Жизнь как чудо

15.12.2012

Константин МАЦАН

Святителя Николая Чудотворца иногда иронично называют «любимым святым российских бабушек».

В святителе Николае видят не просто яркого представителя церковной истории, но фигуру вне времени. В принципе, любой святой — такой, потому что к нему обращаются с молитвой и получают ответ спустя много лет после его смерти. Но это — в теории. А на практике — для неискушенных в молитве прихожан — почти не найти такого святого, о котором думали бы, что он всегда рядом и всегда помогает. Таким на Руси был «батюшка Никола». Доходит до анекдотического: будто бы в народе бытовала легенда, что именно святому Николаю предназначалось стать воплотившимся Богом, но он почему-то отказался… Шутки шутками, а в популярной интернет-энциклопедии вполне серьезно написано, что Николай Чудотворец на Руси «почитался наравне» с Христом и Богородицей. И пускай это вопрос неудачной формулировки, но в восприятии верующего может прозвучать кощунственно…

Чем же объяснить такую странную любовь? Вопрос к историкам. Трудно сказать, почему праздника во имя святого Николая Чудотворца нет в Сербской и Греческой православных церквах, а в Русской он так популярен. Но можно сделать осторожное предположение: ключевое слово здесь — «Чудотворец». Может, нам слишком свойственно ассоциировать веру в Бога с чудесами?

Тут нужно сразу оговориться: никому не придет в голову оспаривать — ни величие святителя Николая как христианского подвижника, ни величие сотворенных им чудес, ни веру в то, что по обращенным к нему молитвам верующих они вершатся до сих пор. Вопрос в том, только ли чудесами измеряется личность святого Николая, и даже шире: а что такое для нас чудо вообще?

Например, в жизни святителя Николая был такой эпизод. В ликийском городе Патара, где будущий архиепископ и святитель служил еще простым священником, жил несчастный отец трех дочерей — он был настолько беден, что не представлял, где взять приданое и как выдать дочерей замуж. И тогда отца посетила ужасная мысль: пожертвовать честью дочерей, чтобы заработать денег, которые и стали бы приданым. Бог открыл помыслы этого человека святителю Николаю, и тот решил спасти безумца. Ночью, когда никто не видел, святитель пробрался к хижине несчастного отца и через окно подбросил золото. На эти деньги отец выдал старшую дочь замуж. Вскоре святитель повторил то же самое еще раз, и замуж вышла вторая дочь. Однако на третий раз тайный благодетель был раскрыт: отец не спал много ночей и выжидал, чтобы увидеть, кто же приносит золото. И когда увидел — пал к ногам и благодарил. Остался вопрос: откуда у священника столько золота? Это щедрое наследство родителей святого Николая, которое он постепенно потратил именно так — раздал бедным.

Подпадает ли все это под категорию «чуда»? Вроде бы нет, ведь мы привыкли, что чудо — это что-то непременно сверхъестественное и мистическое. А тут — просто хороший человек совершил добрый поступок. Что тут чудесного, казалось бы… Но разве чудесное — всегда необъяснимо? Разве доброта сердца — это не чудо?

Блаженный Августин обращал наше внимание вот на что: когда Христос насыщает пять тысяч человек пятью хлебами, мы безусловно считаем умножение хлебов чудом, но почему-то не считаем чудесным само произрастание хлеба. А это, в христианском понимании, не меньшее чудо — потому что все в мире создано Богом, в том числе и хлеб, и земля, и вода… И если чудо — это необъяснимое нарушение естественного порядка вещей, то само это слово — из лексикона атеистов. Потому что в том, что Бог может естественный порядок вещей изменить, ничего необъяснимого нет.

Но что же получается — для христианина чудес не бывает? Бывают. Просто это не мистика, не что-то невероятное, а живое подтверждение Божьего присутствия в нашей жизни. Например, доброта и бескорыстность человеческого сердца. Так, как это было у святителя Николая Чудотворца.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть