обязательства, школа, уроки, родители с их требованиями, то сталкивается с зоной неэффективности. Таким образом, виртуальный мир превращается в «убежище», где ребенок укрывается от настоящих проблем. Игра становится способом снизить тревогу, переключиться, самореализоваться.

культура: Кто склонен к такой зависимости?
Орлова: В зоне риска подростки, испытывающие сложности в общении со сверстниками, а также те, кто не чувствует контакта с родителями. Подростковый период достаточно трудный. Этот этап — начало взросления. Наступает момент, когда советы старших перестают быть для ребенка авторитетными. Ключевым и важным для них становится мнение сверстников. Если нет дружбы и общения с ровесниками, то подросток замыкается в себе. Те, у кого мало живых контактов и недостаточно интересов, особо подвержены компьютерной зависимости. Такие ребята не чувствуют себя довольными, не ощущают собственных способностей, не получают от внешнего мира подтверждений в своей силе. Обычно они не занимаются спортом. У них есть претензии к своей физической форме, внешности. А ведь именно физическая нагрузка позволяет человеку чувствовать себя уверенным. К тому же, она способствует выработке эндорфина. В процессе занятий спортом подросток чувствует, что он что-то может. Ощущение «я могу», «у меня получается» — очень важно для молодого человека. Появляется вера в свои силы, внутренняя гармония. В жизни ребенка становится больше порядка, меньше хаоса. Все это — формирует иммунитет к зависимому поведению.

Очень важно, чтобы родители понимали, что порой сами подталкивают ребенка к злоупотреблению компьютером, когда вместо того, чтобы поговорить с ним или пойти погулять, подсовывают ему какие-то мультики и фильмы, лишь бы он оставил их в покое. Ноутбук, айпад или айфон становятся источником удовольствия. Постепенно ребенок начинает ассоциировать комфорт и приятное времяпрепровождение исключительно с гаджетами. Кроме того, родители должны подавать пример собственным поведением. Любой ребенок учится не через слова, а имитируя действия других людей. Можно сколько угодно говорить о вреде гаджетов, но если ребенок видит, как вы сами часами сидите в телефоне, результата не будет. Вместо этого возникнут двойные стандарты, на которые подросток в праве обидеться.

культура: Что делать, если зависимость уже сформировалась. Как помочь подростку ее преодолеть?
Орлова: Любая зависимость очень плохо лечится. Поэтому не стоит запрещать компьютерные игры сразу. Действовать нужно аккуратно и осторожно. Если вы будете резко выдергивать ребенка из виртуального мира, то он может обозлиться. Иногда развиваются очень серьезные формы агрессии. Лишившись компьютера, подросток испытывает такое состояние дискомфорта, что может совершить непоправимые поступки. Это действительно очень деликатный возраст. Он требует терпения и уважения. В любом случае с ребенком надо говорить, устанавливать контакт, признавать проблему, а потом пошагово из нее выходить точно так же, как действуют с алкоголиками и наркоманами. Опыт показывает, что, скорее всего, придется обратиться к психологу. Бывает, нужна и помощь психиатра. Однако лучше не доводить ситуацию до крайней точки. Когда в 13–14 лет ребенок перестает следить за собой, с трудом посещает школу, а все свободное время проводит у компьютера, зависая в сетевой игре, это, действительно очень тяжелая форма зависимости.

культура: Были ли на Вашей памяти действительно страшные случаи?
Орлова: Родители решили покончить с зависимостью ребенка и просто выкинули ноутбук. Так мальчик подождал, пока они уснули, и убил их. Потому что находился уже в неадекватном состоянии. Учтите, что чем больше ребенок проводит у компьютера, тем сильнее у него формируется ощущение, что виртуальный мир и есть настоящая жизнь, а наша реальность — всего лишь игра.

Особую опасность представляют агрессивные игры. Подросток видит: в убийстве нет ничего страшного и непоправимого, ведь жизнь можно купить, а героя создать заново. Ценность жизни для ребенка размывается. В результате он может стать опасным как для себя, так и для окружающих.

культура: Много ли людей сейчас обращаются с проблемой компьютерной зависимости?
Орлова: Да. И все же пока общество не до конца осознало масштаб бедствия. Часто родители думают: когда ребенок увлечен компьютером, то не отнимает внимание и время, с ним не надо заниматься. Им кажется, если ребенок не на улице, а сидит дома, то он в безопасности, но это не так. На самом-то деле игромания — не меньшее зло, чем наркотики и алкоголь. Эта тяжелая нехимическая зависимость приводит к тому, что человек постепенно превращается в социопата, не может адаптироваться в обществе. Если человек долгое время сидит безвылазно за компьютером, либо ложится на диван и ничего не хочет делать, надо бить тревогу и обращаться к специалисту.

культура: Знаю благополучную семью, где уже взрослый молодой человек, живущий отдельно от родителей в собственной квартире, целыми днями зависает в онлайн-играх. Таким людям как-то можно помочь или лучше не вмешиваться?
Орлова: Нужно понимать, что перед нами уже сложившийся человек с собственной личностной организацией. Можно попытаться вдохновить на изменения, поддерживать, но изменить вопреки его решению и желанию невозможно. Пока он сам не почувствует, что такой образ жизни разрушителен, и не захочет избавиться от зависимости, помочь ему практически невозможно. Дело в том, что такой молодой человек словно застрял в подростковом периоде. Бывает, что геймеры женятся, рожают детей, которых опять же содержат бабушка с дедушкой. Конечно, родители могут не брать на себя ответственности перед его семьей, но последствия могут оказаться еще более разрушительными.

Действовать нужно аккуратно, дать человеку понять, что прежняя стратегия неэффективна, но выбор и решение остаются за ним. Порой это срабатывает. Если же зависимость вошла в тяжелую форму, то придется обратиться к специалистам. Но опять же, врачи смогут помочь только в том случае, если человек осознает, что игромания — это проблема, и он хочет с ней бороться. Изменить взрослого человека невозможно. Измениться может только он сам.

культура: Современного человека невозможно представить без телефона, ноутбука. Насколько это опасно для психического и физического здоровья?
Орлова: Зависимость от гаджетов, когда мы все время смотрим на экран, приводит к постоянному напряжению, которое испытывает кора головного мозга. Это очень сильная нагрузка. Мозг мало отдыхает. Айфоны постоянно выдают сигналы, которые включают внимание человека: кто-то поставил лайк, кто-то написал комментарий, тебя похвалили и заметили. В итоге у людей развивается демонстративное поведение. Часть людей все время размещают контент, ждут, когда их оценят, иногда провоцируют и эпатируют. У них возникает невроз навязчивых состояний — постоянный просмотр приложений в соцсетях. Что нового, где новый лайк, новый комментарий, новый подписчик? Другая группа становится подглядывающими за чужой жизнью людьми, они все время рассматривают картинки знакомых и незнакомых, завидуют их успеху, обрастают комплексами и отказываются, таким образом, от своей силы и своих достоинств.

культура: Как обрести душевное равновесие человеку, страдающему от информационных перегрузок?
Орлова: В первую очередь нужно разобраться, какие ценности — настоящие и значимые, а какие мнимые, мимолетные, кем-то навязанные. Жить реальной, а не виртуальной жизнью. Отдыхать от гаджетов. Обязательно выделить время для общения с природой, встречи с друзьями и близкими. Важно высыпаться. Потому что если человек плохо спит, то постоянно напрягается. Многим людям помогает молитва или медитация. И, конечно, надо находиться «здесь и сейчас», жить реальными проектами, делать то, что нравится, ставить цели и достигать их.


Фото на анонсе: Евгений Биятов/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть