До сборной дорасти

26.07.2018

Александр АНДРЮХИН

Фото: Валерий Шарифулин/ТАССПосле чемпионата мира по футболу детские спортивные школы осаждают родители. Мальчишки хотят вырасти в звезд самой популярной в мире игры, и в России нет проблем с инфраструктурой и вертикальной мобильностью. Корреспондент «Культуры» пообщался с юными спортсменами и их наставниками и узнал о достоинствах и недостатках нынешней системы воспитания атлетов.

Лучше всех происходящее в российском обществе воодушевление описал в одном из интервью нападающий Артем Дзюба. «Дети стали играть во дворах не в Криштиану Роналду и Месси, а в футболистов сборной России. Это самое потрясающее, что только может быть.

Когда выезжал в Петербург на «Сапсане» и стоял возле поезда, ко мне подошел мальчик, крепко обнял за ногу и, не отпуская минут пять, рассказывал взахлеб, что начал заниматься футболом, что он будет стараться и в будущем станет игроком сборной России». В том, что слова форварда — не преувеличение, мы убедились, отправившись посмотреть на юные дарования.

Уже в августе начинаются матчи между воспитанниками спортивных школ и академий. Нынешние футбольные звезды появились не из воздуха. Их выращивали с детсадовского возраста. Успеху России на чемпионате мира предшествовала многолетняя тренерская работа и вливание дополнительных финансовых средств. За 27 лет через российскую сборную прошло более 200 человек, и 120 из них обучались в московских академиях футбольных клубов ЦСКА, «Спартак», «Динамо», «Торпедо», «Локомотив», а также петербургской академии ФК «Зенит».

Сам Дзюба — воспитанник «Спартака», куда он пришел в восемь лет. Илья Кутепов с семи лет занимался в школе ставропольского «Динамо», а позже — в тольяттинской академии имени Юрия Коноплева. Денис Черышев увлекся футболом еще в детском саду: как-никак он сын знаменитого игрока Дмитрия Черышева.

Блондинка в центре поля

Фото: academydinamo.ruВ конце июня, в самый разгар борьбы за мировое первенство, в спортивной школе № 4 прошли матчи 16-го тура команд футбольной академии «Динамо» имени Яшина.

— Я занимаюсь футболом пять лет, — рассказал десятилетний спортсмен Кирилл Жилкин, которого старший тренер академии «Динамо» Евгений Смертин отметил как наиболее способного нападающего. — В футбол меня привела мама. Она бухгалтер. Папа — менеджер салона связи. Клуб находится неподалеку от нашего дома в Тушино. Там я занимался три года, а затем меня пригласили в «Динамо».

Три раза в неделю тренировки по часу, а то и по два, плюс матчи — такой плотный график ждал его в новой школе. Несмотря на то, что занятие футболом — решение родительское, Кириллу оно пришлось по душе. Теперь он мечтает стать профессионалом мирового уровня и играть в российской сборной.

Другого талантливого нападающего — Егора Литвиненко, который, как и его товарищ по команде, перешел в 4-й класс, — пригласил в «Динамо» тренер, увидев во время игры в школе № 1583.

Отказываться было глупо. Родители к решению сына заняться футболом профессионально отнеслись с пониманием, хотя никакого отношения к спорту они не имеют. Мама работает в полиции, папа — на стройке маляром. Теперь дальнейшая судьба мальчика решена: Егор твердо решил стать футбольной суперзвездой.

Впрочем, по словам тренера, в первых классах все воспитанники мечтают стать легендами мирового футбола.

— Если до старших классов доходит только половина из группы одного года — это считается большой удачей, — пояснил Смертин. — Отсеиваются по разным причинам: кто не выдерживает тяжелой нагрузки (начинающие занимаются три раза в неделю, ребята постарше — до шести раз), кто-то понимает, что это не его, кого-то заставляют уйти родители, убежденные, что футбол — это хобби, а серьезную специальность можно получить только в хорошем вузе. Так что профессионалами становятся единицы. Но это не страшно. Главное, что занятия спортом ограждают от вредных привычек, приучают к правильному образу жизни.

Фото: academydinamo.ruВ первых классах, по словам тренера, еще не видно, получится из мальчика футбольная звезда или нет. Это становится ясно к 14 годам, иногда в 12 лет.

— В клуб я пришел сам, когда учился в 1-м классе, — рассказывает Артем Быстров, вратарь спортивной школы № 4, которая расположена в Некрасовке, одном из районов Москвы. — Мои родители не возражали. Они целые дни на работе и даже обрадовались, что нашел себе увлечение по душе и буду под присмотром строгого тренера. Игру я полюбил еще в детском саду и футболистом хотел быть всегда. Мечтаю, чтобы меня пригласили в «Барселону».

Его приятель, правый защитник Даниил Матвеев, решил стать футболистом еще когда ходил в детский сад. У него мечты поскромнее — чтобы позвали в академию «Динамо» или «Спартака».

Ребята с нетерпением ждут поездки в спортивный лагерь, куда команда отправится в августе. Они заверили, что там, кроме тренировок, много всего интересного — плавание, например. А еще теперь туда приезжают футбольные команды девочек. В прошлом году на них произвела впечатление 14-летняя блондинка, которая из центра поля левой ногой мощно била по воротам.

Играть с сильными

По мнению Евгения Смертина, региональные детско-юношеские клубы разительно отличаются от столичных. В этом мы убедились, побывав в Тверской спортивной школе олимпийского резерва по футболу, где недавно на стадионе «Юность» проходил финал областного чемпионата «Кожаный мяч» между местной школой и юношескими командами из Торопца, Лихославля, Нелидова и Удомли.

Поле было разделено, и матчи велись на двух половинах одновременно. При этом не все футболисты были в одинаковой форме и кроссовках, как столичные игроки. Однако трибуны стадиона были заполнены почти полностью, и зрители реагировали на игру очень бурно.

Фото: tfs69.ru— У нас бесплатно учатся 614 детей, — рассказал после матча главный тренер Спортивной школы олимпийского резерва по футболу Тверской области Роман Ульянов. — Каждый год ребята должны подтверждать квалификацию. Кому это не удается, переводятся на платную форму обучения. В общей сложности у нас занимаются около 1100 человек.

Бесплатное обучение начинается с восьми лет, платное — с шести.

— В основном мы соревнуемся с командами из городов Золотого кольца — уровень игроков примерно одинаковый, — отметил тренер. — Равных мы обыгрываем, а ЦСКА — нет. А прогресс бывает только тогда, когда играешь с более сильным противником. Так что от матчей, например, с Костромой ничего полезного мы не приобретем. В столице и провинции условия для обучения не равны, хотя у нас одинаковое количество тренировок. Но зимой, когда температура опускается ниже 15 градусов, занятия приходится отменять, поскольку у нас нет крытого стадиона. А в Иваново, кстати, есть. И когда мы встречаемся с ивановцами на турнирах, замечаем, что выглядят они более подготовленными. Пропущенные тренировки мы пытаемся наверстывать летом, поэтому у нас практически нет каникул.

На самом деле детей отпускали на месяц в июле. Но когда объявили, что с середины месяца желающие могут продолжить тренировки, пришли все.

— Главная черта спортсмена — упрямство. Если нет характера, то и не будет побед, — убежден Ульянов. — Ведь атлет, по сути, — биологическая машина, которой нужно беспрерывно соблюдать режим тренировок. Это ежедневный монотонный труд. И не все его выдерживают. Воспитанников мы начинаем терять в 14–15 лет, когда подростки уходят в интернет и у них происходит «перезагрузка».

Но и более стойких довести до конца удается редко. Самых талантливых игроков забирает Москва. Если на соревнованиях кто-то себя хорошо проявил, ему тут же поступает предложение продолжить обучение в столичной футбольной академии.

— В прошлом году нашего лучшего нападающего и еще двоих ребят забрали в «Зенит». Потом мы встречали их на соревнованиях, но они уже играли против нас, — продолжил тренер. — В этом не должно быть ничего обидного, потому что мы — школа олимпийского резерва и готовим футболистов для страны. Именно на это нам и выделяют средства.

Фото: tfs69.ruДенег из бюджета, по его словам, хватает на содержание стадиона, зарплату тренерам и проведение шести соревнований в год.

Звезды вырастают из самых упорных, неподвластных подростковым искушениям и материальным испытаниям.

— Чемпионами становятся не те мальчишки, которые проявили себя в 13 лет или даже в 15, — пояснил Ульянов. — Как правило, в 12–13-летнем возрасте на поле побеждают акселераты. К примеру, ребята из костромской команды на голову выше наших воспитанников, хотя они ровесники. Так уж распорядилась природа. А дети боятся тех, кто выше. Они сильнее и тяжелее. Акселератам и напрягаться не надо. Их соперникам приходится хитрить, искать пути, как обыграть более сильного противника. Они вынуждены больше тренироваться. В результате к 17 годам акселераты играют хуже, они меньше работали и, по сути, топтались на месте, надеясь на свою силу. А те ребята, которые все эти годы трудились и наращивали мускулы, значительно их обошли. Вот они-то и становятся футбольными звездами мировой величины.

По словам тренера, еще до чемпионата было заметно, как футбол в России набирал популярность. А сейчас — тем более. Родители ведут детей в спорт практически с шестилетнего возраста, не жалея денег на обучение. Но никто не может гарантировать, что ребенок в дальнейшем станет звездой. Это зависит от его способности трудиться.

Две арены и пустота

Считается, что качество подготовки спортсменов напрямую зависит от количества средств, вложенных в обучение. Чем больше денег, тем серьезнее занятия. Футбольные школы финансируются из местного бюджета. Если регион дотационный, то руководство обращается к спонсорам. Поэтому какие бы трудности ни испытывал город, статья на содержание спортивных школ в бюджете заложена всегда.

Фото: school.fclm.ruНо школы, находящиеся при частных футбольных клубах, совсем иное дело. В России практически все они негосударственные. Четыре клуба премьер-лиги принадлежат частным лицам — это «Спартак», ЦСКА, «Краснодар» и «Анжи». Команды «Зенит» и «Локомотив» финансируются соответственно «Газпромом» и РЖД.

Остальные известные футбольные клубы также имеют богатых спонсоров, таких, как Сбербанк, ВТБ, «Аэрофлот» и другие.

Самый крупный бюджет — у «Зенита», 10,8 млрд рублей. У «Спартака» — 8,1 млрд, «Локомотива» — 5,4 млрд, «Краснодара» — 4,7–5 млрд, ЦСКА — 4,3–4,5 млрд.

О таком финансировании региональные школы могут только мечтать. Вот почему все воспитанники, спортсмены и тренеры из провинции стремятся в элитные клубы.

— Сегодняшнее воспитание нового поколения футболистов мало чем отличается от советской системы, — считает Ульянов. — Самых талантливых забирает столица, где обучение намного серьезнее. Но все-таки прежняя система была лучше: все игроки выходили из дворов, тренером был какой-нибудь альтруист из бывших футболистов, который и высматривал ребят для местной команды. А лучших из них забирала Москва. Атмосфера тогда также отличалась от нынешней.

— Во времена Советского Союза не было такого огромного количества посредников, которые колесят по стране в поисках талантливых ребят. Их цель не в том, чтобы повысить уровень отечественного футбола, а в том, чтобы заработать. Они продают юные таланты в элитные клубы и на этом сколачивают состояния. Еще — в советские времена не было заброшенных стадионов. Сегодня во всех провинциальных городах наблюдается одна и та же картина: одна арена отремонтирована хорошо, другая — так себе, остальные заброшены.  Но ситуация меняется. В стране снова возрождается интерес к футболу, причем не только среди юношей. Недавно наши девочки на областном соревновании заняли 4-е место, — похвастался Ульянов.

Добро пожаловать в академию

Спортивные школы топ-клубов российской премьер-лиги остаются основной «кузницей кадров». Прием в начальные группы «Зенита» начинается с пяти лет. Ребенку достаточно пройти отбор в одном из 15 филиалов этого клуба. Они открыты в Ленинградской и Псковской областях, а также в Башкирии. Там дети приступают к тренировкам в местных спортивных школах под присмотром наставников клуба, самые способные по итогам просмотров продолжают обучение в самой академии. Критерии, по которым отбирают будущих звезд, везде одинаковые. Главный из них — четкость движений. В шесть лет ребенок еще недостаточно развит физически, поэтому подвижность, быстрота и умение владеть мячом особо не учитываются.

Если юный футболист живет в глубинке, где нет филиалов элитных школ, ему нужно усиленно заниматься в местной спортивной секции. В 12–13 лет он может поступать в столичную академию, поскольку именно с этого возраста воспитанников селят в интернатах.

Фото: fckrasnodar.ruОбучение с отрывом от родителей напоминает Суворовское училище. Общеобразовательный процесс имеет такое же значение, как и тренировки. Требования ничем не отличаются от требований к учащимся в гимназиях, а где-то даже и выше. К примеру, в академии футбольного клуба «Краснодар» обязательным предметом являются шахматы. ЕГЭ сдают на общих основаниях, и среди выпускников также имеются золотые медалисты. Команды академий участвуют во всероссийских и международных соревнованиях, регулярно встречаясь со сверстниками из футбольных клубов «Челси», «Реал», «Барселона», «Атлетико», «Аякс», «Спортинг» и других.

Потенциал в воспитаннике тренер должен разглядеть до 14 лет. После этого осуществляется переход на более серьезный уровень. Именно в этом возрасте отсеивается до половины группы и для дальнейшей учебы остается не более 25 ребят одного возраста. Выпускниками становятся еще меньше. В академии «Спартака» обычно это 6–7 человек. 

Из столь специфического учебного заведения спортсмены выпускаются в 17–18 лет. Но не все они получают приглашения в клубы. В этом проблема российского футбола, ведь именно в таком возрасте необходима регулярная игровая практика  — без профессиональных тренировок спортсмен быстро теряет навыки.

Поэтому некоторые академии, например, «Краснодар», продолжают обучение футболистов до 21 года.


Десятилетие за два года

Президент Российского футбольного союза (РФС) Виталий Мутко, комментируя победу нашей сборной в матче с Испанией, заявил, что ничего особенного не произошло — команда много работала и неизбежно двигалась к этому. Благодаря большому подготовительному периоду она заслужила выход в четвертьфинал.

Два года назад, в сентябре 2016-го, когда стартовала государственная программа поддержки развития детско-юношеского футбола, согласно которой академии стали получать дополнительную финансовую помощь, а тренеры — доплаты, Мутко уверял, что эта мера будет содействовать тому, чтобы количество перешло в качество. «После восьми лет работы этой программы в России должна появиться очень сильная сборная», — заявил тогда президент РФС.

Однако прошло только два года, а назвать сборную слабой уже никто не осмеливается.



Фото на анонсе: Валерий Матыцин/ТАСС


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть