Восемь Петров и одна Феврония

06.07.2012

Валерия КУДРЯВЦЕВА, Муром

8 июля — День памяти святых Петра и Февронии Муромских. И вот уже пять лет — общегосударственный праздник, День семьи, любви и верности. С каждым годом его размах все масштабнее — во многих городах России готовятся специальные программы и торжества. Но шире всего этот день отмечают в Муроме — на родине святых. 

И вот уже пять лет — общегосударственный праздник, День семьи, любви и верности«Где здесь у вас мощи святых Петра и Февронии?» — такой вопрос нередко задают туристы, приехавшие в Муром и наскоро зашедшие в главный храм мужского Благовещенского монастыря. Служители терпеливо объясняют, что рака с мощами была перенесена в Свято-Троицкий женский монастырь. Предупреждая разочарование на лицах, добавляют: это совсем близко. В самом деле два старинных белокаменных монастыря — мужской и женский — стоят рядышком, разделенные неширокой дорогой.

С тех пор как рака с мощами в 1992 году переехала в Свято-Троицкий, число посетителей обители значительно увеличилось. В монастыре через дорогу говорят: «Даже обидно, у нас здесь чудотворные иконы XVI века, а их и не замечают». Именно к мощам Петра и Февронии со всей России и из-за границы приезжают просить о счастливом браке, о благополучии в семье, о детях.

В дни подготовки ко Дню семьи, любви и верности в городе — очаги предпраздничной суеты. Обновляют побелкой стены Свято-Троицкого монастыря, со скоростью света мостят площадь Крестьянина, где будет установлен памятник Петру и Февронии работы московского скульптора Владимира Суровцева. На улицах — растяжки, плакаты и бесконечные ромашки — символ праздника. Они не только на клумбах, но и на скатертях кафе, в витринах магазинов, на бамперах авто и сувенирах. Ромашку выбрали, когда день Петра и Февронии, праздник церковный, обрел размах общегосударственный. Чтобы было все свое, отечественное, а не какие-то там заморские сердечки-валентинки.

Впрочем, творческая мысль не стоит на месте. Наталья Монахова, сотрудник муромского Дома народного творчества, рассказывает: «Мы уже предложили городу новый символ, который имеет огромное значение в нашей родной традиции. Это — пояс. Надевая его, человек как бы очерчивал вокруг себя сакральное пространство. Пояс защищал и сохранял хозяина, а также любовь мужа и жены, семью». В Доме народного творчества изучают образцы древних узоров на поясах, собирают приспособления для их плетения. Сделать свой пояс может здесь каждый, а еще — пройти через свадебный обряд по древнерусским обычаям. Желающие есть, но пока их немного. Зато массу вопросов задают дети, для которых организуют тематические экскурсии с рассказом о жизни и быте предков.

Где еще узнать, что у пресловутого «букета невесты» из голливудских мелодрам на Руси есть исконный соперник? По традиции внутрь плетеного голубка клали соль и вешали его над щами или кашей. Подружки невесты раскачивали голубя на веревочке, а жених должен был его поймать. Чем быстрее поймает, тем меньше соли попадет в еду и тем жизнь молодых будет слаще. Пойманного женихом голубка невеста кидала своим подружкам. Кто поймает — та и замуж следующей выйдет.

Дом народного творчества размещается в здании, построенном в 1902 году муромскими купцами Зворыкиными. Теми, чей потомок придумал телевидение. Нынешние обитатели дома охотно показывают помещения, которые практически не изменились за век с лишним, и уникальную литую металлическую лестницу. Если в бюджете найдутся деньги на ремонт, дом прослужит людям еще долго и долго. А пока в одной из комнат-мастерских сшили наряды для Петра и Февронии — главных героев межрегионального фестиваля супружеских пар «Ладья семейного счастья». Ткани современные, а вот крой восстанавливался исторически верный — в основном по изображениям на иконах.

На набережной Оки, прямо на белом песчаном пляже, выстроили сцену, на которой в праздник будут вручаться медали «За любовь и верность» супружеским парам, прожившим в браке более 25 лет. А потом здесь устроят концерт. С высоты пьедестала на подготовительные работы взирает бронзовый Илья Муромец. Еще один муромский святой, чье имя знают все. К слову, богатырь мог бы зваться и Муромлянином: в городе до сих пор нет ясности, как правильно величать его жителей — муромчане или муромляне. В 70-е годы даже отправляли запрос в РАН. Оттуда ответили: можно и так, и эдак. С тех пор даже в официальных документах согласия нет. А вот Илью Муромца помнят все, хотя и хранятся его мощи в пещерах Киево-Печерской лавры, где он принял монашество. В родном Муроме — огромный валун с его изображением при въезде в город, поблизости — бронепоезд «Илья-Муромец». И повсюду сувениры, часто, увы, типовые, без местного колорита и выдумки. Недавно решили расширить православную гимназию имени Ильи Муромца, в старой, на территории Спасо-Преображенского мужского монастыря, конкурс — шесть человек на место. А мест всего сотня. В новом, уже заложенном здании смогут разместиться 165 учеников.

Достопримечательностей в Муроме много, но... «До сих пор у города не было настоящей визитной карточки, и мы хотим, чтобы памятник Петру и Февронии стал эталонным», — говорит глава города Евгений Рычков. Еще бы! За последние пять лет памятники Петру и Февронии появились — в бронзе и мраморе — в Новосибирске, Самаре, Иркутске, Калуге, Ижевске, Омске, Архангельске, Сочи, Екатеринбурге, Ейске, Абакане, Нефтеюганске, других городах. В Муроме скульптура в их честь тоже имеется — перед зданием загса. Но горожане отзываются о ней без любви: без души сделана. Потому и новый памятник ждут с интересом, но и долей сомнения: какой-то он получится?

В современной России сложно назвать еще какой-нибудь праздник, который так бы широко шагнул по всей стране, стал частью новой государственной идеологии. Но время поступает со святыми по своему усмотрению. Кого-то назначает главным «здесь и сейчас», кого-то оставляет спокойно творить чудеса по старинке — вне мейнстрима.

«Я рад, что праздник этот стал государственным. Россия восстановится только через духовность», — уверен Николай Поимцев, житель села Борисово, что под Муромом. На любимой своей Марии Ивановне он женился через день после знакомства. С тех пор счастливо прошли сорок семь лет. Нажито пятеро детей, девять внуков. К Петру и Февронии супруги приходят постоянно — просить о семейном счастье для детей. В том, что святые помогают, сомнений никаких: старшая дочь родила ребенка в 41 год, когда надежды уже не было. Николай Павлович в благодарность написал про Петра и Февронию стихотворение.

(фото: Валерия Кудрявцева)Хранители семейных уз святые

И Петр с Февроньей были молодые.

А выпало им скорби пережить —

Сумели они верность сохранить.

И помнит их красавица Ока,

А пролетали годы и века.

Как солнце ясное, сияла им любовь,

И Русь святая вспомнила их вновь.

Духовная лирика Поимцева — а ее все прибывает — в Муроме понемногу издается, в том числе при поддержке матушки Тавифы, настоятельницы Свято-Троицкого монастыря. Энергией этой же женщины, быстро передвигающейся по территории обители на электрическом кресле-коляске, в городе основан так называемый «пятый», будущий, монастырь (сейчас действующих четыре — мужских и женских поровну). Пока это Крестовоздвиженское подворье на пересечении улицы Экземплярского и Красногвардейского переулка — место, где некогда был Крестовоздвиженский монастырь. Там и приняла постриг княгиня Феврония. А вот от общения с журналистами матушка Тавифа отказывается. Чрезмерное светское внимание, проявляемое к святым Петру и Февронии, похоже, не особенно радует обитателей монастыря.

В Муроме шутят: в этих краях святых на душу населения больше, чем где бы то ни было. И что любопытно, все главные здешние святые — семейные. Петр и Феврония, три брата — муромские князья Константин, Михаил и Федор, и наконец, Иулиания Лазаревская — замужняя женщина, многодетная мать, которая после смерти мужа раздала имущество и прославилась благочестием и добрыми делами. Верующие люди к своим святым обращаются за помощью в делах семьи и рождения детей. А вот были ли дети у Петра и Февронии? На этот вопрос нет однозначного ответа. Когда монах Ермолай-Еразм создавал их житие, в его распоряжении не было ни одного письменного источника, только устные предания и сказки возрастом в три столетия. То, что у него получилось — романтическая история о любви князя и умной, благородной крестьянки, сумевших с достоинством преодолеть козни всесильных бояр, — резко отличалось от канонических житий того времени. Недаром «Повесть о Петре и Февронии Муромских» как житие вошла в канон значительно позже и в сильно усеченном виде. Что в ней факты, а что домыслы, об этом можно только спорить. Про детей чудотворцев не упомянуто. Это и неудивительно, считают некоторые знатоки темы: детей в русских семьях обычно было помногу, и считалось это делом естественным. Другие полагают, что Петр — имя, принятое уже в постриге. В миру же князь звался Давидом Юрьевичем. У него, как свидетельствуют исторические источники, детей было много. Житие Петра и Февронии — одно из самых богатых на версии и варианты. И одно из самых любимых в России. Дмитрий Лихачев даже утверждал, что творчеству Андрея Рублева и художников его круга в русской литературе есть только одно соответствие — «Повесть о Петре и Февронии».

При всем поклонении муромским чудотворцам новорожденные девочки в этом городе имя Феврония получают редко. «В среднем на восемь Петров у нас одна Феврония — это статистика за период с 2008 года», — говорят в муромском загсе. Девочек чаще всего нарекают Анастасиями и Софьями, мальчиков — Максимами и Артемами. В праздничные дни в загсе готовы провести обряд бракосочетания для новых пар. Молодые могут выбрать варианты: классический (под фонограмму), праздничный (живая музыка) и даже такой — бракосочетание в сопровождении актеров, изображающих Петра и Февронию. Правда, строго говоря, день этих святых приходится на Петровский пост, а постом браки не венчаются...

В муромских храмах теперь можно найти немало книг о Петре и Февронии. Но зачинателями современной литературной традиции по этой теме можно считать научных сотрудников Муромского историко-художественного музея Ольгу Сухову и Юрия Смирнова. Их книга о святых появилась в 2008 году тиражом 5000 экземпляров и быстро разошлась, в основном на официальные подарки. Можно ли считать, что тема исчерпана? С этим авторы не согласны. История о муромских святых корнями уходит в русское самосознание. Как античный миф, в разные эпохи она поворачивается к людям разными гранями. Да и источники собраны и изучены далеко не все. Свидетельства о Петре и Февронии есть даже среди раритетов библиотеки Ватикана. Кстати, несмотря на явную востребованность книги Суховой и Смирнова, переизданий пока не было, а следующая их работа — полностью готовая и сверстанная история муромской подвижницы Иулиании Лазаревской — пока висит в компьютере, издатели не спешат с предложениями.

Ко дню Петра и Февронии Муромский музей открывает сразу две выставки редчайших икон. Одну — «Зряще пречистые образы» — из частного собрания московского коллекционера Александра Шарова, уроженца Мурома. Вторую — «Иконы Мурома. Открытия» — из собственных богатейших фондов.

В ближайшие выходные дни Муром соберет гостей со всей России. Люди приедут сюда поклониться памяти Петра и Февронии. При жизни эта пара претерпела множество невзгод. Но привязанность умножала их духовные и физические силы, а потом и силы тех, кто увидел в святых пример и надежду. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть