Низвержение Гайзера

07.10.2015

Александр АНДРЮХИН

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Скандал с арестом руководства Республики Коми обрастает новыми подробностями. Как выяснила «Культура», многие из задержанных давно находились в оперативной разработке правоохранительных органов, некоторые — с 90‑х годов. Почему же их деятельность была пресечена только сейчас?


Кредит в никуда

В поле зрения спецслужб Вячеслав Гайзер попал в июле 2011 года. Тогда на имя начальника УФСБ по Республике Коми Александра Калашникова пришло письмо от управляющей отделением № 8617 Сбербанка о том, что «Лесопромышленная компания Сыктывкарский лесопильно-деревообрабатывающий комбинат» (СЛДК) взяла за год до этого кредит на сумму более 500 млн. рублей, но погашать его отказывается в связи с банкротством. Характерно, что кредит был взят как раз накануне процедуры банкротства. То есть заемщики, похоже, заранее знали, что отдавать не будут.

По документам владельцем СЛДК числился некий гражданин Италии Джампаоло Парабоски, но реальным хозяином был местный бизнесмен Валерий Веселов — исполнительный директор комбината.

— В 2010 году, сразу после назначения Вячеслава Гайзера на пост губернатора, — рассказывает «Культуре» источник в ФСБ, — Веселов взял кредит в 1 млрд. рублей на реконструкцию СЛДК и ЗАО «Леском» — еще одного предприятия, номинальным владельцем которого также числился Парабоски — по-видимому, это подставное лицо. Поручителем выступил сам губернатор.

Затем оба предприятия обанкротились, и Сбербанк остался ни с чем.

Как выяснилось позже, перед тем как объявить предприятия банкротами, Веселов отщипнул от кредита 197 млн. рублей и перевел на заграничный счет. Мошеннические маневры были видны невооруженным глазом. Однако в МВД Коми, куда обратились представители Сбербанка, не нашли уголовщины.

— Сверху последовал приказ: дело, в котором упоминается губернатор, замять, — поясняет источник.

Однако что это за «верх» такой, который ставит следствию палки в колеса и покровительствует мошенникам, наши собеседники не сказали. Руководители силовых ведомств? Правительство? Президент (вот уж точно нет — живо откликнулись собеседники)? Скорее всего, сами правоохранители побаиваются трогать руководящую персону — кто знает, чем обернется…

Евгения Самойлов

Но вернемся к делу Гайзера. Дальше хитрая схема раскручивалась так. В ноябре 2011-го долг обанкротившихся предприятий у Сбербанка выкупила инвестиционная компания, за которой стояли некие Александр и Валентина Самойловы. Оказалось, это родители сенатора от Коми Евгения Самойлова. В отличие от Сбербанка они с легкостью приобрели в счет уплаты долга акции СЛДК (на самом деле это никакой не банкрот в общепринятом смысле, а предприятие реального сектора, вполне себе лакомый кусочек) и перенаправили их в компанию, подконтрольную сыну-сенатору. И если до банкротства стоимость предприятия оценивалась в 3 млрд. руб, то после многоходовки она обошлась покупателю в 1 млрд.

— Точно так же через ряд подставных компаний Самойлов прибрал к рукам и шахту «Интауголь», — рассказывает наш собеседник.

По аналогичным схемам с подачи Веселова и его правой руки Юрия Бондаренко (также фигуранты дела) были выведены из республики еще несколько предприятий. Все эти махинации, убеждены сыщики, происходили под прикрытием действующего губернатора.

Как богатеют офшоры

Забавные игры начались еще до того, как Гайзер возглавил регион. В 2007 году Управление имущества Республики Коми учредило Фонд поддержки инвестиционных проектов, который должен был управлять инвестиционно привлекательными предприятиями региона. Для этого фонд создал ООО «Агрохолдинг», после чего значительная часть акций этого ООО оказалась в руках кипрской офшорной компании. За ней, по мнению правоохранителей, стоит известный предприниматель, бывший гендиректор компании «Ренова» Александр Зарубин, одно время являвшийся заместителем председателя Пенсионного фонда РФ (сейчас он заочно арестован и объявлен в международный розыск).

Вот, например, одна из операций «Агрохолдинга». Он выкупает 49,63 процента акций у екатеринбургского ООО «Металлургическая лизинговая компания» («Метлизинг»). Оставшимся пакетом (50,37 процента) владеет кипрский офшор Greettonbay Trading Ltd.

— Не исключено, что и за этим офшором стоят фигуранты дела, в частности Вячеслав Гайзер, — говорит источник. — Во всяком случае, именно у него нашли документы на эту компанию.

Позже, в 2011 году (Гайзер уже губернатор), «Метлизинг» начал выкупать свои акции обратно. Но фокус в том, что собственно не «Метлизинг» это делает, а кипрский офшор, владевший основным пакетом акций. А теперь иностранная компания полностью взяла предприятие под контроль. Причем, похоже, бесплатно. Деньги, полученные за акции, продавец возвращал покупателю обратно.

— Так, 22 июня 2011 года на счет «Агрохолдинга» от «Метлизинга» поступило 144 млн. рублей, а 5 июля уже от «Агрохолдинга» на счет «Метлизинга» вернулось 126,9 млн., таких операций было несколько, — говорит источник. — Возглавил «Метлизинг» еще один участник группы — Антон Фаерштейн (в настоящее время находится под стражей).

Похожая история произошла и с другими предприятиями региона: ОАО «Молочный завод», ОАО «Сыктывкархлеб», ОАО «Птицефабрика Зеленецкая». Все они стали собственностью офшорных компаний, которые и получали дивиденды от их деятельности.

А что правительство Коми? Оно добросовестно закачивало в заграничные предприятия огромные бюджетные средства — во всяком случае, есть документы, доказывающие, что так было, в отношении птицефабрики. Власти региона вложили 2 млрд. руб и собирались еще один добавить, если бы следствие не остановило.

Прибрал Фонд к рукам и гостиницы. В частности, «Авалон» и «Югор». Их за копейки приобрела фирма, принадлежавшая матери Зарубина. После этого гостиницы были проданы на сторону по гораздо более высокой цене.

Кто в Коми хозяин

Понятно, что такие масштабные хищения невозможны без наличия слаженной команды, где каждый знает свой маневр. Но кто их так виртуозно расставил?

Александр Зарубин (слева) и Валерий Веселов (справа)

Сегодня следствие выделило четырех организаторов: губернатора (теперь с приставкой «экс») Вячеслава Гайзера, его заместителя Алексея Чернова, предпринимателя Валерия Веселова и бывшего советника губернатора Александра Зарубина. Именно он, а отнюдь не Гайзер, являлся реальным лидером группы. Еще с начала нулевых Зарубин был негласным хозяином республики, «серым кардиналом». Собственно, он и привел Гайзера к власти, а еще раньше — лоббировал восхождение Владимира Торлопова, предыдущего губернатора Коми. Зарубин расставил в правительстве все ключевые фигуры, многие из них — его бывшие подчиненные из «Комисоцбанка», который он возглавлял.

Зарубин был генератором идей и федеральной «крышей» команды. Чернов — разработчиком «серых» схем, креативным директором. Веселов — исполнителем. Что до Гайзера, то он «всего лишь» обеспечивал административный ресурс. Фонд инвестпроектов, через который поступали инвестиции и выводились активы в офшоры, возглавлял Игорь Кудинов (также задержан).

— Все они, кроме Чернова, работали в «Комисоцбанке», — поясняет источник. — Связи между ними возникли так. Чернова привлек Зарубин, они вместе учились в Петербургском морском техническом университете. C ними учился и Игорь Ковзель, который позже станет председателем Госсовета республики, он тоже в числе арестованных.

Примечательно, что Гайзер, возможно, был связан и с Ходорковским — во всяком случае, по окончании МЭСИ в 1991 году он стажировался в банке «Менатеп», первом крупном детище МБХ. Там, как нигде, умели и деньги выводить, и самоликвидироваться.

В 24 года Гайзер становится зампредом сыктывкарского отделения «Менатепа». Спустя два года — вице-президентом «Комибанка». В 1996 году банк ликвидируется, и молодого, но опытного финансиста приглашает к себе в «Комисоцбанк» Зарубин. Знакомит его со своим ближайшим окружением — заместителем Игорем Кудиновым и советником Валерием Веселовым.

Валерий Веселов

— Это сейчас Веселов известный сыктывкарский бизнесмен, — говорит источник. — В 90‑х он был одним из лидеров ОПГ «Айвенго», которая обкладывала данью предприятия и отбирала бизнес у предпринимателей.

В банке Зарубина он, по всей видимости, отмывал бандитские деньги. Сам же Зарубин, уйдя работать в правительство республики, управление «Комисоцбанком» доверит Гайзеру. А тот в 2003 году, накануне скандала с системой страхования вкладчиков, успешно его ликвидирует — как был ликвидирован и «Менатеп» в 1999 году, когда исполнил свою функцию по выводу капитала за рубеж. Возможно, именно тогда Гайзер и зарегистрировал свою первую офшорную компанию на Кипре, предполагает источник.

Связка Зарубин–Гайзер выходит на более высокую орбиту. Первый становится гендиректором в компании «Ренова», принадлежащей известному предпринимателю Виктору Вексельбергу. А своего напарника продвигает в правительство региона. В результате в том же 2003‑м губернатор Владимир Торлопов вынужден потесниться — отказывается от преимущественного права выкупа 25 процентов добывающего предприятия «Боксит Тимана» в пользу компании Вексельберга.

Команда «не трогать» отменяется

Несмотря на команду сверху «Гайзера не трогать», ФСБ с 2011 года ни на минуту не выпускала его из поля зрения. Но прижать было сложно. Даже после того, как годом позже Счетная палата РФ выявила в регионе неэффективное расходование государственных средств на 6 млрд. рублей и направила материалы в Генпрокуратуру, в возбуждении уголовного дела против губернатора Коми было отказано. Все, чего удалось добиться, — это суда над бывшим первым замминистра образования региона Николаем Зуевым: за нанесение ущерба в 43 млн. рублей. Он поставил в школьные столовые республики оборудование ненадлежащего качества. Бедолага во всем признался, раскаялся и получил год поселения.

Похожая история происходила и с сахалинским губернатором Александром Хорошавиным. Дело в отношении него хотели возбудить еще в 2010 году, но правоохранителей также одернули предостерегающим окриком.

— Подобная ситуация складывалась в отношении еще 12 губернаторов, имена которых я пока назвать не могу, — рассказывает источник. — Они и их окружение погрязли в коррупции, но дела в отношении них возбуждать не разрешали. Во властных структурах у них были очень высокие покровители.

О происходящем стало известно президенту России Владимиру Путину. И в декабре 2013 года по его Указу в составе Администрации президента создается Управление по вопросам противодействия коррупции. В новое подразделение вошли лучшие сотрудники ФСБ и СКР. Их имена по сей день держатся в строжайшей тайне, чтобы на них не могли надавить «заинтересованные лица».

Результат создания Управления не заставил себя долго ждать. В прошлом году возбудили уголовное дело против первого вице-губернатора Омской области Юрия Гамбурга (сейчас идет суд), в феврале нынешнего — против вице-губернатора Краснодарского края Вадима Лукоянова и бывшего вице-губернатора этого же региона Александра Иванова, в марте — против вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова, в августе — против первого зампреда правительства Ивановской области Андрея Кабанова и вице-губернатора Новгородской области Виктора Нечаева. Но самым громким в этом ряду стало возбуждение дела против главы Сахалинской области Александра Хорошавина. Впервые в истории России под раздачу попал действующий губернатор.

Высокопоставленные арестанты обороняются, как могут. В том числе и пытаясь влиять на общественное мнение. Например, после ареста Вячеслава Гайзера и его окружения в СМИ стали распространяться комментарии о том, что губернатор Коми якобы насолил высшему руководству страны, чуть ли не президенту, что в стране начинается новый 1937 год. На это довольно эмоционально отреагировали в Следственном комитете.

— А еще говорят, что это месть одной группировки другой… Какого только бреда не услышишь после успешных действий следствия и наших коллег из ФСБ, — сказал «Культуре» официальный представитель СКР Владимир Маркин. — Хочу заверить всех, и в том числе эту немногочисленную либеральную аудиторию: мы не собираемся никому угождать. Мы работали, работаем и будем продолжать работать в этом направлении и дальше.

Секретный отдел

Однако, как рассказали нам в ФСБ, дело в отношении руководства Республики Коми несколько отличается от других подобных. Прежде всего тем, что в оперативной разработке по группе Гайзера принял участие новый секретный отдел ФСБ, который был создан в начале этого года. Он занимается поиском выведенных из России средств на иностранные счета. То есть предметом усилий было не отслеживание, чисты ли руководящие руки, а розыск государственных денег.

— Если помните, в конце прошлого года президент в Федеральном собрании заявил об амнистии капитала, — рассказывает источник в спецведомстве. — Это вторая попытка. Первая была предпринята в 2007 году, она не принесла больших результатов: в бюджет было перечислено всего 3,7 млрд. рублей налогов, это капля в море. Работа созданного в начале года спецотдела по розыску выведенных за границу средств, думаю, заставит некоторых пожалеть, что они не вернули деньги добровольно. В ближайшем будущем можно ожидать новые уголовные дела — против высокопоставленных чиновников и крупных предпринимателей, выводящих средства за границу.

Сотрудники нового отдела выяснили, где и на каких счетах оседала прибыль выведенных за границу предприятий Республики Коми. Однако прямых улик против губернатора до недавнего времени найти не удавалось. Можно было брать его команду — Веселова, Кудинова, Ромаданова, но сам губернатор, как, впрочем, и генератор идей Зарубин, оставались в стороне. Было подозрение, что Гайзеру принадлежит один из кипрских офшоров. Но как его найти? Подобные компании можно регистрировать на подставных лиц, истинные хозяева, если не хотят, не фигурируют ни в одном документе. Кроме одного: раз в год им присылается уведомление о налоге. Если они не хотят, чтобы доверенное лицо их кинуло (а такое случается сплошь и рядом), они вынуждены выйти из тени.

Константин Ромаданов

И вот в середине сентября поступила оперативная информация, что Гайзер получил с Сейшельских островов налоговый сертификат. Было решено немедленно брать его со всей командой. Операцию назначили на понедельник, 21 сентября. Эта информация держалась в строжайшем секрете, но за три дня до того, в пятницу, произошла утечка: в правительстве Коми узнали о предстоящих задержаниях. В тот же день, 18 сентября, все члены преступного сообщества взяли отпуска с намерением покинуть страну. Однако сделать это удалось только самому тертому из них — Зарубину, он вылетел в Германию по поддельному паспорту. Большую часть подозреваемых арестовали в Сыктывкаре в субботу, 19 сентября, спикера парламента республики Игоря Ковзеля взяли в Петербурге, а начальника управления информации администрации главы республики Павла Марущака — на Черном море. Похоже, только зампред правительства Республики Коми Константин Ромаданов не собирался никуда бежать. Оперативники нашли его на рыбалке — в камуфляжной форме с удочкой в руках.

Ушел от наружки

— Гайзер в субботу собирался вылететь на Кипр из Домодедово, — рассказывает источник. — В аэропорту его уже ждали. На всем пути передвижения за ним вела наблюдение оперативная группа. По дороге в аэропорт Гайзер неожиданно развернулся и помчался в свой московский офис. Сумел оторваться от наружки, но оперативники поняли, куда он направляется. Успели как раз вовремя — когда вошли в кабинет, застали Гайзера с сейфом на подоконнике. Он собирался выбросить его в окно.

В этом сейфе как раз и были обнаружены налоговые сертификаты на две компании — Greettonbay Trading Ltd и Afina Management Ltd. Кроме документов, в сейфе лежала коллекция дорогих часов, стоимостью от 30 тысяч до миллиона долларов.

В этот же день произвели еще около 80 обысков в Сыктывкаре, Санкт-Петербурге и Москве. В общей сложности оперативники изъяли более 60 кг ювелирных изделий, 150 коллекционных часов, более 50 печатей и штампов организаций, задействованных в реализации офшорных схем, финансовые документы по легализации похищенных активов на общую сумму более 1 млрд. рублей.

Адвокат Гайзера Олег Лисаев уверяет, что на его подзащитного у следствия нет никакого компромата.

— Из московского офиса у него изъяли только коллекцию часов, стоимость которых сильно преувеличена, — рассказал он «Культуре». — А из сейфа в Сыктывкаре забрали всего 500 000 рублей — это две его зарплаты. Все остальное, изъятое оперативниками, к моему подзащитному не имеет никакого отношения, в том числе и налоговые сертификаты офшорных компаний.

Обыск в кабинете у Вячеслава Гайзера

Так ли это на самом деле, разбирается следствие. На сегодня в деле фигурируют 19 человек. Из них 15 взяты под стражу, в отношении одного (Юрия Бондаренко) избран домашний арест, в отношении еще двоих проводятся следственные действия, сказал «Культуре» представитель СКР Маркин. Расследование возглавляет старший следователь по особо важным делам при председателе СКР Зигмунд Ложис — тот самый, кто раскрыл теракт в отношении «Невского экспресса» и подрыв смертника в аэропорту Домодедово.

Уже установлено, что в период губернаторского правления Гайзера на сторону ушло более десятка высокодоходных предприятий республики. Кроме упомянутых выше — предприятия ЖКХ, завод железобетонных изделий, комбинат по производству фанеры и другие. Уже сейчас ущерб оценивается в более чем 10 млрд. рублей, тогда как в первые дни следствия речь шла о сумме в 1,1 млрд. И это еще не окончательный итог.

Недавно под стражу был взят и мэр Сыктывкара Иван Поздеев. Правда, по предварительным данным, к преступной деятельности Гайзера он отношения не имеет. Активов за рубеж не выводил. Всего лишь пролоббировал интересы собственной строительной фирмы.

На днях президент России Владимир Путин подписал указ о прекращении полномочий главы Коми Вячеслава Гайзера в связи с утратой доверия. Вместо него на пост главы республики назначен бывший глава «Олимпстроя» и правительства Чувашии Сергей Гапликов.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть