Роман Силантьев: «В борьбе с исламизмом лучше палку перегнуть, чем не догнуть»

11.10.2013

Михаил ТЮРЕНКОВ

Тема борьбы с исламским экстремизмом в России в последнее время вновь стала одной из самых обсуждаемых. Так, в середине сентября в Москве и ряде других городов неожиданно появились нелегальные растяжки «Россия против Ислама: Запрещен Коран», а в конце прошлого месяца поступила информация об аресте в российской столице вербовщика исламистов из так называемой «Партии исламского освобождения».

«Культура» встретилась с историком-исламоведом, заместителем председателя экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ Романом Силантьевым.

культура: В сообщении МВД о недавнем задержании исламского экстремиста говорилось, что он вербовал адептов в Московской исторической мечети. Насколько активно сегодня действуют исламисты среди традиционных мусульман?
Силантьев: В последнее время в России произошла активизация ряда исламистских организаций, в первую очередь «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партии исламского освобождения»), признанной, в том числе и в России, террористической организацией. Все они протестуют против запрета русского перевода Корана, осуществленного Эльмиром Кулиевым. Именно в поддержку перевода Кулиева на улицах российских городов появились исламистские растяжки и были проведены акции в целом ряде мечетей. Причем где-то эти акции удалось быстро пресечь, а где-то — нет.

культура: Вы имеете в виду традиционные мечети?
Силантьев: Не только. Вообще «Хизб ут-Тахрир» очень активно работает со всеми мусульманами, поэтому порой не нравится другим исламистам. Хотя бы потому, что представители этой террористической организации работают очень топорно и грубо, тем самым зачастую подставляя других исламских экстремистов, которых в итоге ловят вместе с тахрировцами.

Казань. Празднование Уразу сторонниками «Хизб ут-Тахрир»культура: Интересно, а сами имамы и верующие в российских мечетях не спускают с лестниц исламистских агитаторов?
Силантьев: По-разному. Из традиционных часто выгоняют. Например, совсем недавно в селе Алькино Самарской области местные мусульмане прогнали ваххабитов. Гоняют их и в Питере, и в Татарстане, причем обычно в тех мечетях, которые опираются на Центральное духовное управление мусульман России во главе с верховным муфтием Талгатом Таджуддином. Ну а в мечетях, опирающихся на Совет муфтиев Равиля Гайнутдина, зачастую рады экстремистам. Кстати, за последнее время 19 мусульманских духовных лиц, подчиняющихся Гайнутдину, были привлечены по 282 статье УК РФ («возбуждение ненависти либо вражды») и за иные преступления.

культура: Существует ли среди исламистов, действующих в России, определенная градация?
Силантьев: Да, это — ваххабиты (салафиты), наиболее многочисленная и опасная группировка исламистов, «Братья-мусульмане», которых в России достаточно мало, а также уже упомянутая «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джамаат», причем представителей последних у нас изрядное количество. Между собой они зачастую не дружат, но против нас — светского государства, православных христиан и традиционных мусульман — запросто объединяются.

культура: А что это за новый перевод Корана, запрет на который так возбудил и объединил исламистов?
Силантьев: Вообще, раньше у нас не запрещались переводы Корана. Лично мне кажется, это было не лучшее решение. Но в то же время нельзя не признать, что кулиевский «перевод смыслов» — проваххабитский, а потому запрет вполне правомерен. Ну и кроме того, еще стоит выяснить, кто его осуществил, ведь сам Эльмир Кулиев по базовому образованию — стоматолог и к филологии отношения не имеет.

культура: Понятно, что запретом одной книги проблемы не решить. А насколько вообще эффективно сегодня действуют против исламского экстремизма наши правоохранительные органы?
Силантьев: В течение последнего года борьба особенно активизировалась. Видимо, правоохранительные органы наконец осознали, что в этом деле лучше перегнуть палку, чем не догнуть, поскольку исламисты понимают только язык силы.

культура: Существуют ли экспертные оценки общей численности исламистов в России?
Силантьев: Начальник департамента внутренней политики Татарстана Александр Терентьев утверждает, что в их республике порядка 3% мусульман тяготеют к салафитам. И это не считая представителей других исламистских группировок. В целом же по России число исламистов можно оценить приблизительно в 1 миллион человек — то есть примерно каждый пятнадцатый мусульманин.

культура: Все ли исламистские группировки являются потенциально террористическими?
Силантьев: Как я уже говорил, «Хизб ут-Тахрир» официально признана таковой. «Таблиги Джамаат» пока считается только экстремистской, хотя в любой момент может быть переведена в разряд террористических. «Братья-мусульмане» — организация террористическая, а вот салафитам пока четкого определения не дано. Однако во многих странах их деятельность запрещена именно в силу террористической идеологии.

культура: Какие методы наиболее эффективны в борьбе с исламским экстремизмом?
Силантьев: Процентов на 90 это должна быть силовая борьба, и только 10% стоит уделять контрпропаганде, которая эффективна лишь в привязке к силовым мерам. То есть примерно так же, как во время Великой Отечественной войны мы боролись с фашизмом. Ведь особой разницы нет — исламисты, как и фашисты, желают уничтожения нашей страны. А потому и контрпропаганда должна в основном заключаться в разъяснении: если вы не покинете ряды исламистов, будете уничтожены.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (2)

  • alt

    Прохожий 24.12.2013 17:08:28

    Таблиг - проповедники, которые вообще политики никаким образом не касаются! Понятно откуда ветер дует. Силантьев пропихивает православие, а Ислам ему мешает. Вот и все. Поджеги на руку этому исламофобу.
  • alt

    прохожий2 25.01.2014 06:36:23

    Насилие порождает насилия. Мне интересно, этому Силантьеву что больше понравилось бы: 90 палок по пяткам или 10 хороших слов?...
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть