Измени себя

17.08.2012

Константин МАЦАН

Никакие внешние признаки не выдавали Богочеловека в простом сыне плотника из Назарета, последние две тысячи лет именуемом Иисусом Христом. Лишь однажды он зримо предстал во всей своей божественной мощи, и то лишь перед тремя избранными учениками — Петром, Иаковом и Иоанном. В тот день Христос поднялся с ними на гору Фавор, и там случилось то, что вошло в церковные календари как Преображение Господне.

Лишь однажды он зримо предстал во всей своей божественной мощи

Евангелие от Матфея так описывает это событие: «Просияло лице Его как солнце, одежды же Его сделались белыми как свет... облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте...» (Мф. 17: 2, 5). Впрочем, апостолы позже признавались, что никаким словесным описаниям Бог все равно не поддается. Любопытно, что Христос запретил ученикам рассказывать об этом кому бы то ни было до тех пор, пока «Сын Человеческий не воскреснет из мертвых». То есть использовать это чудо как аргумент «в пользу» Христа не получилось бы. Так зачем все это было нужно?

Если оставить за скобками богословские тонкости, о смысле праздника Преображения лучше всего расскажет русская литература. В двух совершенно разных текстах — две разные отсылки к событиям на горе Фавор. Первое — стихотворение «Август» Бориса Пастернака», второе — «Собачье сердце» Михаила Булгакова.

Лирическому герою Пастернака снится сон: собственные похороны, которые совпадают с праздником Преображения. Мысль вполне евангельская: душа — бессмертна, поэтому смерть человека на земле — не конец жизни вообще, а лишь переход в другое «измерение». То есть — тоже преображение.

Но главное — человеку снится сон о себе самом, и через призму собственной души он воспринимает то, как вокруг него преображается пространство. В каком-то смысле герой, представляя себе свое «лицо умершее», преображается сам — и вслед за ним преображается мир.

Трудно не заметить, как это не похоже на булгаковского профессора Преображенского. После его гениального медицинского эксперимента бедный пес Шарик, унаследовав гены алкоголика и дебошира Чугункина, превратился в Полиграфа Полиграфыча Шарикова. Человека малоприятного. Да и «человеком» его можно называть, в общем-то, с натяжкой. Этим профессор Преображенский тоже решил по-своему преобразить мир — но начал не с себя, а с другого. И вот что получилось.

Герой Пастернака демонстрирует подход к вещам вполне христианский. А вот подход героя Булгакова — нет. Знаменитое высказывание преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи» — как раз об этом. Хочешь изменить мир к лучшему — начни с себя и увидишь, как удивительно меняется мир вслед за тобой и словно бы сам по себе.

И сегодня — когда одна часть общества требует перемены взглядов от другой, другая — реформ от власти, власть — решительных шагов от бизнеса, а бизнес — самоотдачи от населения, — именно сегодня праздник Преображения крайне актуален для всех нас. В том числе и людей, далеких от религии. Ведь он напоминает нам о том, что преображать нужно, в первую очередь, самих себя.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть