Валерий Кечинов: «Чувство юмора Дзюбы идет на пользу его командам»

25.07.2019

Георгий НАСТЕНКО

Фото: Станислав Красильников/ТАССВ истории московского «Спартака» было много техничных футболистов, но Валерий Кечинов даже на этом фоне выделялся незаурядным дриблингом и красивыми голами. Достаточно вспомнить его мяч в ворота олимпийской сборной Германии: по ходу атакующего рейда не у дел остались шесть игроков соперника. Или шедевр в игре с амстердамским «Аяксом», когда знаменитый вратарь Ван дер Сар оказался беспомощным зрителем. В начале августа спортсмену исполнится 45 лет. Накануне юбилея мы побеседовали с шестикратным чемпионом России.

культура: Вы начинали заниматься футболом в Ташкенте под присмотром отца?
Кечинов: Папа был довольно успешным футболистом и тренером, а потом стал судьей Всесоюзной категории. Работал на матчах чемпионата СССР. В моем детстве в спортшколы раньше семи-восьми лет не принимали, так что отец меня уже пятилетнего учил правильно останавливать мяч, бить, вести. Но для ребенка интереснее, конечно, играть на результат, чем отрабатывать технические приемы. Родитель на стадионе находил компанию ребят моего возраста или постарше, и я с ними увлеченно гонял мяч. В семь начал заниматься в детской школе «Трактора» рядом с домом, а в пятом классе прошел отбор в академию «Пахтакора», которая была сильнейшей в республике.

культура: Сейчас в Узбекистане родня осталась?
Кечинов: Мои дедушки и бабушки приехали в Ташкент из Рязани и Оренбурга. Их поколение уже ушло в мир иной, а та родня, что помоложе, вернулась в Россию. В Ташкенте остались футбольные друзья, с которыми переписываюсь через соцсети. Самый известный из них — Азамат Абдураимов, представитель самого славного футбольного семейства Узбекистана.

культура: Местный язык смогли освоить?
Кечинов: На минимальном уровне. В той среде, где я жил, в том числе и в футбольных школах и юношеских сборных, все разговаривали в основном на русском. Узбекский в школе учили два раза в неделю. К слову, мама и особенно отец прекрасно готовили плов и прочие национальные узбекские блюда. Сейчас перестали это делать в силу преклонного возраста. Я же плохой кулинар, могу только что-то простенькое сообразить на кухне.

культура: В Москву переехали в девятнадцать лет. Сложно было адаптироваться к столичному ритму?
Кечинов: Руководство «Спартака» создало прекрасные бытовые условия. А в моральном плане больше других помогал Андрей Пятницкий. Хотя у нас разница в возрасте семь лет, мы с ним были знакомы еще по Ташкенту. Впрочем, спартаковский коллектив был прекрасным, так что одиноким себя не чувствовал. А в футбольном плане получилось сложнее. Олег Иванович Романцев сразу сказал: «Обводка — твое сильное качество, но применяй ее только в штрафной соперника, а в середине поля больше играй в пас, в одно-два касания». Стенки,  — все это пришлось осваивать.

культура: В начале 1990-х «красно-белые» собирали талантливых игроков со всего бывшего Союза, конкуренция за право попасть в лучший клуб России была огромной. Как смогли привлечь внимание скаутов «Спартака»?
Кечинов: Я играл за юношескую сборную СССР, которую тренировал Виктор Папаев, бывший спартаковец. У нас проходили сборы и матчи в Москве. На один из них приехал Романцев, поговорил со мной, обрисовал перспективы, если перейду в «Спартак». Параллельно я дебютировал в «Пахтакоре»: однажды вышел на замену и еще сыграл в Кубке СССР. А уже в следующем году Союз распался. В самостоятельном чемпионате Узбекистана провел полноценный сезон, стал лучшим футболистом и бомбардиром. После этого переехал в Москву.

культура: Следующее десятилетие «красно-белые» доминировали на внутренней арене. В чем секрет?
Кечинов: В первую очередь команда побеждала благодаря игровой философии. Короткий и средний пас, забегания, стеночки... У Олега Романцева и сменившего его Георгия Ярцева было одно и то же видение футбола. Они подбирали ребят, которые выделялись интеллектом. Каждый думающий игрок старался попасть именно в «Спартак». Кстати, в те годы скаутов у клуба не было. Олег Иванович и его помощники сами просматривали кандидатов.

культура: Ведомственные команды вроде ЦСКА и «Динамо» не пытались воспользоваться административным ресурсом, чтобы рекрутировать Вас в свои ряды?
Кечинов: В феврале 1993 года удачно сыграл на Кубке Содружества в Москве за «Пахтакор», и динамовцы прилагали усилия, чтобы забрать меня в свою команду, которую тогда тренировал Валерий Газзаев. Но я хотел только в «Спартак». И потому не сразу переехал в Россию, а ждал полгода, пока ситуация уладится. А потом руководство «красно-белых» как-то договаривалось наверху, чтобы оградить меня от призыва в армию. Плюс в физкультурном институте была военная кафедра.

культура: Учебному процессу уделяли достаточно времени?
Кечинов: К сожалению, нет. Приезжал в Малаховку лишь во время сессии. Изучать же спортивную науку мне всегда было интересно. На протяжении восьми лет в «Спартаке», а потом в «Сатурне» и «Шиннике» всегда внимательно наблюдал за тренировочным процессом, записывал самое важное. То есть целенаправленно готовил себя к работе тренера.

культура: Полученные навыки пригодились в середине 2000-х, когда тренировали дубль «Спартака»?
Кечинов: В основном работал с молодежью, но порой в дубле выступали и возрастные мастера, вроде Максима Калиниченко или Романа Павлюченко. Они сознательные и дисциплинированные люди, никакого панибратства себе не позволяли, четко выполняли все установки. Хотя за пределами футбольного поля у нас были вполне дружеские отношения.

культура: Вы были одним из самых техничных футболистов страны. Не раздражало, когда подопечные не могли выполнить относительно простые действия с мячом?
Кечинов: Настроился следовать принципу: «тренер, убей в себе футболиста». Старался не раздражаться. Но меня порой удивляло: чем занимались с этим парнем в спортшколе, раз он не может выполнить некоторые задания?

культура: В продолжение разговора о техническом мастерстве, можно вспомнить, что Вы успели поиграть с одним из самых одаренных футболистов в истории нашего футбола — Федором Черенковым.
Кечинов: Да, это большая школа. Он давал замечательные советы, причем в самой мягкой форме. Никогда не слышал от него грубых выражений и даже жестких интонаций в голосе, хотя на футбольном поле они вполне обычны. Мы не стали друзьями просто в силу разницы в возрасте. За пределами стадиона Черенков был добрым, деликатным и бескорыстным человеком. Крайне порядочным, даже слишком щепетильным в финансовых вопросах. Вспоминается такой эпизод. Однажды мы вместе играли за ветеранов. После матча предложил подбросить его до метро. Когда приехали, Федор протянул мне 200 рублей. Я, конечно же, расстроился... Но такой он был человек. Хотя уверен: если бы ему кто-то предложил деньги за извоз, он категорически отказался бы. Потом мы с ним много поездили по ветеранским турнирам. В последние годы из-за болезни Черенков набрал лишний вес. В те периоды, когда принимал таблетки, у него наступал упадок сил, появлялась апатия. Но он, даже когда ходил по полю пешком, ловко обрабатывал мяч, вовремя и точно отдавал пас.

культура: Вернемся к тренерской работе. В дубле «Спартака» Вы помогли заиграть многим ныне известным футболистам. Уже тогда видели в них потенциальных игроков национальной сборной?
Кечинов: От Артема Дзюбы точно ожидал большого будущего. При своих крупных габаритах он довольно пластичен, обладает отличной техникой, видением поля и может найти взаимопонимание с любыми партнерами. Уже в юные годы Артем отличался веселым характером, подкалывал товарищей на тренировках, но в то же время старательно и дисциплинированно выполнял все задания. Его чувство юмора шло на пользу ему и целому коллективу. Кудряшов, Макеев, Рыжков — все обещали стать сильными футболистами, и я рад, что надежды оправдались.


Фото на анонсе: Владимир Родионов/РИА Новости



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть