Властелин колец

22.01.2014

Дмитрий ЕФАНОВ

23 января исполнилось бы 70 лет легендарному баскетболисту Сергею Белову.

Знаменитый пас через всю площадку Ивана Едешко и точный бросок Александра Белова в кольцо сборной США в финале мюнхенской Олимпиады 1972 года золотыми буквами вписаны в летопись отечественного спорта. Люди, далекие от баскетбола, при упоминании фамилии «Белов» в первую очередь вспоминают этот момент и возносят на пьедестал талантливого центрового ленинградского «Спартака». Но профессионалы всегда признавали первенство другого Белова — Сергея. В том знаменитом финале атакующий защитник ЦСКА набрал 20 очков, в очередной раз подтвердив звание лидера победоносной «Красной машины». 

Характер будущей звезды мирового спорта формировался на сибирских просторах. Сережа появился на свет в 1944 году в селе Нащеково Томской области. Его родители, коренные ленинградцы, были вынуждены покинуть блокадный город.

В 1950 году семья переехала в Томск. В первое время речь о баскетболе даже не шла. Юноша показывал прекрасные результаты в легкой атлетике и акробатике, в перерыве между физическими нагрузками, не забывая обыгрывать сверстников в шахматы. 

Человека, который подарил баскетболу Сергея Белова, звали Георгий Реш. Именно он убедил двенадцатилетнего парня заняться видом спорта, для которого его создала природа. В этих словах нет преувеличения, поскольку все, кто видел игру мастера, в один голос утверждают, что Белов — идеал атакующего защитника. 

— Считаю доверие Реша по отношению ко мне важнейшим фактором, — рассказывал Сергей Белов. — Например, одну из томских зим я «убил» исключительно на тренировку входившего тогда в моду броска в прыжке. Упрямо отрабатывал злополучный элемент. Реш вместо того чтобы давить, загонять в рамки, терпеливо поощрял мое рвение. Доверие наставника сформировало необходимую для снайпера уверенность. Позднее тренер нередко в решающие моменты инструктировал подопечных: «Дайте мяч Серому, он знает, что с ним делать!»

Люди, не имеющие отношения к спорту, не осознают, что за «беготней по площадке и киданием мячика» стоит каждодневная изматывающая работа. В этом плане Сергей Белов выделялся даже на фоне коллег. В стране, где спортсмены считались «любителями», Белов являл собой образец профессионального атлета, который всегда пребывает в идеальной форме. 

— В свердловском «Уралмаше» лишь за десять дней до тура переходили на двухразовые тренировки, мне этого было мало, и я стал заниматься индивидуально, — вспоминал Белов. — Утром на стадионе. Днем — в зале с мячом или штангой. Вопреки господствовавшим подходам к тренировке баскетболистов, начал приседать с большими весами (до 140 кг), закачивая ноги, что способствовало моему спортивному долголетию. Тренеры по другим видам спорта, понаблюдав за этим, деликатно задали вопрос руководству команды: «Что за сумасшедшего вы привезли? Он постоянно тренируется». 

Карьера Белова продлилась 16 лет и красиво завершилась на Олимпиаде в Москве, где ему было доверено зажечь огонь Игр. К факелу великий форвард подходил в ранге олимпийского чемпиона, двукратного триумфатора мирового первенства и четырехкратного чемпиона Европы в составе сборной. Титулы, завоеванные Беловым в рядах ЦСКА, исчисляются десятками.

За Сергеем Беловым в баскетбольном мире закрепилась слава непростого человека. Часто его обвиняли в высокомерии. Он мог годами не общаться с партнерами по клубу — ограничиваясь кивком в раздевалке в качестве приветствия или прощания. 

— По натуре я волк-одиночка, — откровенничал Белов. — Еще с детства чувствовал себя комфортно только наедине с собой. Как выстраивать отношения с окружающими — личное дело каждого. Все, что могу сказать, штамп о моем высокомерии и презрении по отношению к окружающим — глупость.

По итогам карьеры Белов получил заслуженное признание. Международная федерация баскетбола назвала его лучшим игроком, когда-либо выступавшим за национальные сборные под эгидой этой организации, а спустя год (11 мая 1992 года) знаменитый мастер стал первым неамериканцем, включенным в Зал славы сильнейшей лиги планеты — НБА. 

На тренерском поприще Сергей Александрович стартовал не менее ярко, приведя ЦСКА в 1982 году к чемпионскому званию. Будущее казалось многообещающим. Однако все рухнуло в одночасье — Белова объявили невыездным. Опасались, что может сбежать на Запад... 

— Мне полгода снились кошмары, — говорил Белов. — Сначала рвал тельняшку на груди, пытался что-то доказать. Чуть не свихнулся от всего этого. Но у меня был маленький сын. И я сказал себе: ради него выдержу все. Ходил на игры. Выглаженный, чистый, бритый. Нашлись люди, которые помогли выстроить путь к спасению и душевному равновесию. Я даже благодарен судьбе. Если бы не та история, то не пришел бы к Богу. Мы с сыном крестились в один день. Ему было пять лет, а мне 38. Представляете, что значит в 1982 году покреститься офицеру с партийным билетом? Сам факт крещения можно было скрыть, а как первое причастие, когда вокруг столько людей?..

Затем люди в высоких кабинетах поменялись, и легенда советского баскетбола смог на три года уехать в Италию. Вернулся в 1993-м, когда от спорта, которому отдал большую часть жизни, остались руины. За работу принялся по-беловски, засучив рукава и с полной отдачей. Навел порядок в Федерации, а сборную дважды вывел в финал чемпионата мира. Еще раз свои тренерские таланты Белов продемонстрировал в пермском «Урал-Грейте», c которым два раза уводил золотые медали из-под носа могучего ЦСКА. 

В последние годы мэтр отошел от профессионального спорта, делился опытом с молодыми, собирался еще многое сделать для развития баскетбола. Не успел. Сердце чемпиона остановилось 3 октября 2013 года. 

Сергея Белова похоронили на Ваганьковском кладбище рядом с могилой прославленного тренера Александра Гомельского, еще одного человека, который символизирует победную славу русского баскетбола.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть