Осень патриархов

17.11.2012

Михаил ТЮРЕНКОВ

Революционные события 1917 года принесли Церкви и ее народу немало бед. Но в том же году — 5 (18) ноября — произошло событие, которого православные ждали больше двух столетий: впервые после петровских реформ был избран Московский патриарх. Им стал — в дальнейшем канонизированный Русской церковью — Святитель Тихон (Беллавин). А 29 лет спустя — 20 ноября 1946 года — в Ленинграде родился один из его преемников — будущий Святейший патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

В XVI веке, на заре становления единого Московского государства на Руси появилось очень интересное предание — «Повесть о белом клобуке». Это сказание, получившее широчайшее распространение в последующие века, логично дополняло теорию «Москва — Третий Рим». Но если суть последней в общих чертах известна многим: новая столица единой Руси — прямая наследница двух павших Римских империй (Античной и Византийской), то о таинственном головном уборе — белом клобуке (сегодня правильнее именовать его «куколем») — знают лишь немногие.

Предание повествует о том, что некогда римскому императору Константину Великому во сне явились первоверховные апостолы Петр и Павел и показали, каким должен быть символ церковного главенства предстоятеля Вселенской церкви (на тот момент епископа Рима Сильвестра I). Головной убор вскоре был сшит, и царь Константин собственноручно возложил его на Сильвестра. Преемники последнего — римские папы — в последующие века постепенно отошли от «древлего благочестия», и белый клобук сначала перешел к Константинопольским патриархам, а затем чудесным образом был перенесен на Русь, в итоге став главным символом Московских патриархов и всей Русской церкви.

Вплоть до второй половины XVII века «Повесть о белом клобуке» была очень популярна в России, поскольку полностью соответствовала ее историософии — образу единственной хранительницы неповрежденного христианства — святого православия. Москва — Третий Рим, московские цари — наследники византийских императоров, а московские патриархи — преемники римских пап и константинопольских патриархов. Затем, в результате церковной реформы патриарха Никона, с подачи греков повесть была осуждена как «лживая», но в народной памяти (особенно у старообрядцев) она сохранялась еще очень долго.

Петровские реформы конца XVII – начала XVIII столетия коснулись далеко не только государственной сферы: процесс подчинения Церкви государству, начавшийся еще до Петра I, в те годы получил свое завершение. Так, после смерти патриарха Адриана царь запретил избирать нового, а затем и вовсе подчинил Русскую церковь своей власти... И лишь спустя два века — поздней осенью 1917 года — Всероссийский Поместный собор возвратил Церкви ее предстоятеля. На новоизбранного патриарха Тихона был возложен древний белый куколь. Конечно, это ничуть не изменило давления светской власти на духовную, более того, гонения на Церковь лишь усиливались, но в сознании церковного народа отложилось четко: теперь у всех есть земной заступник — Святейший патриарх. Последующие годы и даже десятилетия для Русской православной церкви были трагическими. Сам патриарх Тихон неоднократно оказывался в заключении, но от белого куколя не отрекся вплоть до своей смерти в 1925 году. Мужественно — постом и молитвой, воззваниями и наставлениями — Святитель боролся за церковное единство, и это принесло свои плоды.

Затем на без малого два десятилетия Русская церковь вновь лишилась патриарха, большевики не давали даже созвать собор для его выборов. И лишь в годы Великой Отечественной войны — осенью 1943-го — Сталин лично призвал трех церковных иерархов, позволил им провести выборы патриарха и оказал всестороннюю поддержку в этом. Тогда — всего на полгода — предстоятелем стал патриарх Сергий (Страгородский), человек, который и сегодня у многих вызывает смешанные чувства. Его нередко обвиняют в фактическом подчинении Русской церкви атеистической власти, но лишь одно не вызывает никаких сомнений: именно этот человек сделал все, чтобы в условиях жесточайших гонений сохранить саму церковную структуру. И патриарху Сергию это удалось.

Но весной 1944 года патриарха Сергия не стало, и его преемником был избран владыка Алексий (Симанский). Новый патриарх занимал престол четверть века — с 1945 по 1970 годы — дольше всех предстоятелей Русской церкви. При нем Церковь пережила и период кратковременного (хотя и во многом ограниченного советской властью) послевоенного возрождения, и очередные — уже хрущевские — гонения. Патриарху Алексию I удалось приумножить то, что успел сохранить его предшественник. При нем возродилось практически из небытия духовное образование — вновь открыты Московская и Ленинградская духовные академии, ряд семинарий, множество храмов и несколько монастырей. Белый патриарший куколь был передан избранному после смерти Святейшего Алексия на Поместном соборе 1971 года патриарху Пимену (Извекову), человеку, во многом соответствующему светскому правителю той эпохи — Леониду Брежневу. Еще недавно этих людей любили критиковать за «застой» (как в государстве, так и в Церкви), и только сегодня многие начали понимать, как дорого стоят десятилетия относительного спокойствия.

В 1990-м белый куколь перешел к человеку, которого все мы хорошо помним — патриарху Алексию II (Ридигеру). Этому потомку древнего дворянского рода, получившему воспитание в независимой от Советского Союза Эстонии и пережившему подростком годы немецкой оккупации, было суждено взойти на патриарший престол в годы перемен. С одной стороны, Церкви возвращали монастыри и храмы, возрождались духовные академии и семинарии, в разы и даже на порядки увеличилось число священников и прихожан. С другой, появлялись новые церковные расколы, возник жесткий диссонанс между православной проповедью и распространявшимся культом стяжательства и отнюдь не благочестивых удовольствий. Не могла не повлиять на церковное возрождение и сложная внутриполитическая ситуация в России — так, после кровавых событий октября 1993 года в Церкви было решено максимально отстраниться от политики. И именно в этих, отнюдь не простых, условиях многопалубный церковный корабль был во многом отстроен практически заново.

И, наконец, в начале 2009 года белый куколь увенчал главу человека, к тому времени уже широко известного далеко за пределами церковной среды. Нынешний Святейший — Кирилл — многие годы отвечал за внешние церковные связи как в России, так и за ее рубежами. Будучи прирожденным оратором, знающим несколько иностранных языков, он смог наладить прекрасные отношения со многими политиками и деятелями культуры, лидерами традиционных конфессий и общественными активистами. Три года назад казалось: еще несколько лет, и авторитет Церкви станет столь велик, что можно будет говорить о ее возвращении во все сферы российского общества. Но именно это привело к очередной волне гонений на Русскую православную церковь и ее предстоятеля.

В уходящем 2012 году патриарху Кириллу пришлось столкнуться с беспрецедентными по агрессивности и цинизму нападками со стороны так называемой «либеральной общественности» и целого ряда СМИ. Эти гонения, исходящие отнюдь не от государства (светская власть пострадала не меньше церковной), наверняка войдут в отечественную историю как один из самых сложных ее периодов. Но чем сложнее эпоха, тем величественнее слава и историческая память о тех, кто смог преодолеть смутные дни. И лично у меня нет никаких сомнений в том, что Святейший Кирилл, чей 66-й день рождения будет отмечен 20 ноября, войдет в сознание многих поколений православных людей как достойный преемник и первых московских патриархов, и Святителя Тихона, и других предстоятелей Русской церкви, которые смогли в тяжелейших условиях сберечь важнейший церковно-исторический символ — белый куколь.

Шимон Перес послушался патриарха Кирилла

Одним из итогов визита Святейшего патриарха Московского и всея Руси в Иерусалимский патриархат, состоявшегося с 9 по 14 ноября, стало решение израильского правительства списать храму Гроба Господня — одной из главных христианских святынь — коммунальные долги в размере свыше 9 млн шекелей (около 2,4 млн долларов). Как сообщил «Культуре» руководитель патриаршей пресс-службы диакон Александр Волков, «это связано с активным участием Русской православной церкви в разрешении данной проблемы и непосредственно — с визитом ее предстоятеля на Святую землю, о чем Святейшему лично сообщил президент Израиля Шимон Перес». Есть основания надеяться, что новая дипломатическая победа патриарха Кирилла и всей Русской церкви еще сильнее укрепит ее положение и авторитет среди других православных Поместных церквей.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть