Вторая жизнь Нового Иерусалима

14.11.2014

Татьяна УЛАНОВА

Фото: РИА НОВОСТИ

7 ноября премьер-министр России Дмитрий Медведев и Святейший патриарх Кирилл посетили музейно-выставочный комплекс Московской области «Новый Иерусалим» в Истре. Инновационный проект воплощен в стиле так называемой зеленой архитектуры и построен в рекордные сроки специально для музея — беспрецедентный случай в современной России. Официальное открытие — для всех — запланировано на 22 ноября. Ждать осталось недолго. Уже заняли почетные места иконы, уютно устроились живописные портреты и пейзажи. Обживают просторные светлые залы скульптуры и предметы декоративно-прикладного искусства...

Так сложилось, что многие музеи в нашей стране размещались в зданиях, не совсем, а иногда и вовсе не приспособленных для экспонирования раритетов. Подчас галереям отдавали почти руины — памятники истории и/или архитектуры, за реставрацию которых просто никто не брался. После революции в неразрушенных, слава Богу, обителях расквартировывались новые советские музеи. Троице-Сергиева и Александро-Невская лавры, Новодевичий и Соловецкий монастыри... Участь была одна на всех. 

Все разграблено, взорвано, предано

Основанный патриархом Никоном в середине ХVII века Ново-Иерусалимский монастырь в Воскресенске (с 1929 года — Истра) не стал исключением. В 1919 году обитель закрыли, а уже в марте 1920-го было принято решение разместить здесь новый музей. Название для светского учреждения, как ни парадоксально, позаимствовали у прекратившей существование обители. Так и прожил «Новый Иерусалим» этот век вместе со страной. С ее радостями и печалями. А уж печалей, точнее, трудностей было столько — на пять музеев хватило бы.

Общий вид Воскресенского собора в XIX и в начале XX векаОснову коллекции составили церковные ценности из родной обители и экспонаты Музея памяти патриарха Никона. Позже к ним добавились предметы древнерусского искусства из Валдайского Иверского, Саввино-Сторожевского, Лужецкого Ферапонтова, Иосифо-Волоцкого монастырей, уникальные экземпляры (живопись, декоративно-прикладное искусство, мебель) из национализированных и ликвидированных усадеб Московской губернии, материалы археологических раскопок. Так, к началу 1940-х «Новый Иерусалим», переживший к тому времени немало преобразований и переименований и названный, наконец, областным краеведческим (вплоть до 1991 года), стал одним из крупнейших в Подмосковье — коллекция насчитывала 166 000 предметов. Если бы не Великая Отечественная, начавшаяся в День всех святых — праздник, установленный патриархом Никоном... 

Немцы рвались к Москве. Утром 26 ноября 1941 года, взломав западные ворота, они вошли в монастырь. «Мебель ХIХ века ломается, сжигается. Картины, гравюры, фарфор, зеркала загружаются на машины и увозятся. Что нельзя вывезти, выбрасывается. Ценнейшая коллекция икон тоже полностью уничтожена», — вспоминала потом бывшая сотрудница «Нового Иерусалима» Вера Головина. За две недели пребывания фашистов в святой обители музей был практически полностью разграблен (в Алма-Ату эвакуировали лишь самое ценное, в том числе ризницу и предметы из драгметаллов). 10 декабря, в день иконы Божией Матери «Знамение», саперы 614-го полка дивизии СС «Райх», отступая под натиском советских войск, взорвали монастырь. Считалось, что именно инженерные войска СС целенаправленно уничтожали памятники на оккупированных территориях, претворяя в жизнь великое учение нацистского идеолога Розенберга: народ, потерявший памятники своей культуры, через два поколения перестает существовать как нация. 

Собор Воскресенского Новоиерусалимского монастыря, 1942 гНа руины, запечатленные фотографами, невозможно смотреть без слез — жалкое зрелище представляла собой подмосковная Палестина. В январе 1944-го эксперты оценили нанесенный фашистами ущерб в 47 млн золотых рублей. На Нюрнбергском процессе уничтожение монастыря и музея было признано актом сознательного варварства. И долгие годы никто не верил, что архитектурный ансамбль можно возродить к новой жизни. Тем не менее в конце 1940-х официально началось восстановление. А к разбору завалов приступили еще в 1942-м. Провести предварительные исследования руинированных памятников поручили знаменитому архитектору Алексею Щусеву. Тогда же явилось чудо — все заложенное и освященное патриархом Никоном уцелело: Голгофская церковь (с местом погребения Святейшего), церковь Успения Пресвятой Богородицы (где его отпевали), главный алтарь, Кувуклия... С начала войны меняются отношения государства и Церкви. Атеистический «Безбожник» был закрыт. А в сохранившихся храмах возобновились службы. Не зря руководитель страны обратился к народу, как батюшка: «Братья и сестры!» В 1943-м Сталин восстановил  патриаршество. 

Однако до возвращения архитектурному ансамблю Ново-Иерусалимского монастыря исторического облика было еще далеко. Достаточно сказать, что медный чеканный иконостас работы мастеров ХVIII века, по свидетельству специалистов, был утрачен на 50 процентов и напоминал груду искореженного металла. А о том, в каких условиях вынуждены были работать сотрудники музея и реставраторы в 70-е годы, можно судить хотя бы по одному факту: директору «Нового Иерусалима» Василию Нижегородову — подполковнику ВВС в отставке, волею судьбы больше 20 лет возглавлявшему объект культуры, приходилось лично «доставать» дефицитные стройматериалы. Вплоть до 1995 года организацией реставрационных работ в монастыре занимались в основном именно сотрудники музея. Сейчас в «Новом Иерусалиме» готовят к изданию книгу об истории спасения памятника архитектуры.  

Эпоха возрождения

В 1990-е все изменилось... Эпохальное значение, как потом станет ясно, имели выборы патриарха Алексия II. С восстановления отдельных храмов и монастырей началось возрождение всей Русской церкви. Между государством и РПЦ, как скажет в конце жизни сам Предстоятель, установились совершенно новые отношения. В 1994-м возобновилась монашеская жизнь и в Новом Иерусалиме. Часть строений передали братской общине. В остальных по-прежнему размещался музей. И только в 2008-м было решено полностью вернуть монастырский комплекс братии, а для музея выстроить новое здание. Но это написать просто: «решено». Еще проще было бы указом сверху распределить коллекцию «Нового Иерусалима» по другим культурным учреждениям, и дело с концом. История музейного дела такие прецеденты знавала. К счастью, опасности удалось избежать. 

— Для нас принятие этого исторического решения — ответственная и в чем-то драматичная история, — рассказывает директор «Нового Иерусалима» Наталья Абакумова. — Подобные здания просто так не возникают. Была разработана концепция, принята целевая областная программа — причем в период экономического кризиса. Наша судьба могла быть очень печальной. Однако уверена: принимая решение о строительстве комплекса, люди учитывали прошлое музея. Мы ведь пережили многое. На нас лежала огромная ответственность по сохранению наследия монастыря. Будучи областным краеведческим, «Новый Иерусалим» аккумулировал позитивные процессы в музейном деле. Велась активная методическая работа. Главное — за послевоенный период мы смогли качественно и количественно восполнить понесенные во время войны утраты. Сегодня у «Нового Иерусалима» 183 000 единиц хранения, он в числе 50 крупнейших в России по объемам музейных собраний. А возрождение из руин обители — это просто подвиг наших сотрудников.

Для музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим» было выделено четыре гектара земли вблизи монастыря. Власти Подмосковья возлагают большие надежды на новый туристский кластер «Русская Палестина», который объединит обитель и музей. Доминирующая роль в архитектурной композиции — по задумке — должна была принадлежать монастырю. Но тут возникла загвоздка. 

— Мы разработали больше 20 проектов, — признается руководитель архитектурного бюро «Сити-Арх» Валерий Лукомский. — И только когда поняли, что надо «плясать» от ландшафта, все встало на свои места — проект сложился. 

Здание вписанного в ландшафт строения площадью 28 000 квадратных метров имеет три этажа, один из которых — подземный. Но даже два на поверхности выглядят так, словно слились с землей, распластались по ней. Помогает создавать иллюзию и кровля-газон.  

«Зеленая» архитектура родилась не вчера. На Западе подобными объектами уже никого не удивишь. Хотя к венским шедеврам Хундертвассера конца прошлого века с растущими на балконах деревьями туристы продолжают идти нескончаемым потоком. Да и «заросшее» здание этнографического музея, возведенное на парижской набережной Бранли несколько лет назад, вызывает не меньший интерес, чем титановый шедевр Фрэнка Гери — Центр Гуггенхайма в Бильбао. Музей по проекту архитектора с мировым именем — да, это круто. Но когда откроется «Новый Иерусалим», мы сможем гордиться тем, что это сделано в России. Что не менее важно — русским. И это тоже — круто! (Конкурс на разработку проекта Центра современного искусства на Ходынке в Москве, к слову, выиграло ирландское архитектурное бюро).

Разработка концепции, создание проекта, прохождение всевозможных экспертиз... Едва ли не главную роль в таком сложном проекте играют системы жизнеобеспечения — на территории комплекса пришлось построить даже газовую котельную. И уже сейчас понятно: здание «Нового Иерусалима» и сам музей — это не областной уровень. Гораздо выше. Даром, что представлять здесь будут историю, культуру, искусство и археологию Подмосковья. 10 000 кв.м экспозиционной площади позволят принимать до полумиллиона посетителей в год. На 3000 «квадратов» хранилища частично смогут разместить свои фонды другие подмосковные музеи. В реставрационных мастерских найдется место тем, кому оно необходимо. А научной библиотекой станут пользоваться не только музейщики. Плюс 1000 метров больших и малых помещений для детей, концертный и зал для конференций — с возможностью синхронного перевода на три языка, два концептуальных супермаркета с книгами по истории, культуре и искусству, продукцией народных промыслов Подмосковья и тематическими сувенирами, два зала кафе, уютный атриум, удобный паркинг, бесплатный Wi-Fi, гостиница, собственная вертолетная площадка...

Одно маленькое сравнение: в стенах монастыря музей мог показывать лишь два процента своих экспонатов, теперь способен выставить почти все. А ведь только археологическое собрание, которого в обители вообще никто никогда не видел, насчитывает 90 000 предметов. Более трех тысяч редких книг ХVI — начала ХХ века. Очень приличная художественная галерея с полотнами Рокотова, Боровиковского, Тропинина, Аргунова, Саврасова, Айвазовского. Коллекция народных промыслов. Фарфор и предметы быта. Мебель и оружие. Древнерусские иконы и «лицевое шитье». Сокровища ризницы Воскресенского собора. И самое ценное — прижизненный парадный портрет основателя монастыря, парсуна патриарха Никона с клиром, его личные вещи, попавшие в музей после вскрытия гробницы в 1930-х, и, безусловно, вклады представителей Дома Романовых. Большим открытием лично для меня стали мощи (длань правой руки) святой великомученицы Татианы, пожалованные сестрой царя Алексея Михайловича царевной Татьяной. Сейчас ковчежец установлен в Успенском приделе Воскресенского собора.      

До чего дошел прогресс

Проект музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим» получил несколько престижных наград. На сегодня это практически единственный крупномасштабный проект в России, решивший проблему полного вывода светского учреждения из стен культового сооружения.  

— 30 декабря 2012 года мы полностью освободили помещения монастыря, — комментирует замдиректора «Нового Иерусалима» по экспозиционно-выставочной деятельности Наталья Солохина. — Но музей не прекращал своей работы ни на один день. Хорошо, что у нас есть объекты вне обители — выставочный корпус и отдел деревянного зодчества в парковой зоне.

— Как теперь будут складываться отношения с монастырем?

— Мы храним традиции и коллекции Воскресенской обители, пропагандируем ее. Вместе с монастырем проводим выставки и фестивали, устраиваем праздники. Наша связь — и духовная, и физическая — много глубже, чем можно было бы предположить. Спасибо первому наместнику — отцу Никите, с самого начала взявшему высокую ноту соработничества.  

Даже традиционные музеи с большой историей в ХХI веке уже не могут оставаться исключительно классическими экспозициями. Новое время диктует иные условия существования. Высокий уровень музея в Истре — это современные навигационные системы, электронные гаджеты вроде «умной» стены и таких же «умных» панелей с широкими возможностями: от предоставления информации до оказания платных услуг, вендинговые аппараты и промовизоры с псевдоголограммами. Лифты и пандусы для людей с ограниченными возможностями — по умолчанию. Без них проект даже не приняли бы к рассмотрению. Но в музее планируют выйти за привычные рамки и дать возможность прикоснуться к прекрасному людям со слабым зрением и плохо слышащим. И на самом деле вот это — один из главных признаков современного культурного учреждения.   

— Сегодня «Новый Иерусалим» — губернский музей, центр сохранения и представления культурного наследия Московской области, соответствующий лучшим мировым музейным стандартам, — подытоживает директор комплекса Наталья Абакумова. — Да, теперь у нас солидная инфраструктура, для решения сложных инженерно-технических проблем требуются клининги и аутсорсинги. Но чтобы проект был реализован в полной мере, чтобы музей стал музеем, а не просто напичканным современными технологиями зданием, еще многое предстоит сделать. Особая история — разработка контента. Задумок много. От реконструкции исторических процессов до модного музея, в котором можно будет смоделировать и сшить одежду. По старинным образцам. Или с росписью в стиле художественных промыслов. Главное — все проекты для взрослых и детей в «Новом Иерусалиме» должны быть тематически связаны с историей, культурой и традициями Подмосковья. В этом — наша миссия. 


P.S. Патриарх Никон задумал Новый Иерусалим по образу и подобию Святой Земли. Так на берегу Истры, переименованной им в Иордан, появились  Вифлеем, Галилея, Елеон... Главный Воскресенский собор стал своего рода храмом Гроба Господня в Иерусалиме — с Голгофой, Живоносным Гробом, Камнем повития... Создать копии храма Гроба Господня в Европе пытались — Русская Палестина патриарха Никона прецедентов в мировой христианской культуре не имеет. Его замысел был больше, чем возведение «такого же» храма. Он не был воплощен в полной мере, Святейший не дожил до завершения строительства. Но Новый Иерусалим существует. Теперь — в новом качестве. Как духовно-культурный комплекс.   

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть