Раввин Зиновий Коган: «Иудеям и православным надо держаться вместе»

23.03.2012

Михаил ТЮРЕНКОВ

Десять лет прошло с момента первого издания последней большой работы ныне покойного Александра Исаевича Солженицына — двухтомной книги «Двести лет вместе», посвященной истории русско-еврейских отношений.

Споры вокруг этого исследования не утихают и по сей день, а поднятые в нем вопросы едва ли когда-нибудь будут закрыты. Об этом и многом другом мы побеседовали с вице-президентом Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России раввином Зиновием Коганом.

культура: Известно, что многие евреи на книгу Солженицына «Двести лет вместе» отреагировали болезненно. Тем не менее факт остается фактом: на протяжении уже двух веков иудеи массово живут в России. Как Вы оцениваете эти годы русско-еврейского культурного и религиозного взаимодействия?

Коган: Для начала небольшая ремарка: одна из самых древнейших синагог на территории Российской империи была в Цхинвале. Существует мнение, что ей не менее двух с половиной тысяч лет.

Кроме того, как хорошо известно из исторических источников, синагога была и в древнем Киеве. Однако массово иудеи населили Россию действительно в конце XVIII века — в результате разделов Речи Посполитой. Те годы, как известно, были началом «золотого века» русской культуры. И одновременно с этим происходил «золотой век» иудаизма — расцвет культуры литваков — евреев-ашкеназов, основным религиозно-культурным центром которых в то время было Вильно — «Литовский Иерусалим», в 1795 году вошедший в состав Российской империи. В те же годы параллельно начала складываться одесская еврейская жизнь — более просвещенная и менее религиозная, из которой вышли такие выдающиеся деятели советской культуры, как Исаак Бабель, Эдуард Багрицкий, Леонид Утесов, крупные ученые, немало военачальников Великой Отечественной войны...

культура: Насколько отрицательным фактором для евреев была пресловутая черта оседлости?

Коган: Напротив, именно она позволила сконцентрироваться невероятно талантливым силам для рождения таких еврейских религиозных направлений, как хасидизм и реформизм, и, разумеется, для развития ашкеназского ортодоксального иудаизма. Однако многие люди из еврейской среды рвались в мир искусства, науки и политики, для чего было необходимо, если можно так выразиться, «раскрыть лепестки местечка». И именно это сделала революция 1917 года, отменив черту оседлости, после чего многие евреи отошли от своих корней, традиций отцов, но привнесли немалый вклад в русскую советскую культуру. Подчеркну: именно русскую, ведь те же Борис Пастернак и Осип Мандельштам, несомненно, русские поэты.

Возвращаясь к Вашему первому вопросу о книге Александра Солженицына, то уверен: в большинстве еврейских семей ее прочитали от корки до корки, поскольку евреи очень любят читать о себе. Сам же я «Двести лет вместе», можно сказать, проглотил залпом и не увидел там никакого антисемитизма. Но вернусь к Солженицыну. Единственное, что я мог бы покритиковать в его книге, — Александр Исаевич очень мало внимания уделил тому, откуда в XX веке из местечковой еврейской среды вдруг появилось так много выдающихся деятелей науки и культуры, прославивших нашу страну.

культура: А как Вы сами отвечаете на этот вопрос?

Коган: Все-таки черта оседлости никогда не была абсолютно замкнутой. Многие евреи и до революции читали книги на русском языке, наконец, просто дружили с русскими. Кстати, и сейчас именно возрождение Русской православной церкви в последние десятилетия стало стимулом и для еврейского религиозного возрождения. Именно поэтому я всегда выступал в поддержку введения преподавания в школах основ религиозных культур. В первую очередь именно православной культуры.

культура: В чем, на Ваш взгляд, причина столь активного участия в революции именно евреев?

Коган: Да, в процентном отношении этнический перекос был налицо. Евреи, вырвавшиеся из местечек, бросились в большие города, где проявили свою нерастраченную энергию, действительно наломав немало дров. Например, Троцкий — наиболее яркий пример того, насколько ужасным может быть человек, порвавший с отцовским укладом жизни. Впрочем, то же самое можно сказать и о тех евреях (и не только), кто сегодня в России борется против Православной церкви и религии вообще.

культура: Насколько, по-Вашему, сегодня важен религиозный диалог православных, иудеев и представителей иных традиционных конфессий?

Коган: Очень важен! По моему твердому убеждению, для русских нет мира и покоя вне православия, как и для еврея — вне иудаизма. Более того, я нигде себя так хорошо не чувствую, как среди православных монахов, батюшек и архиереев, многие из которых являются моими личными друзьями. Это настолько открытые и добрые люди, что в моей многолетней межконфессиональной деятельности никогда не было случая, чтобы мы не нашли общего языка и взаимопонимания. Повторюсь, еврейского религиозного возрождения в России никогда бы не случилось, если бы не началось возрождение православное. И конечно же, сегодня нам надо держаться вместе, поскольку основные ценности — семья, нравственность, любовь к Богу и ближнему — у нас общие.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть