Андрей Виноградов: «Мы отделили жития от сказок»

23.03.2012

Константин МАЦАН

В книжных магазинах скоро появится новый шеститомный сборник житий православных святых — «Синаксарь», составленный афонским иеромонахом Макарием Симонопетритом. Русский перевод осуществлен в издательстве московского Сретенского монастыря совместно со специалистами Института всеобщей истории РАН. О смысле и назначении нового «Синаксаря» нашей газете рассказал научный редактор издания, кандидат исторических наук Андрей Виноградов.

культура: Кого новая книга должна заинтересовать?

Виноградов: С одной стороны, традиционного читателя духовной литературы. Ему мы даем возможность ознакомиться с наиболее полным на сегодняшний день собранием житий святых. Особенно важно, что тексты в новом «Синаксаре» проверенные, сопоставленные со множеством исторических источников. Читатель не столкнется с фантастикой типа «говорящих лошадей», а ведь такие вещи в древних житиях то и дело попадаются.

С другой стороны, мы рассчитываем и на более широкую публику — на читателя в самом общем смысле слова. Известно, что на протяжении столетий жития святых были излюбленными книгами для многих людей. Например, в классической русской литературе XIX века жития упоминаются как регулярное, ежедневное чтение человека той эпохи. И неслучайно именно из житий берутся очень многие значимые образы и сюжеты, которые вошли в нашу культуру. Без этого знания невозможно сформировать целостного представления о ее развитии.

культура: Вы верите, что чтение житий святых в эпоху информационного общества может стать занятием излюбленным и ежедневным?

Виноградов: Думаю, это вполне возможно. Дело в том, что данная ниша в современном книгоиздании не закрыта. Ведь посмотрите: духовную литературу, в принципе, читают. Например, Новый Завет для многих — действительно настольная книга. Почему же жития святых не входят в массовый круг чтения? Может, это как раз следствие того, что не появлялось пока издание, которое было бы одновременно просто, интересно и полезно читать? Вот мы и попытались отчасти занять эту нишу.

культура: А что в новом издании должно сделать его доступным и понятным современному читателю? Ведь есть, например, проверенный веками сборник житий, составленный святителем Димитрием Ростовским, — чем новое издание отличается от него?

Виноградов: Жития святых Димитрия Ростовского написаны в XVII веке высокопарным языком, в барочной стилистике — все это для современного читателя тяжело и непонятно. Есть и другие тексты житий, но это отдельные тексты разных авторов. Общего сборника на доступном и вместе с тем грамотном языке до сих пор не было. Над нашей же книгой специально трудился литературный редактор. Мы, конечно, не выносим на первый план литературные достоинства текста. Но цель, чтобы все было написано на красивом русском языке и выдержано в единой стилистике, у нас была. Поэтому новый «Синаксарь» — это просто хорошая литература.

культура: Вы сказали, что в старых житиях иногда встречаются фантастические вещи. Получается, некоторым старым текстам вовсе не стоит доверять?

Виноградов: Надо иметь в виду культурно-исторический контекст, в котором тот или иной текст создавался. Мы более рациональны, чем тот же Димитрий Ростовский и его современники, требуем максимального правдоподобия и стремимся найти в святом образ реально существовавшего человека — тогда верим и в его подвиг. Поэтому очистить жития святых от налета «сказочности» было очень важно.

Важно избавить рассказ о святом от разных исторических нелепиц, которые могут на корню подорвать доверие к тексту. Классический пример — житие святого Николая Чудотворца. Рассказывается, что святой Николай посещал Иерусалим и храм Гроба Господня. На самом же деле этот храм был построен только через несколько десятилетий. Ошибка произошла из-за путаницы в двух разных святых Николаях (один жил в четвертом веке, другой — в шестом). Знающего читателя такая неточность сразу заставит усомниться в подлинности описываемых событий. Наше издание возвращает максимально исторический образ святого.

В процессе работы над переводом мы также убрали из книги текст известного жития Варлаама и Иоасафа. Этот греческий текст, типичный для христианской древности душеспасительный рассказ о том, как можно отказаться от мира, — не что иное, как очень хорошо известное на Востоке жизнеописание Будды...

Новый «Синаксарь» — первая в своем роде попытка собрать в одном издании святых, прославленных во всех православных Церквях. Наша работа над русским переводом потребовала дополнительной корректировки содержания текста: кое-что мы должны были добавить — более подробные описания русских святых. А кое-что пришлось убрать — например, память Кирилла Лукариса, патриарха Александрийского: с точки зрения Русской православной церкви он является еретиком, поскольку поддерживал учение Кальвина.

культура: Чем отличается восприятие святого человеком нашей эпохи и жителем Средневековья?

Виноградов: Если говорить о святом в глазах его же современников, тут есть проблема, общая для всех эпох: святость неочевидна до самого последнего момента. Да, были примеры, когда верующие считали человека святым уже при жизни и даже во время похорон хотели разорвать на части его одежду и забрать себе кусочек. Но ведь даже очень «авторитетный» среди простого люда подвижник не является святым до тех пор, пока его соборно не прославит Церковь. А для этого нужно, чтобы после смерти этого человека прошло какое-то время.

Если же говорить о восприятии святого уже прославленного, то, конечно, наше время и прошлые века сильно отличаются. Для средневекового общества святой — это покровитель города, его символ, регулятор многих общественных отношений. Для современного социума святые такой роли практически не играют. Но неизменным сквозь века остается восприятие святого как образца для подражания.

культура: Что больше всего поразило лично Вас во время работы над переводом сборника?

Виноградов: То, что в житиях ирландского и, скажем, эфиопского святых можно найти общие черты. Путь души ко Христу не зависит от внешних факторов — эпохи, географии и т.д. И, конечно же, на некоторых текстах житий я просто не мог сдержать слез. Чаще всего это были описания мученичеств. Причем слезы вызывают не сами мучения, а поведение святого — уровень мужества человека, который готов поставить свою жизнь ни во что ради ближнего и ради Бога. Это по-настоящему поражает.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть