День арбузных суеверий

08.09.2013

Константин МАЦАН

Есть мнение, будто между святыми существует своего рода «разделение труда»: к одному нужно обращаться с молитвой в поисках жениха, к другому — перед трудным экзаменом, к третьему — в преддверии дальней дороги, и так далее.

Казалось бы, что тут странного? Святых Петра и Февронию считают покровителями супружества, потому что в реальной жизни они и вправду были вынуждены побороться за свою любовь. Святого Сергия Радонежского считают покровителем учащихся, потому что в отрочестве ему самому очень тяжело давалась грамота, отчего он сильно мучился и молился об исправлении.

Но дело в том, что на этом фоне подчас возникают слишком уж «изысканные» формы почитания святого, слишком «смелые» ассоциации между событиями его жизни и предметом обращенной к нему молитвы. Красноречивый пример — святой Иоанн Креститель. Ему принято молиться об избавлении от головной боли. Знаете почему? Потому что в свое время ему самому отрубили голову…

С христианской точки зрения, порицать такую наивную народную религиозность не стоит: она есть и, вполне вероятно, была всегда, и Бог, должно быть, попускает ей быть по слабости людей — лучше вспоминать о святых в болезни, чем не вспоминать о них вовсе. Впрочем, никто не отменял христианскую аксиому о том, что отношения человека и Бога (а обращение к святому и есть обращение через него к Богу) в идеале не строятся по торгово-рыночному принципу «Ты мне, я Тебе». И если чересчур зацикливаться на том, какому святому о чем молиться, то потребительская логика начинает превалировать сама собой. В этом смысле святой похож, скорее, на врача — узкая специализация есть, но она не отменяет наличия общего медицинского образования. Грамотный совет при боли в горле или животе может дать и стоматолог, и реаниматолог-анестезиолог.

Однако некоторые народные формы почитания святого Иоанна Предтечи обнажают еще одну грань проблемы: они вроде бы совсем не «потребительские», а то и вовсе олицетворяют истинный пиетет перед святым, самоотверженность и даже своего рода тонкий аскетизм. В частности, считается, что 11 сентября, когда Церковь вспоминает Усекновение главы Иоанна Предтечи, нельзя есть арбуз и вообще ничего круглого — потому что все круглое в этот день символизирует отрубленную голову пророка. Кроме того, нельзя ставить на стол тарелок: во-первых, они в большинстве своем тоже круглые, а во-вторых — и это главное — отрубленную голову Иоанна Крестителя предъявили царю Ироду лежащей на блюде.

Возникает вопрос: что плохого, если человек решит проявить свою религиозность таким образом? В сущности, никто от этого не умрет. Да и справедливости ради стоит сказать, что лично автор этих строк ни разу не встречал в реальной жизни людей, следовавших этим народным обычаям. Вероятно, когда-то они и исполнялись на практике, раз дошли до нас — за народными преданиями всегда стоит конкретный опыт конкретных людей. И все же сегодня о таких способах почитания Иоанна Предтечи говорят, скорее, как о курьезах. Так чем же они, собственно, опасны?

На мой взгляд, только одним. Они могут заслонить собой главное — внимание к самой личности Иоанна Предтечи. Ведь память о его смерти — повод вспомнить о том, за что его, собственно, почитают святым и пророком.

Иоанн Креститель проповедовал очищение от грехов через покаяние и символическое омовение в воде. Предтечей — то есть предшественником Христа — его назвали неслучайно. Слова, с которыми Иоанн обращался к народу, позже в точности повторил Христос: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Как ни парадоксально, такое повторение не умаляет Христа, а наоборот — возвышает. Иоанн Предтеча в своих проповедях подчеркивал, что он — «всего лишь» пророк, а за ним идет подлинный Спаситель: «Идет за мною Сильнейший меня, у Которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его». Целью Иоанна было не сказать людям что-то от себя, а подготовить их к приходу Христа. Так исполнялось ветхозаветное пророчество, процитированное в Евангелии: «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему».

Караваджо. 1608 годИоанна Крестителя обезглавили по приказу царя Иудеи Ирода Антипы: пророк обличил правителя за то, что тот оставил законную жену ради Иродиады — супруги своего же брата. Однажды на празднике, устроенном Иродом, дочь Иродиады развлекала гостей танцем и так порадовала Ирода, что тот пообещал в благодарность исполнить любое ее желание. Иродиада моментально развернула ситуацию в свою пользу и велела дочери попросить у Ирода предъявить ей отрубленную голову пророка Иоанна, который в тот момент находился в темнице. Ирод испугался, потому что в народе Иоанна весьма почитали, но делать нечего — слово надо держать.

И вот тут возникает еще один стереотип: дескать, пророка Иоанна Крестителя сгубила женщина. Как говорится, cherchez la femme! И вроде не поспоришь. Но это поверхностный взгляд на евангельский сюжет. Если же взглянуть глубже, становится понятно, и за что же на самом деле пострадал Креститель, и смысл воспоминания об этом событии в целом.

Как ни парадоксально, кроме дани памяти этот день церковного календаря несет в себе и позитивное содержание. Ведь Иоанна Предтечу казнили за нравственную силу и бескомпромиссность его проповеди — он был исключительным пророком. «Из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя», — сказал о нем Христос. А если предшественник столь велик, то сколь же велик Тот, Кому он предшествует.

В день Усекновения главы Иоанна Предтечи Церковь призывает к строгому посту — как выражению скорби христиан о насильственной смерти пророка. А насколько это связано с отказом от круглых плодов и тарелок, каждый вправе решить для себя сам.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть