Приказано уничтожить

30.09.2015

Александр АНДРЮХИН

Жесткие меры в отношении иностранных продуктов, попавших под российские контрсанкции, дали ошеломительный результат: количество контрабанды снизилось в разы, утверждают в Минсельхозе. Как стало известно «Культуре», ведомство намерено развить успех: с 1 октября дано указание провести проверку всех оптовых продовольственных складов — нет ли и там «запрещенки». Если обнаружат — будет закатана в землю, пересыпана хлоркой или предана огню. 

Утят жалко

Скажем прямо: уничтожение продуктов — мера непопулярная. Не так уж много можно назвать начинаний властей, которые вызвали бы такое резкое неприятие со стороны общества. В интернете собрано уже полмиллиона подписей под петицией об отмене столь жесткой кары. «Как можно уничтожать продукты в стране, где далеко не все имеют возможность сытно поесть? Лучше направить эту еду в детдома, больницы, раздать малоимущим» — таков смысл большинства комментариев.

Подмосковные пенсионеры даже сдобрили свое послание главе государства щепоткой юмора: «Мы, пенсионеры Подмосковья, выражаем поддержку Вашему Указу об уничтожении продуктов питания, попадающих под санкции... Мы готовы принимать эти продукты... Несмотря на отсутствие зубов, будем уничтожать их день и ночь...» 

Тем не менее позиция властей была твердой. Как только Указ вступил в силу, началось. На полигоне под Белгородом тракторами раздавили девять тонн сыра из стран ЕС. На свалке под Оренбургом смешали с навозом более 20 тонн сыра из Латвии. В Самарской области уничтожили 115 тонн свинины из Европы. В Смоленске раздавили две фуры томатов и три грузовика нектаринов. На Дальнем Востоке «приговорили» 250 тонн американского и австралийского продовольствия. 

Вычисляли «запрещенку» даже там, где ее пытались маскировать. Эмбарго касается стран Евросоюза, Норвегии, Албании, Черногории, Лихтенштейна, частично — Украины, а также США, Канады и Австралии. А в Подмосковье поступила партия овощей и фруктов из «разрешенного» Эквадора. Но таможенники выяснили, что на самом деле продукция из «запрещенной» Польши... Количество уничтоженных продуктов измерялось несколькими сотнями тонн в день. Самым тяжелым с эмоциональной точки зрения эпизодом в борьбе с запрещенной продукцией стала история, произошедшая в Белгороде. Там сожгли 50 утят, завезенных с Украины. Конечно, не живьем, как писали в некоторых СМИ, а «предварительно усыпив», сообщили «Культуре» в Россельхознадзоре. Но все же...

— У нас не было другого выхода, — сказала пресс-секретарь ведомства Юлия Мелано. — На них не было никаких сопроводительных документов. А вдруг они несут какую-то опасную для людей болезнь?

Фото: РИА НОВОСТИ

Жестоко? Да. Но недели действия такого режима хватило, чтобы поток нелегальных продуктов в нашу страну снизился в десятки раз. Дальше уже, как говорится, закрепляли успех. Сейчас скорость утилизации продуктов составляет примерно тонну в неделю. Всего же с 6 августа (дня, когда начал действовать Указ) уничтожено 738 тонн «запрещенки».

Пароль — Эквадор

В Россельхознадзоре уверяют: это был единственный способ остановить обнаглевших контрабандистов, поскольку введенное в прошлом году эмбарго на продукты из стран ЕС сколько-нибудь заметного эффекта не дало.

— За год его действия было задержано 283 партии запрещенной продукции, — сказал «Культуре» официальный представитель Россельхознадзора Алексей Алексеенко. — Это только пятая часть от всего объема запрещенных продуктов, поступивших в Россию.

То есть 80 процентов «санкционных» товаров все-таки доходило до прилавков. Разными путями: это и смена маркировки на продуктах, и доставка окольными путями — например, через практически прозрачные границы с Белоруссией и Казахстаном в объезд таможенных постов. Даже если товар задерживали на границе, в большинстве случаев его не изымали, а заворачивали обратно. По сути, давая возможность повторить попытку на другом участке границы. Или продать в другие страны — для импортных производителей и торговцев практически никакого риска и убытков. 

В результате на прилавках российских магазинов, несмотря на запрет, лежало американское и австралийское мясо под видом белорусского и отечественного, польские фрукты продавались как краснодарские, литовские сыры доходили до потребителя по фальшивым документам «Сделано в Белоруссии». А еще в качестве прикрытия использовались такие страны, как Бразилия, Индия, Китай, Венесуэла...

Фактически запрет существовал только на бумаге. Чтобы переломить ситуацию, нужны были решительные меры. И вот результат: неполные два месяца повального уничтожения «санкционных» продуктов сделали больше, чем год продовольственного эмбарго. Интересная деталь: сокращение ввоза «запрещенки» началось даже не со вступления президентского указа в силу, а несколькими днями ранее — с момента появления в СМИ информации о его подписании. То есть Путину поверили на слово, что это не шутки. А когда дошло до дела, поверили еще больше. По словам Алексеенко, те предприниматели, чью продукцию уничтожили на границе, уже никогда не рискнут ввезти в Россию контрабандный груз. 

Действие российских антисанкций будет не просто продлено, но и расширено. Так, с 1 октября начнется розыск просочившейся от предыдущих завозов «запрещенки» на оптовых складах — она продолжает поступать в магазины. А в Федеральной таможенной службе даже готовится законопроект о введении уголовной ответственности за ввоз «санкционной» продукции, сообщили «Культуре» в этом ведомстве. 

Чтобы привлечь и население к борьбе с торговлей попавшими под контрсанкции продуктами, с середины августа Генпрокуратура открыла специальную «горячую линию». Пытаюсь узнать, насколько эффективно она действует. Выясняется, что пока есть сложности. Много путаницы. Производители из Подмосковья и ближайших регионов дают своим товарам названия в «заграничном» стиле. Покупатель интересуется у работника прилавка, что за новинка, а тому же надо товар продать — вот он и наводит тень на плетень: хитро намекает, что, мол, мясо дорогущее — из Австралии, а сыр — из Франции. Так уж получилось, что стал я свидетелем звонка из подмосковного поселка Пироговский. В местном сельпо известного бренда выбросили натуральный швейцарский сыр, тараторила звонившая дама. Только что с таможни, рекламировали продавцы. 700 рублей за килограмм. Очередь и ажиотаж — как в лучшие советские времена. 

— Знаем, уже звонили, — ответили в Генпрокуратуре. — Только Швейцария не входит в страны, против которых действует российское эмбарго.

Тоже, кстати, проблема. Население никак не выучит список стран Евросоюза и нередко бьет ложную тревогу. А сыр в пироговском сельпо был, скорее всего, отечественный. И швейцарский след, кстати, обозначен очень ловко. Покупателей притягивает, а правоохранительным органам мало дела: страна ведь не входит в Евросоюз, наши контрсанкции на нее не распространяются.

Кому достался сыр?

А может ли настоящая «запрещенка» попасть на прилавки? Судя по тому, что проблемой озаботилась Генпрокуратура, вполне. Вопрос — каким образом. На определенные подозрения натолкнула беседа с экологами.

— Это процедура не дешевая, — просветила меня ведущий специалист московской компании «ЭкоТехпром-Юг» Светлана Лось. — Стоимость утилизации биологических продуктов — от 28 рублей за килограмм, растительных — от 2 до 12. 

Получается, утилизация тех же 115 тонн мяса под Самарой обошлась в 3 220 000 рублей. Да в том регионе за такие деньги и «двушкой» разжиться можно! Получается, не только продукты теряем, но и финансы? 

Вопрос, теряем ли. Звоню на единственное в Подмосковье предприятие, где имеется печь для сжигания продуктов — это «ЭкоСервис-прим» в Раменском. Извинился, что отвлек от работы. Ведь сейчас столько забот в связи с уничтожением импортного продовольствия. 

— Что вы! — рассмеялся гендиректор Илья Безруков. — Ни одного заказа из Россельхознадзора не было. Звонили, правда, из таможенной службы. Интересовались, какой объем продовольствия и по какой цене может уничтожить наше предприятие. И на этом все. Тишина. Мне постоянно звонят. Поинтересуются, что почем, и исчезнут. А потом нахожу в отчетах, что на моем заводе была утилизирована та или иная партия продуктов. Я неоднократно жаловался в Роспотребнадзор на то, что в липовых документах используют мое предприятие, но пока внятных ответов нет. 

Впрочем, вполне может быть, что и нет никакого криминала. 

— В Указе сказано, что уничтожение запрещенной к ввозу продукции «проводится любым доступным способом», — пояснил Алексеенко из Россельхознадзора. — Так что мясо не обязательно отправлять на сжигание. Есть другие способы уничтожения. Например, пересыпать его хлоркой и похоронить.

Но и для этого нужно потратиться и потрудиться — закупить хлорку, найти рабочих, экскаватор. К тому же наносится вред окружающей среде. Проще утилизировать партию на бумаге, а на самом деле реализовать на сторону. Возможно, так и происходит. Продажа продуктов, предназначенных для утилизации, — достаточно доходный бизнес. Каждый раз, когда на предприятие привозят партию продуктов для уничтожения, у ворот уже стоит очередь желающих их купить. 

Интернет пестрит объявлениями: «Куплю просроченные продукты!» Звоню по указанным телефонам: «Зачем вам негодные товары?» Многие отвечают, что на корм скоту. А некоторые бросают трубку. Возможно, как раз те, кто запускает некондицию на прилавки по второму кругу. 

Скажете, мол, это две большие разницы: одно дело — просроченные товары и совсем другое — санкционные продукты, это вопрос государственный. Но в том-то и дело, что приговор и той и другой группе выносится одинаковый — утилизация. И если просроченные товары умудряются избежать кары, то таким же путем могут спастись и запрещенные. 

Строго говоря, процедура утилизации продуктов предусматривает создание специальной межведомственной комиссии. Сам процесс уничтожения должен быть зафиксирован на видео. В случае с «запрещенкой» формальностей меньше. Россельхознадзору, Роспотребнадзору и Федеральной таможенной службе дано право выявлять и уничтожать санкционные продукты по упрощенной схеме — вместо комиссии, например, достаточно присутствия двух свидетелей, рассказал «Культуре» осведомленный источник. 

Кстати, на сайте «Агросервис.ру» я обнаружил кучу объявлений, предлагающих купить продукты из стран ЕС — мясо, творог, сыр, чипсы и прочее. «Способ оплаты — любой. Возможна доставка по Москве». Что это — одурачивание потребителя или обман государственной власти, пытающейся найти решения непростой экономической и международной ситуации? Пусть разбираются правоохранительные органы.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть