Игорь Тер-Ованесян: «Думающие тренеры скоро вымрут, как мамонты»

17.05.2018

Максим БОРОДИНДмитрий ЕФАНОВ

19 мая исполнится 80 лет двукратному призеру Олимпийских игр в прыжках в длину Игорю Тер-Ованесяну. Уникальный спортсмен, он дважды устанавливал мировые рекорды и первым из европейцев улетел за отметку восемь метров, а после окончания карьеры возглавлял сборную СССР по легкой атлетике. Накануне юбилея Тер-Ованесян ответил на вопросы «Культуры».  

культура: В России много критикуют ВАДА. Согласны ли Вы с тем, что эта организация борется не столько с допингом, сколько с неугодными национальными федерациями?   
Тер-Ованесян: Ситуация с допингом критическая. Если убрать ложь, то правды не останется. Фармакологией занимались во все времена. Думать иначе могут только наивные люди. Другое дело, что надо четко разграничивать восстанавливающие средства и стимуляторы. Те же норвежцы или финны постоянно используют различные препараты, которые в повседневной жизни действительно считаются лекарствами. Надо провести грань и определить правила игры. Пора поставить ВАДА на место. Эти ребята запрещают неугодные препараты и спокойно разрешают их аналоги от определенных производителей. Они всех окончательно запутали и ведут дело к коллапсу. Скоро люди начнут говорить: «Мы не хотим заниматься профессиональным спортом. Там сплошной обман». И прекратите отбирать у атлетов медали, которые они завоевали еще десять лет назад. Нельзя вынуждать спортсменов трястись всю жизнь после показанного результата. Такого не должно быть. Я не говорю, что мы исключительно белые и пушистые, а все остальные плохие. У нас тоже есть спортсмены, которые не брезгуют препаратами, наносящими ущерб здоровью.

культура: Как преодолеть этот кризис?
Тер-Ованесян: Пора выработать четкую и прозрачную систему. Иначе никто не будет заниматься легкой атлетикой, да и другими видами спорта. Надо кардинально изменить подход к допингу.

культура: В нашей легкой атлетике хватает и других проблем...
Тер-Ованесян: Пора серьезно заняться резервом. В стране очень мало думающих тренеров, способных воспитывать спортсменов. Причем не только в спортивном, но и в нравственном плане. Вскоре они вымрут, как мамонты. Нужна молодая кровь. А ее нет. С того времени как я ушел с поста главного тренера сборной страны, не появилось ни одной новой идеи. Ведь можно привлекать детей к занятиям еще в школьном возрасте: в первом классе ребята пробегают один километр, во втором — уже пару. К выпускному наберется «десятка». Правильно или нет? Надо проанализировать. Но никто этим не занимается. А потом спрашивают о том, почему россияне ставят мало мировых рекордов. Наша легкая атлетика застыла на месте и не развивается. Побеждаем благодаря отдельным талантам, а не за счет выстроенной системы подготовки. Призываю относиться к профессиональному спорту серьезно. Хватит надеяться на традиционный русский авось. Еще немного, и мы забудем об олимпийских победах и новых мировых рекордах. Система трещит по швам и нуждается в срочном ремонте.

культура: Вы не преувеличиваете? Кажется, от молодежи отбоя нет.
Тер-Ованесян:  Главное — правильно организовать отбор. Сейчас в легкую атлетику берут всех желающих, абсолютно не обращая внимания на предрасположенность ребенка к той или иной дисциплине. В итоге дети просто теряют время, а наставники работают вхолостую. Я не говорю, что люди не могут заниматься легкой атлетикой. Да пожалуйста. Но, если Вы не прошли отбор, то тренируетесь на платной основе. Почему государство должно инвестировать в занятия женщин и мужчин, у которых нет перспектив в определенном роде деятельности? Возможно, в другой сфере они будут востребованы, а спортом продолжат заниматься для общего развития. Если система останется прежней, то настоящие чемпионы исчезнут. Их не станет, потому что мы их не ищем.

Есть и другая проблема. Большинство нынешних юниоров не имеют настоящей базы. К примеру, их затачивают под спринт или прыжки. К совершеннолетию они полностью выхолощены. Ресурсы исчерпаны, и атлетам указывают на выход. Так мы теряем талантливую молодежь. Я же своим долголетием в спорте и участием в пяти Олимпиадах обязан многоборью. Фундамент, заложенный в молодые годы, способствовал успешной карьере. К примеру, в матчевой встрече сборных СССР и США в 1959 году представлял страну в качестве десятиборца.

Фото: Леонид Доренский/РИА Новостикультура: Тренироваться начали в раннем детстве?
Тер-Ованесян: Верно. Отец считался одним из пионеров легкой атлетики в СССР. Он был призером знаменитой Спартакиады 1928 года в двух видах программы: метании диска и прыжках в длину с места. Поэтому в королеву спорта я влюбился довольно рано. Занимался многими дисциплинами, но в итоге выбрал прыжки в длину как профилирующий вид. Успехи пришли быстро. В 18 лет поехал на свою первую Олимпиаду в Мельбурне. На двух последующих Играх становился бронзовым призером. В 1963 году вместе с легендарным прыгуном в высоту Валерием Брумелем выступали на соревнованиях в Нью-Йорке. Мне удалось дважды переиграть до того непобедимых американцев. Вначале установил на Милроузских играх новый мировой рекорд в закрытом помещении — 8 м 18 см. А затем выиграл зимние состязания. Незадолго до этого завершился Карибский кризис, и местная пресса писала: «Мы ждали советских ракет с Кубы, а они в «Мэдисон-сквер-гарден»!

культура: Чем занимаетесь сейчас?
Тер-Ованесян: В длину не прыгаю, но в теннис играю. Считаю, что вступил в замечательный период жизни. Занимаюсь тем, что по душе. В частности, много рисую. В скором времени собираюсь организовать выставку. Живу на два дома: в Москве и Владимирской области, где есть замечательная деревня Журавлиха. Там у меня свой клуб, куда приезжают заслуженные ветераны и просто любители легкой атлетики. Провожу мастер-классы и соревнования. Такой образ жизни делает меня счастливым человеком.


Фото на анонсе: Вячеслав Ун Да-Син/Фотохроника ТАСС


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть