Наставник на путь истинный

02.11.2017

Августин СЕВЕРИН

Классический сюжет советского кино — мастер, объясняющий новичку азы профессии, — скоро может шагнуть с экранов в жизнь. Созданная в начале года организация «Объединение наставников» готовит пакет нормативно-правовых документов по развитию нового общественного института, а точнее — возрождению уже забытой практики системной передачи опыта. 

Инициатива уже получила поддержку правительства. Объединение было презентовано на прошедшем в октябре Всемирном фестивале молодежи и студентов, оно сотрудничает с профильными министерствами, профсоюзными организациями. О реализации идеи «Культуре» рассказал директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС при президенте, председатель правления российского «Объединения наставников» Николай КАЛМЫКОВ.

культура: О Вашем проекте много говорили в Сочи, в ходе Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Какие страны присоединились к обсуждению?
Фото: Сергей Фадеичев/ТАССКалмыков: Непосредственно в самой дискуссии о наставничестве приняли участие представители России, Индии и Бразилии, а стать частью движения изъявили желание Латвия, Эстония, Армения, Белоруссия и другие страны.

В первую очередь были рассмотрены различные подходы к менторству в России и странах БРИКС, а также освещены вопросы роли и значимости наставников в жизни каждого из нас. После председатель Молодежного совета ЮНЕСКО по вопросам медиа Варун Джавери рассказал о роли наставников в своей жизни, пояснив, что подход к их подбору должен быть индивидуальным. А член индийского национального комитета Фонда Think India Сияш Панде говорил о двух традиционных составляющих наставничества в Индии: лидерство и взаимоотношения между учителем и учеником. Он отметил особую важность того, чтобы наставник следовал целям своего ученика, а не своим личным интересам. Представитель молодежного крыла Бразильской рабочей партии Артур Мелло на личном примере объяснил разницу между двумя системами наставничества в Гонконге и Бразилии.

культура: Каких результатов удалось достичь?
Калмыков: Была обозначена необходимость подготовки соглашения о создании единой системы наставничества в странах БРИКС и среди соотечественников. В настоящий момент идут переговоры и работа над документом.

культура: А что подтолкнуло Вас к созданию «Объединения наставников»?
Калмыков: Говорили о возрождении этого института давно, причем на самом высоком уровне. Людям, которые хотят расти, развиваться, нужны определенные ориентиры, дополнительное внимание и поддержка. Кроме того, важно выстраивать гармоничные отношения между поколениями.

Непосредственным толчком к созданию организации послужили результаты проведенных нами социологических исследований. Мы опрашивали молодежь о самореализации и увидели, что у тех, кто только начинает свой путь, есть проблемы с определением траектории своего будущего.

Опираясь на результаты этой работы, мы презентовали Дмитрию Медведеву идею наставничества. Премьер дал поручение проработать вопрос создания такой системы на федеральном уровне.

культура: Расскажите о том, что удалось выяснить в ходе исследования.
Калмыков: Результаты таковы: 56 процентов молодых специалистов покидают первое место работы в течение шести месяцев — и не потому, что им там не нравится, а из-за того, что не проводится работа по их адаптации. И это не все: еще через шесть месяцев уходят 24 процента сотрудников, то есть в итоге мы теряем 80 процентов из тех, кто мог бы состояться в профессии.

Есть и еще один аспект: почти половина опрошенных хотела бы создать, при тех или иных условиях, бизнес, собственное предприятие. В качестве одного из основных препятствий на пути к этому молодые люди называли непонимание того, как сделать первый шаг, хотя планы и идеи у людей есть. Именно на этом этапе помощь наставника может сыграть решающую роль: он где-то поддержит, где-то даст ценный совет, где-то покритикует.

Другую проблему мы выявили, когда изучали корпоративную культуру в госсекторе. Оказалось, что молодым чиновникам нужны «герои», «личности-символы», на которых можно было бы ориентироваться. Таких примеров почти нет.

культура: Вернемся к Фестивалю молодежи и студентов. Планируют ли молодые люди из-за границы создавать проекты, аналогичные «Объединению наставников»?
Калмыков: Все, принявшие участие в нашей дискуссии, заинтересованы в развитии и поддержке системы наставничества в своей стране. Открывать такие же проекты они вряд ли будут. Поддерживать и популяризировать нашу деятельность — да, они готовы. Где-то практики менторства уже активно реализуются, где-то только начинают. В каждом государстве своя специфика и свой подход, но цель остается одна — взращивание новых кадров, обладающих как высокими профессиональными навыками, так и моральными качествами.

культура: На чем Вы сосредоточились сегодня в первую очередь?
Калмыков: Один из важнейших элементов работы — это развитие созданной нами единой площадки, сайта nastavniki.com. Очень важно — .com, а не .ru: мы хотим работать еще и с соотечественниками за рубежом.

Пользователи, приходя на сайт, регистрируясь, оставляя информацию о себе, получают доступ — и все участники видят портфолио молодых специалистов. Информация есть и о наставнике: какова сфера его деятельности, кому оказал и готов оказывать помощь; и о наставляемом: с кем стажировался, над какими проектами работает.

Кроме того, нужно выделить задачи в юридическом поле. Одним из важнейших пунктов является признание статуса наставника не только в разрозненных документах, как это сейчас происходит, а более системно. Эту тему мы подняли с коллегами из профильных министерств, с представителями профсоюзного сообщества и бизнеса. Сейчас мы предлагаем работодателю и трудовому коллективу поддержать сотрудника, выдвигающего свою кандидатуру в качестве наставника.

Статус не обязательно должен гарантировать материально-финансовое обеспечение, но для работодателя это может явиться основанием для дальнейшего начисления премий и для выстраивания внутренней системы мотивации.

культура: Как вообще должен быть оформлен статус наставника?
Калмыков: Мы понимаем, что для продвижения нашей инициативы необходимы нормативно-правовые документы, какие именно — покажет время. Наш проект был презентован, напомню, председателю правительства, с ним знакомы и парламентарии. Мы ожидаем реакции депутатского корпуса и надеемся, что ими идея будет поддержана. Что касается исполнительной власти, то по нашей инициативе были даны поручения Министерству образования, Министерству труда, сейчас ведутся консультации с Министерством экономики.

культура: Какие формы менторства развиты на Западе?
Калмыков: Да, наставничество на Западе реализовано в разных видах, самый распространенный — на базе университетов и бизнес-школ. Есть и другая ситуация, когда наставниками друг для друга становятся близкие по профессиональному уровню люди, они фактически обмениваются опытом. Отдельного упоминания заслуживает «прикрепление» специалистов — это отличный вариант для государственных служащих. Сейчас многие ездят в командировки, происходит взаимодействие между чиновниками разных стран. Такой вариант менторства практикуют управленческие школы, университеты, готовящие специалистов для госструктур и для бизнеса.

культура: Вы считаете, что материальная поддержка наставников необязательна? Чем их в таком случае мотивировать?
Калмыков: Есть очень простой набор мотиваций. Первое — это кадры. Человек получает доступ к большой базе данных потенциальных сотрудников. Второе — это проекты, в которые можно инвестировать — не только финансово, но и социально. Третье — это история, связанная с публичной репутацией наставника. И социальная ответственность перед предыдущими поколениями. В конце концов, когда ты всего добился, тебе нужно передать свой опыт другим. Это вызов. Зачастую, после того как герой уже пришел к успеху, ему нужны другие горизонты. В общем, все по «пирамиде Маслоу».

культура: Выходит, наставничество — своего рода дополнительная нагрузка, которая в дальнейшем должна принести разные материальные и нематериальные дивиденды?
Калмыков: Отчасти да. Мы хотим разделить два сюжета: одна история — когда наставник занимается благотворительной деятельностью, это добровольчество. Но возможна и постоянная работа. Во втором случае ментор должен соответствовать определенным требованиям. Он обязан понимать, на каких принципах базируется его деятельность, какими методическими правилами ему нужно руководствоваться. Если человек получил образование в сфере социального обслуживания, то это вовсе не является гарантией того, что он в полной мере осознает, каковы функции наставничества в этой области. Зачастую не каждый медработник, который осуществляет сопровождение инвалида, может до конца понимать, что его труд должен включать в себя еще и наставнические элементы. А если человек не соответствует требованиям по знаниям, по компетенции, по образованию, то ему опасно доверять. Если вы будете организовывать наставничество для сирот, покинувших детский дом, то это одно, а когда мы говорим про несовершеннолетних ребят, которые вышли из тюрьмы, — совсем другое.

Кстати, люди, освобожденные из мест заключения, — отдельная тема. Они достойны приличной жизни, но вписаться в общество после тюрьмы трудно, здесь нужна помощь профессионала. Обычный специалист из центра социальной поддержки молодежи не всегда осознает, каково было провести 3–5 лет за решеткой. Не понимая специфики, невозможно наладить полноценный контакт с наставляемым. Поэтому я думаю, что нужно рассмотреть возможность подготовки стандартов, в том числе узкопрофессиональных.

культура: Что нужно сделать, чтобы присоединиться к вам в качестве наставляемого?
Калмыков: Процедура проста — сначала надо подать заявку (сейчас это можно сделать по электронной почте, в конце октября — начале ноября на сайте появится специальная форма). Затем она рассматривается, после чего предложенный проект передается наставнику, который потенциально подходит для ведения направления. Кстати, это не всегда непосредственно та сфера, в которой он добился заметных результатов. Например, Андрей Кончаловский, согласившись стать наставником, предупредил, что ему интересны люди, которые занимаются исследованиями общества, в первую очередь — социологи. Он готов поделиться своим опытом, и это очень ценно.

культура: Вы ищете наставников или они появляются сами?
Калмыков: И то, и другое. Сегодня направили предложения о включении в систему наставничества всем губернаторам, и некоторые уже начали реагировать. Например, руководители Астраханской и Магаданской областей. Один из интересных примеров — министр экономики Камчатки Дмитрий Коростелев, он сам связался с нами через Инстаграм, потому что ему эта тема оказалась очень близкой. К нам добавился член Общественной палаты Артем Метелев, замгендиректора Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок Владек Дарман также подтвердил свое участие в проекте. Эти люди — из самых разных областей. Если, например, говорить про сферу культуры, то сотрудничать с нами готовы генеральный директор национальной театральной премии и фестиваля «Золотая маска» Мария Ревякина, председатель правления киностудии «Союзмультфильм» Юлиана Слащева.

Наставников должно быть не сотня, не две и не три — нужны тысячи людей, которые достигли успеха в своей области. Пока наши отделения есть более чем в трети регионов, до конца года планируем охватить остальные. Конечно, в идеале — это мечта — стремимся к тому, чтобы совет наставников был при каждом университете, предприятии, органе государственной власти. А это, с одной стороны, тысячи профессионалов, готовых помогать, открытых для поддержки новых начинаний, проектов, инициатив; с другой — огромное количество людей, которые получат возможность войти в прямой контакт с опытным специалистом.

культура: Не могу не задать сложный вопрос — о культуре. Художники и режиссеры, писатели и журналисты оказывают огромное влияние на общество в целом. При этом среди них есть люди, придерживающиеся самых разных взглядов, часто — крайне оппозиционных. Стоит ли доверять наставникам, пусть и очень компетентным в своей области, если они — радикальные противники государства?
Калмыков: Да, это очень важная проблема. Чтобы защитить и регулировать тот формат, в котором будет происходить наставничество, общение менторов с их подопечными, мы изначально определяем этические принципы, на основе которых строится коммуникация. Они, в частности, предполагают отстраненность от любых политических интересов. С другой стороны, мы работаем в России, поэтому в первую очередь подчеркиваем патриотичность любой деятельности, которая осуществляется в рамках нашего проекта. Скажу прямо: людей, чья позиция идет вразрез с интересами нашей страны, привлекать не станем. Но отмечу, что при составлении стандартов — для тех, кто уже стал наставником — будем делать акцент именно на профессионализме.


Россия растит лидеров

Наставничество — важная часть нового конкурса «Лидеры России». Его запустили Администрация президента и РАНХиГС.

До 6 ноября молодые люди, которые хотят занять руководящие должности в разных ветвях власти, могут подать заявку на сайте www.лидерыроссии.рф и пройти через строгий отбор. Планируется, что «300 финалистов конкурса получат гранты, которые помогут повысить квалификацию на лучших программах для управленцев». Размер гранта составляет 1 млн рублей.

Из числа финалистов будет выбрано 100 победителей, которых в течение 2018 года в качестве наставников будут обучать высокопоставленные федеральные чиновники: глава Администрации президента РФ Антон Вайно, его первый заместитель Сергей Кириенко, министр обороны Сергей Шойгу, глава МИД РФ Сергей Лавров.

На сайте проекта сказано, что это открытый конкурс для руководителей нового поколения. «Бросьте вызов тысячам управленцев и попадите в сообщество лидеров, которые определят будущее России».

Один из победителей конкурса, скорее всего, станет заместителем главы Министерства экономического развития: об этом глава ведомства заявил на недавней встрече с президентом Владимиром Путиным.


Иллюстрация на анонсе: Виталий Подвицкий

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть