Русь изначальная

10.11.2012

Михаил ТЮРЕНКОВ

10 ноября православные отмечают день двух святых, память которых напоминает нам о том, что Русская церковь охватывает не только Россию, но и весь Русский мир. Оба святых — преподобный Иов Почаевский и святитель Димитрий Ростовский — родом с территории современной Украины, но оба прославлены Церковью именно как русские святые.

Сегодня среди верующих в России часто возникают вопросы: почему в современной церковной культуре — обычаях, иконописи, песнопениях — так много малороссийских заимствований? Почему так много московского (да и не только) духовенства имеет украинское происхождение? И почему, наконец, именно Украина вот уже несколько столетий находится на самом острие церковной политики? Чтобы ответить, необходимо совершить несколько исторических экскурсов.

Начать стоит со времен Крещения Руси, когда киевский князь Владимир и прибывшее с ним в древнерусские земли византийское духовенство крестили в днепровской купели восточных славян. Исполнив завет своей бабки, святой равноапостольной княгини Ольги, великий князь привел в христианство тысячи русичей, на многие столетия определив наш цивилизационный выбор. Это впереди — княжеские усобицы и раздробленность, монгольское иго и новое возрождение Руси, уже Московской. А пока изначальная Русь едина, и это единство, а также духовное самоопределение русской государственности имело именно киевские корни.

Экскурс второй относится к периоду воссоединения русских земель и освобождения от ордынской зависимости. Ни для кого не секрет, что в те времена русских государств было два. Великое княжество Литовское, куда входил Киев и которое с конца XIV века стало отходить от православия в католицизм, тем самым отдаляясь от русской цивилизации. И постепенно возвышавшаяся Москва, которая в XV веке взяла на себя имперские функции павшей Византии, став, по слову псковского старца Филофея, Третьим Римом. В это самое время произошло первое разделение Руси — киевляне и московиты, а также жители современной Белоруссии, именовавшие себя литвинами (не путать с современными литовцами), оставаясь русскими, постепенно разделились на малороссов, великороссов и белорусов. Разделение усугубилось печально известной Брестской унией 1596 года, когда целый ряд епископов православной Киевской митрополии, сохранив восточные богослужебные чины и обряды, присоединился к Римско-католической церкви.

Именно к этому периоду относится житие преподобного Иова Почаевского, выходца из Галиции — нынешней Западной Украины, сегодня печально известной своими радикально-русофобскими настроениями, а тогда находившейся на острие малороссийской православно-католической драмы, приведшей к гибели многих тысяч людей и не завершившейся по сей день. Преподобный, будучи долгие годы настоятелем одной из самых известных в то время обителей — Дубенского Крестного монастыря на Волыни, всегда сохранял верность православию, активно занимался просветительством и противостоянием окатоличиванию Западной Руси. При нем русским первопечатником диаконом Иваном Федоровым была издана первая славянская Библия — Острожская. В 1620 году преподобный Иов, будучи к тому времени игуменом знаменитого Почаевского монастыря (нынешней Лавры), принял участие в Киевском Соборе, осудившем Брестскую унию и во многом предопределившем судьбу Киевской митрополии и всей Украины. Напомним, что значительная часть нынешних украинских земель в 1654 году на знаменитой Переяславской раде воссоединилась с Московской Русью — Россией (а немного позднее и Киевская митрополия вошла в состав Русской церкви). Быть свидетелем этого события преподобному Иову не удалось — он скончался тремя годами ранее в возрасте около ста лет, но у православных людей нет никаких сомнений, что русское единство тогда было достигнуто во многом именно по его молитвам.

Но, как это часто бывает, единство не бывает без борьбы. Русских разделил трагический Великий раскол второй половины XVII века, когда патриарх Никон, пытаясь унифицировать древнерусскую православную обрядность с современной греческой, «исправил» ее во многом как раз таки по украинскому, уже реформированному образцу. Это вызвало колоссальный протест великорусского населения, и если бы не жесточайшая репрессивная политика против тех, кого в дальнейшем стали именовать старообрядцами, неизвестно, состоялась бы церковная реформа или нет. Но в итоге Русская церковь перешла на новые богослужебные чины, а между великороссами и малороссами возникло первое серьезное напряжение.

Одним из наиболее ярких церковных деятелей того времени был Ростовский митрополит Димитрий (Туптало). Будучи выходцем с Украины, он крайне критически относился к старообрядцам и не только благословлял гонения на них, но и составлял

 многочисленные произведения, направленные против Раскола. В этих произведениях Димитрий Ростовский порой был жесток и во многом несправедлив к оппонентам, но единство церковное он считал важнее всего. Старообрядцы относились и до сих пор относятся к этому человеку крайне неприязненно, однако среди тех, кто принял церковные реформы, Димитрий Ростовский прославился как глубокий проповедник, подлинный аскет, а также автор многочисленных духовных произведений. Человек западной культуры, митрополит написал не только знаменитые «Четьи-Минеи» (Жития святых), к слову, имеющие немало католических заимствований, но и многочисленные драматические произведения и стихи, в частности пьесу «Рождественская драма». На Украине же почитание Димитрия Ростовского вплоть до сегодняшнего дня нераздельно связано с образом единой Церкви.

Именно это единство во многом позволило сохранить Русскую церковь в условиях гонений XX века. Когда практически все великорусское духовенство оказалось в тюрьмах и лагерях, а на всю Россию оставалось около сотни открытых храмов, ситуацию спасло украинское духовенство. Украина в значительной степени стала «кузницей православных кадров» для всего пространства Великой, Малой и Белой Руси, а также ряда других советских республик. Да, это в значительной степени привело к тому, что древнерусская церковная культура — иконопись, песнопения, некоторые богослужебные особенности — в очередной раз была вытеснена малороссийскими (а зачастую и западноукраинскими) заимствованиями. Но нельзя найти ни одного подлинно православного человека, который бы поставил этнические противоречия выше церковного, а следовательно, и цивилизационного единства Русской церкви и Русского мира. Примеры столь разных святых, как Иов Почаевский и Димитрий Ростовский, наглядно показывают, что нет и никогда не было никакого особого российского или украинского православия, но была, есть и будет единая Церковь единой Руси.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть