«Женские» праздники

21.09.2012

Константин МАЦАН

21 сентября Русская православная церковь празднует Рождество Пресвятой Богородицы, а 27 сентября — Воздвижение Креста Господня.

Если следовать букве церковного календаря, соседство этих праздников — не более чем совпадение: оба исторических события произошли в сентябре с разницей примерно в три столетия. События — разные, и оттого богослужения их друг с другом не связаны.

Но все-таки для человека, который пропускает через себя не только букву, но и дух церковного календаря, существует свой символизм в том, что именно Рождество Богородицы и Крестовоздвижение — хронологически первые в череде ежегодных крупных православных праздников (напомним, богослужебный год в Церкви начинается 14 сентября) и идут друг за другом.

У святых праведных Иоакима и Анны, родителей будущей Богородицы, до самой старости не было детей. Согласно общественным устоям того времени, бездетность считалась Божьим наказанием. При этом жизнь они вели праведную — и оттого окружающие совсем не могли понять, за что же Господь так Иоакима и Анну наказывает. Не понимали, но все равно осуждали. Пожилая пара не роптала и продолжала молиться о рождении ребенка. И Бог ответил на молитвы — у них родилась девочка. Ей было суждено дать миру Спасителя, через Нее Бог воплотился и стал человеком.

О Рождестве Богородицы подробно написано в апокрифическом тексте II века — Протоевангелии Иакова. Казалось бы, странно: почему Церковь возводит событие, которое почти не упоминается в канонических текстах, в ранг великого христианского праздника? Дело в том, что такое событие — великое по факту. В христианской логике это очевидно. Бог воплощается не через «какую-то женщину вообще», а именно через Деву Марию. С Ее праведной жизнью и личной безгрешностью. Ангел явился Ей и сказал: «Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус». Услышав это, Мария спросила: «Как будет это, когда Я мужа не знаю?» А ангел ответил: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим». Едва ли любая другая девушка в Иудее готова была услышать такую благую весть о себе самой и не удивиться, не возроптать, не усомниться… Дева Мария была готова, и проявила, возможно, главное, чего Бог всегда ждет от человека — смирение. Она ответила: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову Твоему». В этом смысле появление на свет Пресвятой Богородицы, с христианской точки зрения, — это начало осуществления Божьего замысла о приходе в мир Иисуса Христа, то есть о спасении человечества.

Если Рождество Богородицы — это преддверие земной жизни Христа, то такое событие, как Воздвижение Креста, обращает нас к центральному, ключевому моменту Его земной жизни — Распятию и Воскресению. При этом праздник — опять-таки «женского рода». Примерно в 325 году святая царица Елена, мать римского императора Константина Великого, отправилась в Иерусалим — искать места, связанные с земным служением Спасителя. По преданию, во время раскопок на месте языческого храма Венеры святая Елена нашла три деревянных креста. Чтобы определить, на каком из них был распят Спаситель, каждый крест приложили к мертвецу, которого в этот момент проносили мимо и собирались хоронить. От прикосновения к Истинному Древу мертвец воскрес. Поэтому Крест Господень называют Животворящим. В память об этом деянии святой царицы Елены Церковь установила праздник Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня. И тут христианская логика вполне понятна: Крест — величайшая святыня и символ жертвы, которую принес Христос за каждого человека.

Рождество Богородицы и Крестовоздвижение открывают церковный год. Получается, Церковь сразу же обращает внимание человека на две важнейшие вещи, которые касаются его спасения. Первое. Путь Богородицы — совершенно особый. В то, что все другие христианские святые обрели покой в раю, мы можем верить. В случае же Девы Марии мы это — знаем. В день Ее кончины Христос Сам сошел к ней, чтобы забрать Ее с собой на небеса. Это чудо Церковь запечатлела в празднике Успения Пресвятой Богородицы. Но ведь Божья Матерь, в отличие от Христа-Богочеловека, была по природе человеком обычным, родившимся от родителей, предстоящим Богу со всеми наравне. А значит, это пример всем верующим: обычный человек может оказаться так близко к Богу, как это только возможно. За человеком из плоти и крови — Пресвятой Богородицей — Спаситель сошел с небес и тем самым подтвердил обещание о спасении того, кто в своей земной жизни за Ним последует.

И тут возникает вторая важнейшая мысль о спасении души — на нее указывает праздник Воздвижения Креста. Следование Христу неминуемо означает — нести свой крест. Это всегда самопожертвование — подобно тому, как и сам Спаситель пожертвовал собой на Кресте. Так устроено христианство. В Евангелии от Матфея есть пронзительные слова Христа, обращенные к своим ученикам: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть