Юрий Блинов: «Бесконечно благодарен создателям «Легенды № 17»

10.01.2019

Дмитрий ЕФАНОВГеоргий НАСТЕНКО

Фото: Вячеслав Ун Да-син/Фотохроника ТАСС13 января исполнится 70 лет хоккеисту Юрию Блинову. Его карьера в сборной СССР получилась короткой, но очень яркой. Техничный форвард отметился важными голами на победной Олимпиаде в Саппоро и в суперсерии 1972 года. В беседе с корреспондентами «Культуры» знаменитый мастер рассказал об отношениях с Анатолием Тарасовым, выступлениях за ЦСКА и современных проблемах любимого вида спорта.

культура: Какие планы на юбилей?
Блинов: На моей малой родине в Люблино сыграют мини-турниры молодежь и ветераны. Фанат-энтузиаст Александр Старостин, бывший партнер Валерия Харламова по юношеским командам, проводит такие же мероприятия в честь многих хоккеистов сборной СССР. Люблино в годы моего детства был спортивным городом. Один из братьев работал на деревообрабатывающем комбинате вместе с Николаем Тищенко, который позднее заиграл в футбольном «Спартаке», а в 1956-м стал олимпийским чемпионом. В полуфинале Тищенко сломал ключицу, но остался на поле и даже начал комбинацию, приведшую к победному мячу. Я с таких людей брал пример. В семь лет прошел отбор в детскую футбольную школу и стал ездить в Москву на тренировки.

культура: Родители возили?
Блинов: Сам добирался. На электричке или даже на товарняке до метро. Потом до стадиона на улице Песчаной, близ «Сокола». Дорога занимала три часа в оба конца, пока не получил квартиру в Москве. Некоторые ездили еще дальше. Например, Владимир Лутченко ежедневно мотался на тренировки из Раменского.

культура: В 23 года Вы прочно закрепились в сборной СССР, забивали важные шайбы. Но через пару лет ушли из ЦСКА, тем самым закрыв для себя двери национальной команды. Владимир Петров рассказывал, что не нашли общего языка с тогдашним тренером Константином Локтевым.
Блинов: Не совсем так. Просто некоторые ветераны целенаправленно Константина Борисовича против меня настраивали. Он сам в этом признался незадолго до смерти и выразил сожаление. Я не пил, не курил, не пропустил ни одной тренировки без уважительной причины. А по части режима, помимо тренеров ЦСКА, еще дома ждал «цербер». Это я про жену (улыбается). Она жестко меня ограничивала даже во время Нового года. Что касается недавно ушедшего Владимира Петрова, то его особо уважал за прямоту, смелость и откровенность. Володя был единственным игроком, кто смел возражать самому Анатолию Тарасову. Ну, еще Анатолий Фирсов. Причем оба рассуждали спокойно и взвешенно.

культура: Знаменитый защитник Александр Рагулин рассказывал, что его Тарасов отчислил именно за споры.  
Блинов: Палыч был человеком на редкость неконфликтным и немногословным. Потому даже со сверстниками не спорил, больше отмалчивался. Но делал всегда по-своему. Анатолий Владимирович вполне мог на него разозлиться за своеволие. А насколько успешной и долгой была карьера у Рагулина — любой позавидует, грех жаловаться.

культура: Вам тоже от Тарасова перепадало?
Блинов: Не припомню. Напротив, от работы с ним остались только самые лучшие воспоминания. У нас сложилось полное взаимопонимание и доверие. К примеру, в одном из матчей первенства СССР соперник случайно порезал мне ногу коньком. Зная о характере травмы, тренер тем не менее заблаговременно включил меня в расширенный состав сборной. До последнего держал в заявке, но я сам отказался от поездки на чемпионат мира, поскольку не был уверен, что смогу помочь команде на сто процентов. И еще. До 17 не мог определиться, что выбрать — футбол или хоккей. Поиграл за юношескую сборную СССР, возглавляемую Евгением Лядиным. Окончательно решил за меня этот вопрос именно Анатолий Тарасов, взяв под свое крыло.

культура: Игровую карьеру Вы закончили в 28 лет. Рано даже по советским меркам.
Блинов: Это сейчас считается нормальным, когда хоккеист или футболист каждый сезон меняет команды. Уйти в клуб, конкурирующий с ЦСКА, считал делом недостойным. Хотя Борис Кулагин звал в «Спартак». Попробовал в саратовском «Кристалле», но без семьи долго не протянул, а срывать их из Москвы не стал. К тому же навалились несчастья, в короткий промежуток времени умерли отец и мать. В столь тяжелой ситуации очень помогли близкие и руководство «Авангарда», готовившего молодежь для армейского коллектива. Особенно Эдуард Микаэлян, который завалил меня работой. Тренировал ребят разных возрастов в хоккее и футболе.  

культура: Вы продолжали выступать за ветеранов даже после операции на сердце?
Блинов: У меня произошла необычная история. Сначала мы купили загородный домик в Рязанской области. На этой почве сдружился с местными ветеранами хоккея, проводил тренировки и товарищеские матчи. А лет пять назад в московской клинике мне сделали шунтирование сердца. Процесс реабилитации проходил в Рязанской областной больнице и санатории «Сосновый бор». Там в очередной раз убедился, что в медицине душевное отношение к пациенту важнее, чем опыт врачей и дорогое современное оборудование. Помощь получил не за баснословные деньги и не по служебной линии, а благодаря неформальным человеческим контактам. В какой-то мере они были взаимовыгодными — многим рязанским друзьям моя хоккейная квалификация и опыт помогали приобщаться к спорту, создать ветеранскую команду «Зеленый сад». Безмерно им благодарен, что снова поставили меня на ноги. Еще пару лет назад выступал за ветеранов, а сейчас занимаюсь индивидуально и выхожу на лед с семилетним внуком брата. Миша уже занимается в школе ЦСКА. А родной 14-летний внук Артем играет в баскетбол.

Фото: Долягин/РИА Новости

культура: Пик Вашей карьеры пришелся на 1972 год — знаковый для нашего хоккея. Кульминацией фильма «Легенда № 17», является противостояние советской сборной с канадцами в исторической суперсерии...  
Блинов: Бесконечно благодарен создателям этого фильма. Он получился очень патриотичным. Хорошо показана сила духа, которая помогала переносить тяжелые тренировки и переламывать ход решающих матчей. При этом картина смотрится легко и увлекательно. Красочная, динамичная лента, вызывающая бурный отклик в сердцах молодых зрителей, которые мало что знали о нашем поколении. Суть взаимоотношений хоккеистов, их мировоззрение правдиво переданы. А вот в другом художественном фильме — «Валерий Харламов. Дополнительное время» — мне не понравилось активное педалирование темы нарушения режима. В моем поколении алкоголиком точно никто не был, и в застольях все меру знали. Каждый помнил, что на следующий день предстоит серьезная тренировка, которую с похмелья не выдержать. Мы в ЦСКА крепко дружили не только на льду, но и за его пределами. За одиннадцать месяцев в году не успевали друг другу надоесть, поэтому вместе ехали отдыхать на море или позднее присоединялись к товарищам. Были и песни под гитару. Валера Харламов сам освоил инструмент и пел достойно. Особенно ярко у него получалось «От зари до зари...». У нас дома несколько раз ее исполнял. Вообще был человеком очень светлым.  

культура: После провала 1990-х отечественный хоккей постепенно отвоевывает былые позиции, но до успехов «Красной машины» еще очень далеко. На Ваш взгляд, в каком направлении надо усиленно работать, чтобы снова стать доминирующей силой в любимой миллионами игре?
Блинов: Насчет ледовых площадок — ситуация явно улучшилась по сравнению со временами моей молодости. Проблема в тренерских кадрах. Из наставников, работающих в детских школах, мало кто играл на приличном уровне. Физкультурного образования в данном случае недостаточно. В СССР была школа тренеров, где преподавали Анатолий Тарасов и другие известные мастера своего дела. А клубам КХЛ вредит отсутствие терпения у руководителей, которые быстро меняют рулевых, если те не дают нужного результата сразу.


Фото на анонсе: Татьяна Дорогутина/Спорт-Экспресс/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть