Не надо спекуляций

18.05.2017

Александр АНДРЮХИН

Фото: Пашин/РИА Новости

Театральный мир потряс очередной скандал и отнюдь не творческого характера. В МХТ имени Чехова перекупщики буквально за час лишили зрителей возможности попасть на спектакль Ренаты Литвиновой «Северный ветер», после чего поклонники обвинили администрацию в сговоре с нечистыми на руку дельцами. 

Накануне стало известно, что Министерство культуры подготовило законопроект, предложив штрафовать за нарушение правил реализации билетов на суммы от трех тысяч до миллиона рублей. Вероятно, уже к осени документ поступит в Госдуму РФ. Корреспондент «Культуры» выяснил, способны ли эти меры переломить ситуацию и возможно ли искоренить театральную мафию?


Кто ставил «Ветер», тот пожал бурю

Утром 6 мая жители Камергерского переулка стали свидетелями потасовки у дверей МХТ Чехова. В тот день началась предварительная продажа билетов на спектакль Ренаты Литвиновой «Северный ветер», музыку к которому написала Земфира.

— Мы стояли в очереди с семи часов, — рассказал «Культуре» очевидец событий москвич Александр Маркелов. — Все шло четко по записи. Мы находились за металлическими стойками. Но как только кассы открылись, охранники грубо нас оттеснили, и откуда-то со стороны полезли спекулянты.

На видеозаписи, выложенной в Facebook, видно, как через стойку к дверям кассы нагло пробиваются крепкие парни, а пришедшую в смятение толпу сдерживает охрана. Только после того как непрошеные гости проникли внутрь, людей попросили вновь выстроиться в цивилизованную очередь. 

— Мы заботимся о вашей же безопасности, — объяснил один из стражей.

Когда перекупщики, наконец, вышли, а народ получил доступ к заветному окошечку, оказалось, что билетов нет. Ни одного. Возмущенные театралы вызвали полицию, обвинив администрацию театра в сговоре с мафией. 

— К нам действительно звонили, но выезжать на место не было необходимости, — сообщили «Культуре» в ОВД Тверского района. — В тот день у касс дежурили трое полицейских. Наши сотрудники всегда поддерживают порядок в дни предварительных продаж, поскольку охранники театра не справляются с наплывом людей.

В МХТ уверили, что ничего из ряда вон выходящего не произошло. 

— Просто не хватило билетов, — сказала «Культуре» замдиректора по работе со зрителем Наталья Виноградова. — Спектакль идет только два дня, 22 и 23 мая, в маленьком зале, где всего 180 мест. Мы уже извинились за грубое поведение охраны. Что касается обвинений, якобы мы в сговоре с мафией, то по этому поводу сейчас проводится внутреннее расследование. Отсматриваются все записи с видеокамер.

Через час билеты на «Северный ветер» появились на сайте Pbilet.ru по цене от 14 000 до 26 000 рублей, тогда как в кассе их стоимость — от 2500 до 5000. 

— Это не мы накручиваем цены, а наши партнеры, — обиженно пояснил по телефону оператор. 

Однако уточнить, как зовут этих загадочных людей, отказался. 

Все дело в цене 

В поле зрения махинаторов попадают самые популярные культурные учреждения. Из театров — Большой, Мариинский, МХТ имени Чехова, Вахтангова, Наций. Не обходят они стороной Эрмитаж, Третьяковскую галерею, Русский музей. По оценкам экспертов, годовой оборот билетной мафии составляет 150 миллионов долларов. 

— Только на одном «Щелкунчике» перекупщики в зимний период зарабатывают до миллиона евро, — уточнил один из разработчиков законопроекта, директор Большого театра Владимир Урин.

— Количество спекулянтов огромно, — пожаловалась «Культуре» директор Театра Наций Мария Ревякина (также участвовавшая в подготовке документа). — В день продажи все скупается подчистую и перепродается за совершенно другие деньги. К примеру, билет на «Заводной апельсин» в кассе стоит 1500, а у тех, кто на этом наживается, — 7000 рублей. 

Стоимость похода в Большой на черном рынке стартует от 20 000 и доходит до 100 000, тогда как официальная цена составляет от тысячи до восьми. Посетить спектакли Театра им. Моссовета, «Ленкома», «Современника», «Квартета И», «Мастерской Петра Фоменко» обойдется от 5000 до 15 000, в кассах же они продаются по 300–8000 рублей.

Борцы культурно-массового фронта

Со спекулянтами, которых породила «оттепель» шестидесятых, в Советском Союзе боролся ОБХСС и делал это довольно успешно, однако полностью искоренить явление так и не удалось. Регулярные облавы правоохранителей не помешали мафии в 70-е сформировать свою биржу, которая располагалась в скверике напротив Театра им. Моссовета. 

В 1998 году мэр Москвы Юрий Лужков издал распоряжение, запрещающее продавать билеты по ценам, отличным от указанного номинала. Но мошенники заклеивали стоимость полоской бумаги и продолжали торговать втридорога. В 2011-м после шестилетнего ремонта в борьбу с дельцами включился и Большой театр. Поводом послужила чудовищная накрутка, начавшаяся с первых дней работы прославленной сцены. Сразу после открытия в руки неизвестных попали билеты на все предстоящие спектакли (тем более что максимальная цена не превышала трех тысяч). С рук они разлетались уже по 20 000 рублей. Также у перекупщиков оказались именные пригласительные на гала-концерты, за которые просили до трех миллионов.

После этого администрация главного театра страны ввела ограничения: не более двух мест в одни руки. Но мафия быстро сориентировалась, и к кассам Большого выстроились очереди из студентов и пенсионеров, нанятых все теми же проходимцами. Пенсионеру за услуги платили 300, а студенту — 500 рублей. Тогда администрация стала требовать у покупателей паспорт. На какое-то время воцарился порядок, правда, ненадолго, так как требование незаконно, поскольку противоречит «Правилам продажи, возврата билетов и посещения государственных бюджетных учреждений культуры города Москвы» (разработаны на основе закона «О защите прав потребителей»). Так что эту меру пришлось отменить. 

В 2013 году новый директор Большого Владимир Урин решил ударить по спекулянтам повышением цен — от 2500 до 8000 рублей (и тысяча за стоячее место). При этом на предварительных продажах первыми в кассы стали запускать льготников, которым предоставлялась 50-процентная скидка. К театру снова выстроились очереди, но уже из ветеранов, инвалидов и многодетных родителей, которые легко вписались в «серые» схемы. Тогда администрация придумала распечатывать льготные билеты на специальном бланке и выдавать стоящим в очереди браслеты с номерами. Подобные меры возымели успех. 

— Нам удалось переломить ситуацию, — рассказал «Культуре» Владимир Урин. — Прошли времена, когда люди занимали очередь в кассу с четырех утра, но за десять минут до открытия в нее вклинивались двое неизвестных, а потом подъезжали еще человек 60 и вставали между этими двоими. Они скупали 200 билетов, а через 15 минут сбывали их на сайтах по ценам, доходящим до 40 000. Теперь тем, кто пришел за несколько часов до открытия касс, мы выдаем электронные браслеты, так что вклиниться в очередь стало нереально. Убеждены, что билеты в Большой не должны быть непомерно дорогими. Мы получаем серьезные дотации от государства, поэтому не имеем права реализовывать их дороже кассовой стоимости. 

По словам Владимира Георгиевича, театр сделал все возможное, чтобы в рамках законодательства обуздать перекупщиков. Дальше с ними должно бороться государство. Отсюда и возникла идея о внесении поправок в Административный кодекс РФ, согласно которым спекулянты будут подвергаться крупным штрафам. В разработку законопроекта, кроме руководства Большого, активно включились директора других театров — Вахтангова, Наций и прочих.

Но даже без законодательного решения, считает Урин, на сегодня ГАБТ с проблемой справился на 80 процентов.

Мафия бессмертна

Однако на деле попасть в Большой рядовому человеку по-прежнему сложно. Несмотря на все старания администрации, самые ходовые билеты все равно попадают к спекулянтам. В этом я убедился лично, отправившись на «Травиату». В кассе оставались лишь места по 7500 и 8000 рублей. В то время как бойкие молодые люди, сновавшие между колонн, предлагали купить по номиналу за 2500–4000. Многие зрители с благодарностью лезли в кошельки и уверяли, что если бы не перекупщики, то никогда бы не попали в театр.

«Но если продавать билеты без наценки, то в чем выгода?» — недоумевал я. Одного из «бизнесменов» по имени Александр мне удалось разговорить. И он открыл тайну. 

— На этом спектакле я заработал 250 000 рублей, потому что взял 30 билетов по 2500 и 3000 в начале апреля и 24 из них продал на своем сайте с наценкой в 10 000–15 000, — похвалился парнишка. — Оставшиеся приходится «толкать» за их реальную цену, но даже если я их не продам, все равно уже не в накладе. Кстати, купить билеты не проблема. Несмотря на то, что сейчас продажа ограничена, в один день можно подойти к кассе четыре раза, а это уже восемь штук. За месяц реально приобрести 240, не пользуясь подставными лицами. Так что мафия непобедима. Посмотрите на зрителей. Когда предлагаю им сходить в Большой за 2500 рублей, то я для них — благодетель.

Многолетнюю войну с перекупщиками ведет и «Мастерская Петра Фоменко». Директор театра Андрей Воробьев считает, что из-за них уже несколько десятилетий столичные театры не могут сформировать единую ценовую политику. Где-то цены неоправданно завышены, а где-то — занижены. 

— Максимальная стоимость, которую мы можем объявить на кассовые спектакли, — от 10 000 до 15 000 рублей, — поделился с «Культурой» Воробьев. — Но билеты за такие цены берут перекупщики и продают за 20 000–30 000 рублей. Мы с этим долго боролись. Одно время даже записывали желающих в лист ожидания. Позже выяснилось, что первыми там все равно оказывались спекулянты, а многие зрители, дождавшись своей очереди, тут же отдавали им билеты за мелкое вознаграждение. Словом, эту меру пришлось отменить. Честно говоря, не знаю, насколько эффективно будет работать система штрафов и возымеет ли она какое-то действие. 

Пусть сначала поймают

Но прежде чем на кого-то наложить штраф (согласно законопроекту от 3000 до 5000 рублей), его нужно поймать, а затем доказать, что человек действительно занимался перепродажей. И это при том, что само понятие «спекуляция» в нашем законодательстве отсутствует. Вот какие пояснения дала следователь столичного управления экономической безопасности Юлия Овечкина (фамилия изменена по ее просьбе).

— Доказать вину крайне сложно. От пострадавшего нужно заявление. Как вы себе это представляете? Зритель покупает билет с рук по цене, которая его устраивает, и тут же, забыв про спектакль, бежит в полицию писать бумагу? Но даже если мы схватим перекупщика за руку, что мы ему предъявим при отсутствии в УК соответствующего термина? Любой судья увидит в этом только «товарно-договорные отношения». Напомню, в 1996 году в новый Уголовный кодекс статья «за спекуляцию» не вошла. В УК РФ существуют две аналогичные статьи — 185.3 «Манипулирование рынком» и 185.6 «Неправомерное использование инсайдерской информации», но к перекупке товара они не имеют отношения. Перепродажа сегодня законна, если платить налоги с прибыли. Товарные операции регулируются договорами купли-продажи, как письменными, так и устными.

Если же разрабатывать операцию по поимке преступника с поличным, то нужно задействовать как минимум трех сотрудников полиции, — уточнила Юлия Олеговна. — Двое должны застукать его на продаже, третий — быть подсадной уткой, то есть «покупателем». Не могу представить, чтобы ради штрафа в 3000 рублей из отдела по борьбе с экономическими преступлениями выделили трех оперативников. Хотя билетный спекулянт — это, скорее всего, наш клиент. Но, думаю, когда законопроект вступит в силу, обязанность по наложению штрафов спихнут на участковых. А у них традиционно не будут доходить до этого руки.

Спектакль — не товар, который можно перепродать 

Впрочем, перекупщики, снующие у театров, — явление прошлого. Сегодня они реализуют не более пяти процентов билетов по завышенным ценам.

— Эти люди — всего лишь двухтысячная часть проблемы, — уверяет Урин. — Основная спекуляция идет в других масштабах и не под стенами культурных заведений, а через интернет. Сайты-двойники практически невозможно отличить от официальных, и появляются они десятками, оттесняя основные с первых позиций в запросах. Но что их авторам может инкриминировать суд? Только использование товарного знака и неуплату налогов, если не зарегистрированы. Если легальны — даже это невозможно. 

Законопроект предусматривает для интернет-мошенников штраф от 200 000 до 500 000 рублей. Кроме этого, по мнению Урина, необходим запрет на возврат билетов. 

— Мало где в мире у зрителя есть подобная возможность, — продолжает Владимир Георгиевич. — У нас же билеты можно вернуть в кассу за полчаса до начала спектакля, согласно закону «О защите прав потребителей». Но это неправильно. Спектакль — не товар, который можно перепродать. Мы хотим ограничить право отказаться от билета. Сдать его будет разрешено не менее чем за сутки.

Один из ключевых пунктов в законопроекте, утверждает Урин, — это досудебная остановка сайтов, неправомерно использующих товарный знак. 

— Нам через суд удалось закрыть два сайта, которые «работали» под маркой Большого театра, — рассказывает Урин. — Но через час они зарегистрировались на новом домене, и уже за рубежом.

Чтоб своим неповадно было

Учтены и упорные слухи о том, что без контакта с администрацией подавляющее количество билетов не могло бы оказаться в руках мафии. На этот счет в законопроекте предусмотрено наказание для должностных лиц — штраф от 35 000 до 50 000 рублей. 

В октябре прошлого года директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова уволила нескольких сотрудников, благодаря которым билеты на выставку Айвазовского ушли «на сторону». В кассе они стоили 400 рублей, но вскоре исчезли и появились на руках уже по 1500. По словам Трегуловой, выявив людей, причастных к махинации, она обратилась в полицию, но там инкриминировать ничего не смогли — не хватило доказательств. Виновных пришлось просто уволить. Если подготовленный законопроект вступит в силу, лиц, уличенных в сговоре со спекулянтами, можно будет привлекать к административной ответственности. 

В министерстве уверены, что принятие закона сломает хребет мафии. 

— Проект был разработан после того, как мы проанализировали собственный и зарубежный опыт борьбы с перекупщиками, — сообщил «Культуре» руководитель пресс-службы Минкультуры РФ Сергей Козловский. — За границей как покупка, так и возврат происходят исключительно через кассы. Такого понятия, как продажа с рук, не существует. Так что решение данной проблемы возможно через закрепление правил и сроков возврата билетов. Административная ответственность в виде штрафа, согласно законопроекту, будет распространяться не только на физических, но и на юридических лиц, Для последних предусмотрен штраф до одного миллиона рублей.

По словам Козловского, продажа станет осуществляться исключительно по официальной стоимости. Билеты с заклеенными ценами будут считаться недействительными. 

Панацеи нет

К сожалению, одержать в этой войне полную победу театрам и зрителям быстро не удастся. Каждого мошенника не поймаешь за руку, и пока люди рвутся посмотреть премьеру и готовы отдавать за это баснословные деньги, проблема останется. Что возможно сделать? Во-первых, честно говорить о том, что беда масштабна, и речь идет вовсе не об «отдельных случаях». И, во-вторых — это стоит делать как можно скорее, — осложнить спекулянтам жизнь. Пусть билетная мафия и не исчезнет тотчас же, но если она перестанет чувствовать себя хозяином положения, даже это будет большим успехом.


Увидеть в Париже и заплатить

Билеты на «Евгения Онегина» на сцене Оперы Бастилии в постановке Вилли Декера с Анной Нетребко в роли Татьяны мгновенно разошлись. Официальная цена — от 5 до 250 евро. Матерые спекулянты успешно сбывают у входа места в полтора-два раза дороже. 

Фото: REUTERS/PIXSTREAM

Надо сказать, что в Париже именно оперные произведения наиболее дорогие. Места на балеты, которые идут как в Опере Бастилии, так и в историческом здании Оперы Гарнье, заметно дешевле — от 25 до 164 евро. Можно немного сэкономить — около 10 процентов, — если заранее приобрести абонемент на четыре представления. 

Перед каждым спектаклем в кассы Парижской оперы выстраивается очередь из молодежи и пенсионеров. Они рассчитывают на нераспроданные места, на которые имеют право только эти две категории граждан: если повезет, билеты можно купить за 30 евро. Поход в главный драматический театр Франции «Комеди Франсез» стоит несоизмеримо дешевле — от 15 до 42 евро. При этом существует разветвленная система скидок. Те же билеты для молодых людей (до 28 лет) и для безработных — от 10 до 19 евро. В 130 парижских государственных и частных театрах каждую неделю показывают до 300 постановок. Город выделяет на их поддержку около 32 млн евро. В столице открыты три киоска, где в день спектакля оставшиеся билеты можно приобрести за полцены.

Однако ловкачи, торгующие прямо у театров, не более чем жалкие любители по сравнению с мощными интернет-сайтами. Их владельцы скупают билеты на ходовые спектакли, как только те поступают в продажу. Эта спекуляция, признают продюсеры, приняла промышленные масштабы. Сегодня черный рынок, как никогда, процветает. Правда, несколько лет назад во Франции приняли закон, запрещающий деятельность таких сайтов. Нарушителям теоретически грозит штраф 15 000 евро (30 000 в случае рецидива) и даже условный срок. Но на практике дело до наказания доходит редко.

Интернет-мародеры контролируют, по некоторым данным, около 15 процентов билетного рынка во Франции. Несколько лет назад семья приобрела на сайте Viagogo четыре места на балет Большого театра на сцене Парижской оперы за 650 евро. Их реальная стоимость составляла всего 40 евро. Балетоманы оказались на самой галерке, откуда практически ничего не было видно. 

На днях стало известно, что сетевые фарцовщики за считанные минуты скупили несколько тысяч билетов на концерт знаменитой канадской певицы Селин Дион, который пройдет 12 июля в Лионе. Места, стоящие от 62 до 145 евро, теперь сбывают по цене до 900. 

«Что вы хотите? — ухмыляются мародеры. — Таков закон спроса и предложения». Синдикат продюсеров и организаторов спектаклей Prodiss на протяжении многих лет ведет неравную борьбу с махинаторами. Сцена — это место привилегированных отношений, которые связывают артистов и публику, заявляют известные исполнители. Ее надо защищать. Доступ к культуре не должен быть роскошью. К сожалению, пока это лишь слова.

Юрий КОВАЛЕНКОПариж


Фото на анонсе: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть