Зона поражения

04.02.2016

Александр АНДРЮХИН

Не слишком ли много оружия скопилось на руках у россиян? И почему право на его хранение получают люди, понятия не имеющие об ответственности и осторожности? К этим вопросам вновь заставили обратиться события конца января: в одной лишь Москве — пятеро погибших от «домашних» стволов. 11-летний ребенок застрелился из маминого пистолета. Взрослый сын из отцовского карабина уложил родителей, а затем покончил с собой. Ополоумевший от громкой уличной рекламы немолодой безработный пустил пулю в девушку-зазывалу. Февраль начался с того, что в Красноярском крае мужчина застрелил своего 2-летнего сына, а потом — себя... Что делать, чтобы ружье, висящее на стене, без нужды не стреляло, выяснял спецкор «Культуры».


Как слону дробинка

Примечательно, что во всех этих случаях стволы хранились дома легально.  Правоохранители отмечают опасную тенденцию: такое оружие стреляет все чаще. Виновниками трагедий становятся люди, далекие от криминального мира, но разве от этого легче?

Нельзя сказать, что власти не реагируют на громкие преступления. Например, после памятного происшествия в столичной школе № 263, когда в феврале 2014 года старшеклассник Сергей Гордеев из отцовского ружья застрелил учителя, а затем и прибывшего на вызов сотрудника полиции, наказание за небрежное хранение оружия ужесточили. Срок лишения свободы увеличили с полугода до двух лет, а штраф — с 40 000 до 100 000 рублей.

Но эти поправки были уравновешены некоторыми послаблениями режима. Например, если раньше «огнестрел» можно было носить только во время охоты, проведения спортивных мероприятий, тренировочных и учебных стрельб, то теперь — и «в целях самообороны». Были смягчены и требования к иностранцам, ввозящим оружие в Россию. Теперь уже пистолеты на границе не изымаются в обязательном порядке, разоружение стало делом добровольным. 

Но вернемся к истории с Гордеевыми. Отцу мальчика удалось избежать наказания. 

— Ему инкриминировали статью 224 («Небрежное хранение огнестрельного оружия»), — рассказал «Культуре» адвокат школьника Владимир Левин. — Максимальное наказание — ограничение свободы на год либо арест до шести месяцев. На суде родитель свою вину не признал. Утверждал, что хранил оружие, как полагается, в сейфе. И ключи прятал. Другое дело, что сын подсмотрел, куда — в этом отец, по его мнению, не виноват. Думаю, суд все равно вынес бы ему обвинительный приговор, но он попал под амнистию в связи с 70-летием Победы.

А несовершеннолетний, убивший двух человек? Напомним, ответственность за подобные преступления по российскому законодательству наступает с 14 лет, Гордееву тогда было на год больше. 

— Сейчас мальчик находится дома, — говорит адвокат. — Судебно-медицинская экспертиза признала его невменяемым. Сначала Бутырский суд направил его на принудительное лечение, но президиум Мосгорсуда отменил это решение. Дело передали в Московский окружной военный суд, как раз в эти дни там проходит новый процесс.

Легко отделался и другой владелец оружия, попавшего в руки неуравновешенному сыну — только не подростку, а вполне зрелому человеку. 31-летний Сергей Помазун в апреле 2013 года в Белгороде расстрелял шесть человек. Сейчас он отбывает пожизненный срок. 

— А отец вообще не привлекался к ответственности, — сказал «Культуре» адвокат осужденного Виктор Еремеев. — У правоохранителей не было к нему претензий. Он хранил оружие в сейфе, как полагается. 

По словам Помазуна-старшего, в тот день он находился на работе. Когда приехал домой, обнаружил, что сейф взломан, замок валяется на полу.

Так что, неужели все владельцы, чье оружие попадает в чужие руки и становится причиной трагедий, избегают ответственности? Сотрудники Центра лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД РФ по Москве, кому я задал этот вопрос, все же припомнили два случая, завершившиеся наказанием. Первый — в Санкт-Петербурге, когда четырехлетний мальчик выстрелил себе в голову из дядиного пистолета «Оса». К счастью, малыша удалось спасти. Оказалось, что родственник пришел в гости, сдал оружие хозяевам, те спрятали ствол в шкаф и даже заперли его на ключ. Но ребенок ухитрился открыть дверку... Владелец оружия отделался штрафом. Таким же наказанием ограничился суд и в отношении отца трехлетней девочки из Тверской области, который оставил заряженный пистолет в кармане куртки. Девочка достала оружие и случайно ранила себя. 

Каким будет наказание в отношении матери, из-за халатности которой застрелился ее 11-летний сын, говорить пока рано. Дело возбуждено по статье «доведение до самоубийства». Какая тайна кроется за этой формулировкой, в правоохранительных органах пока не говорят. Но кто уж точно не избежит наказания, так это бывший инспектор по лицензионно-разрешительной работе ОМВД России по району Косино-Ухтомский г. Москвы 32-летний Андрей Сарычев. В отношении него возбуждено дело по статье «халатность». Выяснилось, что он составлял липовые рапорты о проверке условий хранения оружия и продлевал лицензию, даже не бывая в квартире собственника ствола.

Плюнешь и отпустишь

Как же должно храниться оружие, чтобы оно ни в коем случае не попало в ненадежные руки? 

— Только в сейфе — независимо от того, огнестрельное оно, охотничье, травматическое или газовое, — рассказывает «Культуре» инспектор Центра лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Москве Сергей Хлебников. — Сейф должен быть прибит к стене, а ключи спрятаны подальше от детей. 

Порядок таков. Прежде чем гражданин получит лицензию на покупку оружия, он должен приобрести сейф. Участковый его осмотрит, и, если даст добро, будущего владельца оружия посылают в стрелковый клуб на курсы. Перед этим он обязан пройти медкомиссию, заручиться справками от нарколога и психиатра, а также документом, что ранее не привлекался к ответственности за тяжкие преступления. Покупатель охотничьей винтовки или карабина должен еще обзавестись и охотничьим билетом. После сдачи экзаменов в стрелковом клубе ОВД в течение 30 суток выдаст лицензию на право владения оружием. Она действует пять лет, затем ее продлевают. Купленные ружья и пистолеты нужно регистрировать. На одну лицензию можно приобрести до пяти стволов. В принципе, зарегистрированное оружие можно брать с собой и в поездки, в отпуск например. Но это связано с определенными хлопотами.

— Если владелец не уверен, что там, куда он едет, есть сейф, куда можно будет положить оружие на ночь, то лучше его не брать, — категорически говорит инспектор. — Класть под подушку — законом не предусмотрено.

Раз в год участковый обязан приходить к владельцу и проверять, все ли условия хранения соблюдаются, а также, прошел ли владелец медкомиссию. Выяснить, есть ли средства для переноски оружия. Охотничье нужно транспортировать в чехле, травматическое и газовое — в кобуре, предназначенной именно для этой модели. 

Это теоретически. А что на практике?  

— Впервые слышу, что мы обязаны ежегодно требовать от владельца оружия медицинскую справку, — недоумевает участковый из подмосковного Серпухова Олег Костельников. — Оружейные сейфы проверяем ежегодно — факт. Но это не только наша обязанность, инспекторы лицензионно-разрешительных отделов тоже должны этим заниматься. Если по истечении пяти лет владелец травматического пистолета или охотничьего карабина не приходит к нам с продленной лицензией и стволом в чехле, мы приезжаем к нему на дом и оружие изымаем. Налагаем штраф в тысячу рублей. Если оружие потеряно, штраф 5000 рублей, и на пять лет лишение права на восстановление лицензии. Но если владелец потерянного оружия сам заявит о пропаже, штраф составит три тысячи. И лицензию не отберут.

По мнению подмосковного участкового, главная проблема — не беспечные родители и их не в меру любознательные дети, а гости столичного региона. Приезжие, утверждает он, чуть ли не через одного вооружены, в основном травматическими пистолетами. 

— Если мы находим у них оружие в вещах или в тумбочке, то оформляем административное нарушение, — продолжает Костельников. — В соответствии со статьей 20.8 КоАП РФ выписываем штраф в тысячу рублей и изымаем пистолеты до того времени, пока не будут оборудованы места для их хранения. Это касается тех, у кого есть разрешение на оружие. У кого нет — это уже уголовная статья 222. Таких мы задерживаем. Им грозит до четырех лет колонии.  Большинство приезжих за изъятыми стволами не приходят. Потому что перерегистрация оружия по временному месту проживания — платная. Да еще нужно заново пройти курс обучения, купить сейф, получить разрешение у коменданта общежития или хозяина квартиры на его установку. А многие живут в бытовках — какой уж там сейф...

К слову сказать, обучение в стрелковом центре в будний день стоит 5000 рублей, в выходной — 6000. В таких же ценовых пределах — самый дешевый сейф для пистолета. Стоимость хранилища для карабинов доходит до 70 000 рублей. 

К усердию областных коллег столичные участковые отнеслись скептически. 

— Может быть, у подмосковных и есть время на подобные мероприятия, а у нас его точно нет, — заверил участковый из Северо-Восточного округа Виталий Мартьянов. — Столько обязанностей, что о ежегодных проверках оружейных сейфов и не вспомнишь. Приезжих с травматикой, в том числе и иностранцев, мы отпускаем, хотя прекрасно знаем, что регистрация у них, скорее всего, фальшивая, и живут они в общаге по десять человек в комнате. Там не только сейфов, дверей порой нет. Но, чтобы оформить административное нарушение, нужно сходить по адресу, написать кучу бумаг. И это ради штрафа в тысячу рублей? День уйдет. А за это время можно взять грабителя или карманника. Поэтому плюнешь и отпустишь. Вообще, регулярные проверки сейфов бессмысленны. Мы же не знаем, как в течение года хозяин хранит оружие. А перед нашим приходом он, конечно, положит его в сейф. Ведь о своем визите мы обязаны предупреждать заранее.

Есть такой бизнес: пистолеты терять

Из январских и других трагичных происшествий выводы в МВД сделают, но от посыпания голов пеплом там далеки.

— Все-таки случаи, когда дети завладевают оружием родителей, у нас сравнительно редки, — уверяют собеседники. — Мало и преступлений, которые совершают владельцы зарегистрированного оружия. Если сравнить с Америкой — капля в море.

Действительно, массовые расстрелы безоружных, которые за океаном стали чуть ли не обыденным явлением и переросли в национальную проблему (это отметил даже Барак Обама), у нас происходят редко. Да и начались относительно недавно — первый такой случай произошел в апреле 2009 года, когда майор милиции Евсюков устроил в супермаркете стрельбу, в результате которой двое погибли, а семеро получили ранения.

Как избежать таких происшествий — рецепта, похоже, нет. Разве что запретить относительно свободное приобретение и хранение оружия, но это, признают эксперты, уже нереально. Даже уберечь оружейный ящик от детского внимания, особенно если в семье мальчик, на практике почти невозможно.

— Мальчики проявляют особый интерес к оружию, — говорит «Культуре» психолог Виктор Виноградов. — Их тянет к нему. А если к тому же ребенка обижают во дворе, в школе, то первая мысль, которая приходит в голову: дома есть пистолет, и с ним в руках я могу отомстить...

Но вот ведь парадокс: в советское время у многих сотрудников правоохранительных органов и отставных военных оружие нередко хранилось дома, причем без всяких сейфов, в тряпочке среди постельного белья или других, как предполагалось, неинтересных ребенку вещей. Но их дети не таскали стволы в школу и на улицу. Чувствовали грань. Почему же сейчас иначе? По мнению психолога, нынешние подростки менее ответственные, менее взрослые. Подвержены влиянию компьютерных игр, способствующих потере ощущения реальности. И некоторые уже не видят особой разницы между компьютерной клавишей и спуском курка.

На опасную ситуацию обратили внимание и в спецслужбах: на руках у населения слишком много оружия. Только официально — более 5 млн охотничьих и спортивных стволов и около 2 млн травматических пистолетов. Вот оно и стреляет.

— Еще лет пять назад ничего подобного не было, — рассказал «Культуре» оперативный сотрудник ФСБ. — В криминальных сводках фигурировали в основном нелегальные стволы. Но в 2013 году как плотину прорвало. Только в одном Татарстане было совершено 42 преступления с зарегистрированным оружием, а по всей стране — свыше трехсот. Число нападений с применением «левых» стволов вообще выросло в разы.

В незаконном обороте насчитывается более 20 млн единиц огнестрельного оружия. 

— Попадает оно в Россию не только контрабандой, но и с армейских складов, от «черных копателей», а также непосредственно от производителей, — продолжает собеседник. — Есть предприятия, которые раньше имели лицензии на производство оружия, а сейчас разрешение отозвано, но умение и оборудование остались.

Действует и еще один поток пополнения нелегального арсенала. 

— Граждане тоже освоили оружейный бизнес — научились «терять» до четырех из разрешенных пяти стволов, — обращает внимание офицер. — Начиная с 2013 года владельцы стабильно теряют от 6000 до 10 000 единиц зарегистрированного оружия, намного больше, чем раньше. Ясно, что оно перепродается. Штраф за потерю оружия составляет от трех до пяти тысяч рублей — это никого не останавливает. Ответственности никакой — поскольку травматику невозможно идентифицировать по пуле. 

Так что, подчеркнул собеседник, главная опасность — не в случайных инцидентах, а в том, что сегодня на черном рынке можно практически свободно купить любое оружие. В этом корреспондент «Культуры» убедился сам, набрав в поисковике фразу: «Купить боевой пистолет». Тут же выскочило несколько сайтов с предложениями. Таким, например: «У нас вы сможете купить огнестрельное нарезное оружие без лицензий и справок, быстро, анонимно и главное — безопасно! В течение 1–2 дней можно купить ПМ, ТТ, наган и патроны к ним. Чуть дольше — пистолет Стечкина, Грязева–Шипунова, СВД, винторез и другой эксклюзив. В любом случае вы останетесь довольны скоростью и качеством обслуживания».

Странно, что на этом фоне не утихают разговоры о необходимости введения свободной продажи нарезного короткоствольного оружия — проще говоря, пистолетов и револьверов. К счастью, противников этой авантюры во власти намного больше.


Губернаторов обезоружили

В советское время на руках у населения тоже было немало оружия. Помимо военных и сотрудников правоохранительных органов, боевыми пистолетами владели, например,  крупные партийные руководители, министры, редакторы газет, писатели. Говорят, и сейчас существует такая практика — в сейфах у губернаторов и глав республик якобы поблескивают смазкой «макаровы» и «стечкины». Однако опрошенные эксперты только посмеялись: мол, если такое и есть, то это нарушение закона. 

— Никто не имеет права на владение огнестрельным оружием только лишь в силу должности, — говорит «Культуре» Сергей Хлебников. — А вот охранники того же губернатора могут иметь нарезное короткоствольное оружие, если они относятся к тем категориям, кому это разрешено законом «Об оружии». 

— В законе в качестве «гражданского оружия» нарезное короткоствольное отсутствует, — говорит основатель общественной организации «Право на оружие» Мария Бутина. — Так что пистолет или револьвер российский гражданин купить не может. Однако нарезной пистолет разрешено хранить как служебное оружие некоторым категориям государственных служащих, например прокурорам, судьям.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть