Свежий номер

Денис Панкратов: «Одни пловцы мандражируют, а другие это чувствуют»

10.07.2019

Дмитрий ЕФАНОВГеоргий НАСТЕНКО

12 июля в Южной Корее стартует чемпионат мира по водным видам спорта. Среди тех, кто будет вести репортажи из Кванджу, — двукратный олимпийский чемпион по плаванию баттерфляем Денис Панкратов. В интервью «Культуре» триумфатор Игр в Атланте поделился ожиданиями от предстоящего турнира и раскрыл некоторые секреты внутренней «кухни» спортсменов.

Фото: Юрий Машков/ТАСС

культура: В составе нашей сборной есть реальные претенденты на «золото»?
Панкратов: Жду успеха от Антона Чупкова и Евгения Рылова. Последний на дистанции 200 метров неоднократно побеждал нынешних конкурентов. Очень интересно будет понаблюдать за Климентом Колесниковым. Он может выступить блистательно или, напротив, не оправдает выданных авансов. В прошлом году он вышел из юниоров и сразу стал рекордсменом мира. Но у него еще идут антропометрические и физиологические изменения в организме. Что-то еще, вероятно, изменится в технике, мышечной массе, строении тела. К тому же в его возрасте психология подвижная и сложная. Я не говорю о звездной болезни, поскольку за Климентом таковой не замечал. Но он стал лучшим на планете в восемнадцать лет, и с этим сложно справиться.

Володя Морозов имеет хорошие шансы на высокий результат, но может оказаться и за чертой призеров. Примерно такой же расклад не исключаю в случае Кирилла Пригоды.

У Юлии Ефимовой есть сильная соперница — двукратная олимпийская чемпионка Лилли Кинг из США. Здесь проблема в области психологии. Мы уже неоднократно наблюдали, как в предварительных заплывах Юля лучше «лежит на воде», лучше готова и показывает секунды ближе к мировому рекорду. Но вот финал. Там Юля делает свое дело, а Лилли прыгает выше головы и в итоге побеждает. Ефимова для американки — сильный раздражитель.

культура: Во время крупных турниров часто общаетесь с действующими пловцами в неформальной обстановке?
Панкратов: По своему опыту знаю, что разговоры с журналистами в период соревнований действуют отрицательно в плане настроя на результат. И потому стараюсь не надоедать ребятам и их тренерам расспросами. Мне не нужна «инсайдерская» информация. Но если сами спортсмены хотят поделиться, то всегда готов откликнуться. Если откровенно, то для них я, скорее, журналист. Они порой стараются использовать меня как рупор: предоставляют дозированную информацию, которую хотят довести до широкой общественности. Однако жаловаться мне на действия Всероссийской федерации плавания бессмысленно, ведь я ее вице-президент и в каких-то решениях сам принимал участие. В случае разногласий обычно встаю на сторону федерации. При этом не намерен выносить сор из избы, а тем более создавать конфликты.

культура: Многие чемпионы по циклическим видам спорта недолюбливают футболистов, называя их богатыми бездельниками. Поддерживаете такой посыл?
Панкратов: Прекрасно понимаю, что даже в нашей стране, не говоря уже о футбольных державах, стать профессионалом очень сложно, в этом виде спорта жесточайшая конкуренция. Я, олимпийский чемпион, может быть, заслуживаю меньше лавров, чем футболисты, выступающие за сборную. Даже те, кто сидит на скамейке, вызывают у меня огромное уважение. Да, в России много людей систематически занимаются плаванием, но футболом — несравненно больше. Никогда им не завидовал, поскольку понимаю: их действительно Бог в макушку поцеловал. Хотя, конечно, и в плавании такие встречаются нередко.

культура: Ваш родной Волгоград по числу олимпийских чемпионов даст фору многим городам. В чем секрет?
Панкратов: Да, хорошие спортивные традиции были в нашем городе всегда. Можно говорить о двух главных составляющих. Во-первых, прекрасный институт физкультуры с обширной спортивной базой, куда приезжают учиться из многих регионов юга России, включая Северный Кавказ и Среднюю Волгу. Второй фактор: Иван Шабунин, который в самое тяжелое для нашего спорта время, в 1990-х, на посту главы администрации Волгоградской области уделял много внимания физическому воспитанию, и в том числе спорту высших достижений. Нынешние показатели во многом являются продолжением славных традиций. Хотя с каждым годом волгоградцам все сложнее оставаться в лидерах, и так много медалей на чемпионате страны мои земляки уже не добывают.

культура: Ваши родственники занимались спортом?
Панкратов: Дед вырос на Волге, много плавал. Он участник войны, а после 1945-го служил в Германии и там на чемпионате оккупационных войск занял второе место после легендарного Леонида Мешкова, мирового рекордсмена — тоже волгоградца. Деду предложили играть в ватерпольной команде, но он вернулся домой и пахал поля. Отец же получил первый разряд по шахматам и боксу, почти дошел до первого состава футбольного «Трактора» — команды мастеров, играл за нее в товарищеских матчах.

Но в плавание меня привели не родители. Виктор Авдиенко, знаменитый в будущем тренер, пришел в школу и набрал первоклассников в группу… Всего он набрал в нашем районе 500 детей, сейчас эта цифра кажется невероятной. Через год осталось 240, еще через год — 40, и из нас сформировали спецкласс. Десять воспитанников Авдиенко попали в сборную страны, двое стали олимпийскими чемпионами.

культура: В первые годы занятий были ребята, которые плыли лучше Вас?
Панкратов: Помню девочку, которая прогрессировала стабильнее меня, в основном за счет исполнительности. К сожалению, добром это не кончилось. Она так хотела тренироваться, что, будучи простуженной, скрыла болезнь и с высокой температурой продолжала ходить в бассейн. В итоге заработала порок сердца. Но среди остальных ребят у меня прогресс шел наиболее стабильно, так что я стал лидером группы. Авдиенко прекрасно понимал, что спорт — это в первую очередь соперничество. И даже когда у нас не было календарных соревнований, устраивал нам матчевые встречи с другими спортшколами.

культура: В одном из интервью Вы удивили рассказом о том, как легко можно деморализовать соперника перед стартом. Даже спортсменов мирового уровня, прошедших жесткий отбор по всем компонентам подготовки, в том числе психологической.
Панкратов: На Олимпийских играх ситуация как на экзамене. Причем экзамене всей жизни. А значит, любое движение, даже дуновение ветерка или шорох трибун, может сбить с нужного настроя. На старте стоят восемь равных претендентов на победу. Но одни мандражируют, а другие это чувствуют. Говорят, четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов своему менее опытному сопернику — британцу Марку Фостеру за несколько секунд до свистка сказал, что у того уже есть золотая цепочка на груди, и ее будет достаточно. Фостер провалил старт, приплыл шестым, и больше с Сашей не разговаривал.

Зачастую дело просто в разных условиях отбора. Так, пловцы из Австралии и СССР, а потом и России острую конкуренцию испытывали даже на внутренних соревнованиях. У американцев соперничество еще жестче. А спортсмен, скажем, из Франции находился под давлением по большому счету раз в четыре года, ведь на национальных чемпионатах выигрывал секунд по пять у второго места. То есть, по сравнению с нами, он выходил на старт хуже готовым психологически.

Фото: Александр Чумичев/ТАСС

культура: В последние годы допинговая тема не теряет актуальности и обрастает все новыми подробностями. Норвежцы получают разрешения на препараты от астмы, американцам не запрещают психотропные. Есть информация, что на Играх-96 в Атланте Ваши соперники тоже не брезговали так называемыми терапевтическими исключениями.
Панкратов: Да, терапевтические разрешения призеры официально получили. А что касается их болезней, о которых они объявили, тогда на пресс-конференции… Один из них спустя четыре года выиграл Олимпийские игры. А другой — австралиец — через какое-то время в самом деле лечился в разных психдиспансерах. Даже у великого Фелпса какая-то форма аутизма. Да и школы спортивной медицины в США и России разные. Такие болезни, как аутизм или астма, у нас до сих пор малоизвестны. Почему у них так много астматиков? Просто это заболевание по-разному диагностируется. То, что в России называют обыкновенной астмой, в Норвегии или США считают тяжелейшей формой. Может, и у меня были похожие проблемы, а я и не знал. Все же в 1996 году тема допинга не стояла столь остро, как сейчас.


Фото на анонсе: Александр Яковлев/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел