Планета Дивеево

27.07.2012

Татьяна УЛАНОВА, Нижегородская область

«Когда меня не станет, вы ко мне на гробик-то ходите! Как вам время, вы и идите; чем чаще, тем лучше! Все, что есть на душе, что бы ни случилось с вами, о чем бы ни скорбели, придите ко мне, да все, все с собой-то принесите на мой гробик! Припав к земле, как живому, все и расскажите, и услышу я вас, вся скорбь ваша отлетит и пройдет! Как вы с живым всегда говорили, так и тут! Для вас я живой есть, буду и во веки!»

(фото: Татьяна Уланова)Силы покидали старца. Жизнь подходила к концу. Предчувствуя это, он заранее выдолбил себе в колоде гроб. И оставил дивеевским сестрам утешительное послание.

Обретение мощей преподобного Серафима Саровского произошло только через 70 лет после кончины чудотворца — 19 июля (1 августа по новому стилю) 1903 года. В 1920-е мощи были изъяты из раки и вывезены в неизвестном направлении, монастырь разогнан.

1991-й многим запомнился ГКЧП, путчем, распадом СССР. Но для православных это, прежде всего, год второго обретения святых мощей и возобновления монастыря. Началась новейшая история. Возвращение Дивеевской обители территорий и зданий, восстановление и строительство храмов. Благоустройство монастыря в целом и Святой канавки — в частности. Работы было непочатый край.

С тех пор прошел 21 год. А забот у монахинь меньше не стало. Вы не встретите их на прогулке или с книгой на скамейке. Не сможете с ними поговорить. «Не благословляется», — скорее всего, ответят они. Зато могут подойти сами: «Не хотите потрудиться на огороде?.. пособирать смородину?.. пофасовать сухарики?»

Соглашаются немногие. Старым хватило бы сил отстоять к мощам. Молодые редко понимают, зачем это. Да и неудобно копаться на грядках в короткой белой юбке, на шпильках. А у тех, что приезжают на автобусах, как правило, нет времени. Пребывание в Четвертом уделе Богородицы расписано буквально по минутам.

— Так, теперь идем к Канавке, я все расскажу, покажу, но сейчас вы туда не-пой-де-те, — чеканит экскурсовод. — Для этого будет свободное время. А в трапезной для вас уже накрывают столы.

Трудниками часто становятся местные или те, кто приехал хотя бы дня на три. Кому некуда торопиться. И кто уже знает: попасть к мощам отца Серафима можно, потому что даже летом бывают часы, когда у Северных ворот Троицкого собора, где обычно выстраивается очередь, нет никого.

— У меня здесь мама живет, — рассказывает Ирина, которую я отвлекла от прополки клумбы с роскошными розами. — А я преподаю в арзамасской школе английский. Отпуск — два месяца. Что делать? Вот приехала сюда на две недели. Монастырь за работу платит. Правда, сестры очень строгие...

На другом газоне 14-летний дивеевец Даниил, вооружившись маленькой лопаткой, выкорчевывает одуванчики.

— И не скучно тебе за такой работой? — пытаюсь «поддеть» подростка.

— Да я тут с ребятами. Что старшая матушка скажет, то и делаем. Но можем и повеселиться, пошутить… А вообще, нам по 4 тысячи в месяц платят.

Даниил ходит в православную школу и занимается в военно-патриотическом клубе, который, по утверждению сельчан, инвестирует московский генерал ФСБ в отставке.

Если разбираться с понятиями, «местные» в Дивееве — это сегодня уже не понятно кто. 70 процентов жителей — приезжие. После распада СССР сюда потянулись православные из Белоруссии, Украины, Молдавии… Им тут хорошо. Они это ценят. В отличие от тех, кто здесь родился и вырос. Перспективная молодежь, конечно, уезжает. Школа, говорят, в селе приличная. Многие поступают в саранские вузы, в нижегородские.

Кто остается в Дивееве? Во-первых, те, у кого нет смысла жизни. Эти пьют, попрошайничают.

— Девушки, дайте сто рублей, — просит бомжеватый мужичок.

— Нет, вы слышали?! Кака наглость! Сто рублей ему дай! А тыщу не хошь? — возмущается стоящая рядом женщина…

Другая категория — занятые делом. Кто-то же должен в селе учить, лечить. Сельчане уверяют: медицина хорошая. Главное — бесплатная. И не дай Бог вам предложить стоматологу денег. На двери каждого кабинета написано: «В случае вымогательства звонить по телефону…» Но, в основном, дело — это, конечно, бизнес. Разного уровня. Пассажирские перевозки. Сдача в аренду лишней жилплощади. Торговля. Вот — открыли «Пятерочку». Местные жалуются: ужасно дорого! И ждут обещанного «Магнита».

Строительство в Дивееве — это квартиры, которые плохо продаются. И гостиницы, которых становится все больше. Самые приличные — «Дивеевская слобода» Елены Батуриной и «Московская» Олега Дерипаски (личная благодарность ему за восстановление храма выбита на табличке при входе в Троицкий собор). Иностранцы могут поселиться только в этих отелях, потому что они предоставляют для посольства подтверждение брони.

Есть уличная торговля. Товары те же, что и в монастырских лавках. Приобрести стоит только палантин и юбку в пол, если вдруг вы, не подумав, приехали в монастырь в мини, с открытыми руками и глубоким декольте. Таких из Троицкого собора обычно выпроваживают — «прикрыться».

Третья группа местных жителей — те, кто подвизается в обители. Например, православные мужчины из окрестных деревень, работающие в охране.

Никто и не пытается скрывать, что вся жизнь здесь крутится вокруг монастыря. Развлечений, простите, в Дивееве нет. Пойти некуда. Разве что на автостанцию, с единственным круглосуточным магазином, где по ночам собираются ряженые девицы попить пива с парнями.

— Чтобы сделать маникюр или купить хорошую косметику, нужно проехать 65 км до Арзамаса, — делится со мной сотрудница Единого экскурсионного бюро Дивеево Наталья Константинова. — Про хороший кофе и говорить нечего. Варят его только в одном кафе. Сейчас зайдем…

Наташа здесь всего два года — вышла замуж за дивеевца Сашу, вместе открыли бюро. До того жила в Саратове. Мама — владелица ресторана европейского А-класса. У папы — своя стоматологичес­кая клиника. У Наташи был бутик одежды прет-а-порте… Я слушаю ее и не могу удержаться от вопроса.

— Уверены, что здесь надолго?

— Думаю, да. Мне очень нравится моя работа. Многие из тех, кто заказывает у нас экскурсии, становятся друзьями… Однажды встретила в храме Михаила Пореченкова. В другой раз увидела Татьяну Устинову (в Дивееве она собирала информацию, задумав описать историю похищения иконы преподобного Серафима — «Культура»). А свекровь как-то рассказала: «Иду по монастырю, вижу — Кирилл Лавров по Канавке на коленях ползет…»

— Люди встречаются разные, — продолжает рассказ Наталья. Нередко хорошо обеспеченные. Но при этом скромно одетые, набожные. Бывают православные иностранцы, в том числе русские немцы. Недавно обратилась группа из Брянска, в которой были федеральный судья, продюсер центра Александра Барыкина и миллионер с женой. А в прошлом году меня удивили москвичи. Увидев их, я вспомнила стишок про даму, которая сдавала в багаж корзину, картину, картонку и маленькую собачонку… Здесь это было так: дама 45 лет, ее сыночек, водитель, охранник и… дорогой померанский шпиц. Алла выглядит бесподобно. Владеет клиникой. Муж работает в РАО ЕЭС. Крещеные евреи, имеют троих детей, двое из которых уже женаты… Входим мы с ней в монастырь — нам тут же предлагают потрудиться. Алла сразу откликается на просьбу: «Да, да, сестрица, показывайте, что нужно делать». Я говорю: «Алла! Это не моя компетенция. Я здесь не для этого», — «Не волнуйся, побудь с нами. Я оплачу твое время». На огороде водителя и охранника заставляют раскидывать навоз. Нас с Аллой — перекапывать… Я опять с вопросом: «Объясни, зачем?» — «Нельзя отказывать в работе на монастырь. Мы свято верим, что именно послушание хранит нашу семью в благополучии», — «Вы же были иудеями!» — «Мы были никем. Евреи. Но не ортодоксы. В синагогу не ходили…», — «Почему же стали православными?» — «А на кого надеяться, когда случается горе?» Теперь они ортодоксальные православные. Зарабатывают, жертвуют на монастырь. А еще каждую неделю Алла выкраивает время, чтобы съездить к Матронушке Московской — потрудиться… Выходит из машины, снимает украшения и берет метлу…

К слову, прародителем дивеевского туристического бизнеса считается некий Алексей, который закончил свое обучение в восемь лет, поняв, что есть в жизни вещи поинтереснее школы. Когда началось восстановление обители, мальчик, родившийся с коммерческой жилкой, подходил к приезжим и за шоколадку предлагал проводить на источник. А вскоре понял, что «шоколадка» — понятие растяжимое.

Вопрос ночлега в Дивееве не праздный. Уповать на то, что в вышеупомянутых отелях цены высокие, а значит, всегда есть места, не стоит. Мест нет ни в дорогих, ни в дешевых гостиницах — лето. В паломническом центре мне предложили кровать в четырехместном номере. Здесь же вывешены пять листов с адресами жителей, сдающих в аренду комнаты, квартиры и дома. 150 рублей за «койко-место» — что-то убогое, туалет и холодная вода на улице. Тем, кто привык к лучшему, нужно рассматривать варианты от 400 рублей. В гостиницах цены средне-российские. То есть малохольные. Это вам не Франкфурт, где за сотню евро можно получить приличный номер в дизайнерском отеле.

— Я недавно искала место для размещения группы из тридцати человек, — рассказывает Наташа. — И увидев то, что предложили, вспомнила эпизод фильма «В джазе только девушки», где они ехали в вагоне... Фанерная перегородка, клетушки по две кровати — и занавески… На окраине села расположена одна из монастырских гостиниц — «Северная», которая выглядит как казарма на сто человек с двухъярусными кроватями. Удобства, понятно, на улице. И даже эта койка — за послушание. Одна девочка приехала потрудиться в монастырь. А у нее в этой, с позволения сказать, гостинице, украли и деньги, и телефон…

— Обстановка криминогенная?

— Девочку паломники обокрали. В Дивееве преступности практически нет. Некоторые даже дома свои не запирают. Правда, цыган много. Особенно в праздники… Да вот сумку у женщины вырвали… Но вообще-то, местной милиции — респект и уважуха, как говорит мой 12-летний сын.

Несколько лет назад, проездом из Сарова в Дивеево, я наблюдала в буквальном смысле столпотворение на источнике преподобного Серафима. Сюда привозят действительно немощных. Вынимают из инвалидной коляски, несут к купели… Люди надеются и верят. По-другому здесь никак нельзя.

Надеялась и Валентина Толкунова, чудесная русская певица, так рано ушедшая от нас. Несколько лет назад она купила домик рядом с обителью. Верила, что болезнь перестанет прогрессировать… Говорят, Инна Чурикова привозила Олегу Янковскому икону «избранного чудотворче». Приезжали Караченцовы, когда с актером случилась беда...

Никита Михалков и Ирина Муравьева давали интервью епархиальному радио, корпункт которого находится в Дивеевской обители. Не раз была здесь Светлана Медведева, очевидно, заезжая из Мурома, после празднования Дня святых Петра и Февронии. А вот Филиппа Киркорова в Дивееве не ожидали увидеть. Приехал после концерта в Нижнем Новгороде, прошел по Святой канавке, поклонился мощам отца Серафима (специально для него раку открыли), искупался в источнике.

Киркоров оказался в Дивееве впервые, случайно. Таких как он в монастыре много. В очереди к мощам редко кто читает молитву или акафист. Люди обсуждают только что купленные браслеты с изображениями святых, размеры крестов, дизайн четок.

— Зачем каблуки надела? — спрашивает мама дочку.

— Это не каблуки, а платформа, — огрызается взрослое дитя.

— Там — во! Блинчики с рисом! — сыто улыбается мужчина, вернувшийся из трапезной.

Пьяниц и откровенных бомжей на территории не видно. Для всех остальных монастырь открыт с 5 до 22 часов ежедневно.

Мрачные фанатики в черных балахонах, злобно кидающие вслед женщинам: «Иди, смой ресницы!» или «Че ногти отрастила?!»... Лагерь православной школы из Ардатова... Молодые супруги с двухлетним Максимом, посещающие Дивеево каждый год, но не очень разбирающиеся в церковной терминологии и совершаемых действах… Один папа, из Нижнего, гуляет с полугодовалой Викторией: «Жена захотела приехать к мощам… А мне все равно». Второй, из Рязани, фотографируется с сыновьями «на фоне», пока мама в очереди за сувенирами… У киоска женщина восхищается: «Красота какая! Сосуд для святой воды? Можно на кухне поставить».

Рядом на скамеечку присаживается паломница Валентина. Обхватывая голову руками, вздыхает: «Устала. Интересно, но тяжеловато. Восемь часов ехали на машине из Вичуги. Муж и дочери верующие. А я за 46 лет и в храме-то, считай, не была. Старшей дочери — 23. Вся в религии. Молодыми людьми не интересуется. Боюсь, как бы в монастырь не ушла...»

На все воля Божия, сказали бы Валентине здешние монахини. Вот завещал батюшка Серафим возвести Благовещенский собор, чтобы завершить архитектурный ансамбль монастыря. Десять лет шла подготовка. Но только весной 2012-го появилась возможность начать строительство.

Ну, с Божьей помощью.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть