Перекрестись и постись

28.02.2014

Дарья ЕФРЕМОВА

Фото: Игорь Иванов3 марта у православных начинается Великий пост. Разговор про самый строгий из всех периодов христианских воздержаний обычно сводится к гастрономической теме. Мы отправились на кухню московского Сретенского ставропигиального мужского монастыря, чтобы задать вопросы не только про еду. 


Последние тефтельки

Тяжелая бронзовая люстра, покрытые крахмальными скатертями длинные столы, фарфоровая посуда, герань на окнах. На стене золоченый Деисус. В торжественной обстановке большой трапезной вкушают пищу студенты Сретенской семинарии, сейчас их около 120 человек. Братья довольствуются меньшим помещением. Сюда они приходят лишь по воскресеньям — на праздничный обед. И в пост. 

В эти дни монахи и семинаристы обедают вместе — мяса, исключенного из рациона братьев, студентам тоже не подают. 

Келарь Сретенского монастыря иеродиакон Феофан приглашает пройти на кухню. Огромные чаны, плиты, вытяжные шкафы, холодильники. Матушки — вольнонаемные помощницы — лепят какие-то невероятно ровные рыбные тефтельки. До начала Первой седмицы еще несколько дней. 

Фото: Игорь Иванов— А вот и наш высокодуховный повар высшего разряда, — шутливо приветствует монастырского шефа отец Феофан. — Он закончил Московский пищевой колледж, потом семинарию, и временно спустился с вершин мудрости к плотским низинам. Скажи пару слов...

— Что сказать? — как, наверное, и большинство поваров, Максим Воронин не слишком охотно отвлекается от своего священнодействия. На противне шкворчат блины. В последние дни мясопустной недели они — фавориты меню.

— Что-нибудь доброе скажи!

— Скоро мне будет проще, — подхватывает ироничный тон Максим, — в первую неделю поста придется разве что печь картошку, варить свеклу, морковь и открывать банки с соленьями. 

Первая и Страстная седмицы — самые строгие периоды поста. В монастыре в эти дни сухоядение — простейшим образом приготовленная растительная пища без масла. Трапеза один раз в день. Сразу после утреннего богослужения, которое начинается в семь утра и длится до полудня.

Фото: Игорь ИвановМирянам по Типикону в будние дни вообще-то тоже положено есть один раз, а в субботу и воскресенье — дважды. Конечно, полностью запрещаются скоромные продукты: мясо, яйца, молочное. Рыба — только по великим праздникам: на Благовещение и в Вербное воскресенье. В Лазареву субботу разрешается полакомиться икрой. Однако, прежде чем начинать поститься, лучше посоветоваться с духовником, а не соблюдать по «букве».

— Некоторые братья, — сочувственно вступает в разговор круглолицая матушка, — и вовсе не вкушают.

— Даже кофе не выпьют?

— Кофе можно, — успокаивает отец Феофан. — Отказ от еды — самостоятельно взятое обязательство, я бы даже сказал, подвиг. Не только монахи, некоторые прихожане могут по две недели ничего не есть. Но это ни в коем случае не значит, что непременно надо следовать их примеру. Все зависит от физических возможностей и душевного состояния.

Как бес яйцо варил

Гастрономическая составляющая — не суть поста. Существуют и другие телесные послушания, например ограничения в сне. Братья спят по четыре-шесть часов в неделю, если по силам и с благословения духовника или наместника. А вообще, как говорят священники, и это — дело десятое. Пост — особое состояние, когда душа, стремящаяся избавиться от плотских желаний и дурных помыслов, старается увидеть Бога. Что же до гастрономии, правило простое — не есть людей.  

Фото: Игорь ИвановНа кухню заходит один из братьев, приводит рабочих. «Хорошие люди, покормите их!» Матушки собирают на стол. Сегодня на обед морковный салат, вегетарианский борщ, макароны с лососем. Предлагают отведать блинов со сметаной. Сметана и кефир — свои, из хозяйства в Михайловском районе Рязанской области. Там же — огороды, где выращивают картофель, баклажаны, помидоры, огурцы, кабачки. Все очень вкусно. Сметану хочется незаметно прихватить с собой. Жаль, тары нет.

— Не трудно, — спрашиваю у отца Феофана, — Вам посты выдерживать? Сейчас, наверное, привыкли, а в первый раз?

— Живо помню свой первый пост в Псково-Печерском монастыре в 90-е. Был там работником. У них роскошный яблоневый сад, плоды прямо на землю падают — сочные, сладкие. Сорвал пару яблок, съел — за день-два до Спаса. Признался на исповеди схиархимандриту Александру (Васильеву). Он говорит: «Яблок поел? Ну ничего, недельку после Спаса не ешь». Вот такое наказание. А один мой товарищ рассказывает, что до сих пор не может спокойно проходить мимо кур гриль. Он ехал на поезде по делам в Москву, думает, ладно, в дороге пост ослабляется. Вышел на станции, а там эти самые куры... И аромат такой разносится... Тогда удержался. Падшие духи, — сказал себе, — искушают. Но куры до сих пор по ночам снятся.

Среди прихожан ходит байка о том, как один из молодых монахов в разгар Великого поста варил в кружке кипятильником яйцо. Зашел к нему настоятель. «Не стыдно тебе, до чего твоя голова додумалась?» А он в ответ: «Это не я. Это бес мне сварил». Всякое бывает. Нарушил? Подумай, чего твое послушание стоит, загляни внутрь себя, признай слабости, немощи. Оступился, упал — вставай, иди дальше.

Пить или не пить

Соблазнам в пост несть числа. Например, мясо и колбасные изделия, которыми завалены все прилавки, да еще и со скидкой. В магазинах говорят, эти товары не раскупаются. Другой соблазн — вино. Вроде не рыба, не мясо — можно. 

Фото: Игорь ИвановВ монастыре пить или не пить — зависит от устава. В Сретенском алкоголь по уставу вовсе запрещен. Где-то вино подают на двунадесятые праздники: Благовещение и Вход Господень в Иерусалим. На Афоне, рассказывают, есть один монастырь, расположенный в низине, где вызревает лучший виноград. Пьют там довольно часто. Объясняют: место нездоровое. 

— Их можно понять, — смеется отец Феофан, — в Греции чая нормального нет. Вместо него отвар травяной, жидкий. Сами об этом знают. Приезжаю как-то, спрашиваю: «Have you got teа?» Они в ответ: «Нот ти. Только «цай».

— Однажды мы с товарищем поехали на Афон, — подхватывает один из рабочих, — он взял сына-подростка. Тот курит. Поставил условие — бросишь, поедем. Прошлись по христианским святыням: Афины, Магнисия, Салоники. Стоим у парома на Афон. Выходят белые священники в скуфейках, с бородами, достают сигареты. У парня культурный шок: «Пап, смотри, они курят!» Один из греков поворачивается: «А вы цай пьете!»

Самое большое ослушание в пост — не колбаса и не сигарета. Грех уныния. 

Даже страхи, тревожные мысли, гневливость, хоть и плохи, но не так. Все-таки они от желания жить, уныние — от нежелания. Что делать, если справиться с тоской не получается? Отец Феофан советует начать с исповеди и причастия. 

— Православные верующие и так благословлены на пост, но если вы решились на это впервые, не поленитесь, сходите в церковь. Посоветуйтесь с духовником. Лучше взять на себя облегченный пост, например, отказаться от мяса, чем строго держаться буквы закона и злиться на весь свет. Сидит такой святоша и все время фыркает: «Фу, там майонез!» Спаситель был с грешниками, а не с фарисеями, которые соблюдали формальности, выкидывая духовное содержание Ветхого Завета.

Признайся, что немощен

Мне думается, что в миру пост держать вообще очень непросто. Все едят пирожки какие-нибудь сдобные. А ты только носом водишь: «Мне нельзя!» В таких случаях, наверное, лучше даже что-то «неправильное» съесть. Гордыня опаснее?

Фото: Игорь Иванов—Да, гордость отдаляет нас от Бога, затуманивает душу и, как сказано в Священном Писании, «Блаженны чистые сердцем яко Бога те узрят».

— Вы говорили о смирении, о чистоте помыслов. Но вот опять же — в офисе или в транспорте кто-нибудь обязательно выведет из себя...
— Вот-вот, это самое трудное. К агрессивным людям надо относиться снисходительно, они потерялись. Можно произнести про себя молитву: «Господи, помилуй меня грешного».

— А если такая снисходительность еще больше раззадорит?
— От ситуации все зависит, но как сказано: «Друг друга тяготы носите и так исполните закон Христов». Нужно стараться прощать немощных духом. Искренне. Если взял на себя такой подвиг и не ответил, но внутри себя порезал обидчика на куски и закопал, — значит, ничего не вышло. Признай, что и ты немощен. Вообще, если уныние и злость одолевают, можно взять на себя правило молитвенное. Оно и в более сложных ситуациях помогает. У нашего товарища сына послали в Чечню. Он тогда еще постриг не принял. Они с матушкой каждый день читали акафист и псалтырь. Сын вернулся без единого ранения.

— Молитвы самостоятельно можно выбирать?
— Лучше с духовником. Есть риск перемолиться и впасть в прелесть. Это жуткое состояние, когда ты мнишь о себе то, чем не являешься.  А падшие духи начинают нашептывать: ты святее всех святых.

Фото: Игорь ИвановТрапеза подходит к концу. Задаю сакраментальный вопрос:

— Как приготовить что-нибудь изысканное из постных продуктов? Да и вообще, гурманство — не нарушение?
— Скорее, утешение. Один из великих даров, как говорил Анатолий Великий, рассуждение. Рассуждайте — когда это утешение, а когда — уже искушение и грех. Пост помогает душе взять верх над плотью, а когда тело начинает владеть душой, она истощается. Вкусности монахам ни к чему. Миряне, конечно, стараются и в пост себя побаловать, но тут важно не перегнуть, иначе духовная практика превращается в диету. Помню случай в Киево-Печерской лавре. Там мироточивые главы в Дальних пещерах. По воскресеньям служится литургия. Много народу, и бесноватых приводят — миром помажут, им облегчение. А в пещерах душно, стоять тяжело. Так вот, две девушки ждут своей очереди. С виду нормальные, но потом становится понятно: их бесы между собой беседу ведут. Один говорит: «Сейчас нас будут жечь-жечь-жечь!» — «Ну ничего, потом домой пойдем, оттянемся». — «Так нельзя же ничего. Пост». — «А мы приготовим чего-нибудь постненького, но вкусненького, и винца выпьем. Кагора».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть