Радости и беды подмосковной Палестины

10.02.2012

Борис СЕРОВ

На воссоздание Ново-Иерусалимского монастыря в нынешнем году выделят 2 млрд рублей. Об этом в ходе недавнего посещения обители сообщил первый вице-премьер России Виктор Зубков.

Вот уже несколько лет в подмосковной Истре продолжается масштабная реконструкция Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря — выдающегося памятника русского средневекового зодчества. Два года назад «Культура» писала о ситуации, связанной с восстановлением Богоявленской пустыни (1658 года) рядом с монастырем — самой древней и к тому же авторской, никоновской постройки. Тогда газета обратила внимание на возмутившую многих экспертов и жителей Истры реконструкцию скита в стиле современных резиденций, да еще с обнесением глухим кирпичным забором. В декабре прошлого года на ученом совете у генерального проектировщика реставрации (Центральные научно-реставрационные проектные мастерские Министерства культуры РФ) было принято решение о проведении новой реконструкции скита.

Сам наместник ставропигиального монастыря игумен Феофилакт (Безукладников) не склонен особенно критически оценивать прежний проект архитектора Марины Горячевой. Выполненные работы он предлагает называть «первоочередными» или «противоаварийными», а также «незаконченными» — кому как нравится. «Сейчас речь идет о том, что в Богоявленской пустыни должна возобновиться монашеская и богослужебная жизнь. Это уже совсем другой подход, поэтому проект требует соответствующей корректировки».

По мнению игумена Феофилакта, ограда необходима и пока выполняет свою прямую функцию — в ските периодически живут члены братии, им нужна защита от мира. Со временем в пустыни восстановится постоянная монашеская и богослужебная жизнь, и скит, уверяет он, будет доступен для посетителей.

Впрочем, наместник признает уродливость такой реконструкции: «Ограда, построенная в стиле XIX века, совершенно не гармонирует с самой Богоявленской пустынью... Нельзя смешивать стили».

...Турист или паломник, который в эти серые зимние дни вздумает посетить Ново-Иерусалимский монастырь, увидит огромный собор, аккуратно, словно подарочная игрушка, завернутый в полиэтиленовую пленку. Внутри — леса и деревянные щиты. На заседании попечительского совета 4 марта прошлого года Дмитрий Медведев поручил закончить реставрацию к концу 2016-го. По словам настоятеля, задача «сложная, но реальная». Пока в самом монастыре почти закончена реставрация лишь Надвратного храма Входа Господня во Иерусалим, основные же работы впереди. Предстоит реконструкция Воскресенского собора, ротонды, полное восстановление взорванной в 1941 году немецкими саперами колокольни. Да и многого другого: напомним, что патриарх Никон, приступая к строительству Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, задумывал не просто построить на берегах Истры еще один монастырь, но воссоздать здесь образ Святых мест Палестины. В концепции реставрации этот замысел отражен — и даже с избытком.

Благотворительный фонд по восстановлению Ново-Иерусалимского монастыря совместно возглавляют президент России Дмитрий Медведев и патриарх Московский и всея Руси Кирилл, а председатель правления — первый вице-премьер Виктор Зубков.

Однако как скажется скорость работ на их качестве? Очень бы не хотелось получить в старинном монастыре очередной «евроремонт». Подобные опасения небеспочвенны — так уж повелось, что с памятниками архитектуры в России принято обращаться весьма вольно.

Пока примеров бережного отношения к реконструкции в Новом Иерусалиме — во всяком случае на уровне деклараций — достаточно. Как уверяет настоятель монастыря, для восстановления богатого изразцового убранства соборов и кувуклии (Часовни над Гробом Господним) будут строиться специальные дровяные печи, чтобы максимально приблизить технологический процесс к тому, каким он был в XVII веке. В изготовлении настоящих средневековых изразцов существует масса тонкостей. Какой оттенок приобретет плитка, зависит, например, от погоды и даже от влажности дров. Зато на выходе получаешь неодинаковую поточную работу — у каждого изразца «свое лицо». А ведь еще недавно выданное техническое задание для изготовления керамических образцов, опиралось на советские ГОСТы по изготовлению настенной плитки.

Часовню Гроба Господня решено восстанавливать в изначальном виде, как она задумывалась при патриархе Никоне, для чего проведены серьезные архивные разыскания. Важные материалы для понимания внешнего вида кувуклии, увезенные немцами в 1941-м, найдены в одном из архивов Варшавы.

Будет перестроен и шатер над Новоиерусалимской ротондой. Обрушившийся еще в XVIII веке, он был перестроен по проекту Растрелли и снова взорван эсэсовскими саперами во время войны. Нынешний шатер работы Нодара Канчели (автора обрушившихся Бауманского рынка и «Трансвааль-парка»), созданный из сварных конструкций, специалистов категорически не устраивает. Он будет разобран и заменен деревянным — как и проектировал Растрелли.

Реконструкция Нового Иерусалима — во многом беспрецедентная по масштабу и сложности работа, и многое в ее организации вызывает вопросы. Очевидно, что подобный проект требует опыта и особо тщательного отбора исполнителей. Чем же может похвастать нынешний генеральный подрядчик — петербургская компания «БалтСтрой»? В ее портфолио — реставрация и Дирекции императорских театров, и Великокняжеской усыпальницы Петропавловской крепости, работы в Мариинском дворце, Санкт-Петербургском университете, реставрация и реконструкция интерьеров Собственной половины Большого Кремлевского дворца в Москве и многое другое. Список внушительный, однако какое отношение все это имеет к русскому средневековью? Между тем техника выполнения работ — таково мнение экспертов — в Петербурге XVIII и Москве XVII веков отличается. Это касается и искусства керамистов, и кузнечного дела, и резчиков по дереву. А потому есть основания для опасений.

По сведениям «Культуры», уже сейчас не все выполняемые на территории монастыря работы некоторыми экспертами признаются удовлетворительными. Как объясняют специалисты, имевшие дело с русским средневековьем, зачастую дело даже не в том, что работа выполнена технически плохо, хотя и это случается. Многие современные специалисты, особенно не имеющие серьезного опыта, просто не чувствуют стиля XVII века. Получается, что даже наличия государственной воли и вложения необходимых денег недостаточно. На площадке уровня Нового Иерусалима сказывается отсутствие опытных мастеров. Советская школа реставрации за два последних десятилетия была основательно разрушена, а потому найти хорошего мастера сейчас непросто. Если раньше реставрация была уделом классных специалистов, воспитанных и объединенных по цеховому методу, теперь это зачастую случайные люди.

Конечно, отсутствие опытных мастеров, создание реставраторских школ — все это вопросы, требующие решения на ином уровне. Тем не менее кое-что сделать можно уже здесь и сейчас. Почему бы не вспомнить об уже имеющемся опыте — например, о курсах подготовки мастеров, созданных в Строгановском училище сразу после Великой Отечественной войны для нужд поднимавшейся из руин страны? В этом случае реставрация Нового Иерусалима и воссоздание «Русской Палестины» может стать отличной школой — для археологов, инженеров, архитекторов, мастеров-ремесленников. Кстати, заняться этим еще не поздно. 2016 годом жизнь не закончится, а в России еще многое нужно восстанавливать.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть