Играл такой парень

20.07.2017

Дмитрий ЕФАНОВГеоргий НАСТЕНКО

Фото: Александр Макаров/РИА Новости

21 июля исполнится 80 лет со дня рождения нападающего московского «Торпедо» Эдуарда Стрельцова. Выходец из рабочей семьи влюбил в себя миллионы советских болельщиков, которые под завязку заполняли трибуны, чтобы увидеть в деле выдающегося игрока. 

Накануне памятной даты «Культура» решила не пересказывать известные факты из биографии форварда, а предоставить слово друзьям и коллегам спортсмена, который был похож не на всесоюзную знаменитость, а на героев Василия Шукшина. 


Алексей ПАРАМОНОВ, олимпийский чемпион 1956 года:

— Стрельцов — это самородок, равного которому не было в истории нашего футбола. Не зря его называли русским Пеле. В начале 1950-х «Спартак», «Динамо» и ряд других клубов уже располагали футбольными школами, где с юными спортсменами занимались грамотные специалисты. Детская же команда «Фрезер», за которую выступал Эдик, была совсем иного уровня: заводской тренер-общественник обычно бросал мальчишкам мяч, и они гоняли его — кто во что горазд. Никакого методического обучения. Наставник мог только перевести талантливого парня во взрослую команду. Именно так и получилось со Стрельцовым — в «Торпедо» оказался в 16 лет и сразу же начал забивать. Он легко обращался с мячом, на рывке убегал от защитников, мощно бил с обеих ног, регулярно выходил победителем из воздушных дуэлей.

В начале 1970-х у нас взахлеб восхищались голландским тотальным футболом, но при этом забывали, что Эдуард еще в 50-е не стоял столбом перед воротами, как тогда полагалось центрфорварду, а постоянно уходил то на левый, то на правый фланг, а иногда далеко оттягивался назад и успешно вступал в отбор. 

В национальной команде основу линии полузащиты и атаки составляли спартаковцы, и призванные из «Торпедо» Стрельцов и Валентин Иванов быстро нашли с нами общий язык. Понимали друг друга с полувзгляда — столь высок был футбольный интеллект сборной олимпийских чемпионов. 

Гениальный форвард мог стать главным открытием на дебютном для советской дружины чемпионате мира. К сожалению, по известным причинам, не получилось. Сам я никогда не сомневался в невиновности Стрельцова и считал его жертвой интриг на высоком уровне, суть которых не до конца ясна и по сей день. Одни на примере любимца публики хотели показательно покарать «зажравшихся футболистов», а другие рубанули с плеча, не разобравшись в сути происшедшего.


Лидия ИВАНОВА-КАЛИНИНА, двукратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике:

— Я начала интересоваться футболом лишь после своей свадьбы с Валентином Ивановым и до мая 1958 года видела Эдика в игре всего пару раз, причем не в самых удачных матчах. Тем не менее было заметно, что они с Валей — лучшие в команде. Спустя семь лет он произвел на меня еще более яркое впечатление. Хотя поначалу даже вслух высказала удивление и недовольство: «А что это все игроки «Торпедо» бегают, а Стрельцов стоит на месте?» Мне ответили: когда он побежит, команде соперника сразу не поздоровится. Именно так вскоре и произошло. Когда Эдуард получал мяч, немедленно следовала угроза воротам противника.

Несомненно, он был лучшим в плане исполнительского мастерства и игрового мышления. В свое время Геннадий Гусаров заявил: «Какое счастье, что я имел такого партнера в нападении, как Валентин Иванов! Уже одно его присутствие на поле, а тем более взаимодействие с ним, научило меня многому». Про Стрельцова то же самое могла бы сказать вся команда. «Торпедо» по своим возможностям, конечно, уступало большинству клубов высшей лиги. И в том, что автозаводская молодежь во второй половине 1960-х достигла больших высот, — огромная заслуга Эдуарда.

К несчастью, будучи очень добрым человеком, в нетрезвом виде преображался в худшую сторону. Пристрастие к алкоголю сгубило немало неординарных личностей, и Эдуард — не исключение. 


Михаил СКОКОВ, двукратный обладатель Кубка СССР: 

— Величие Стрельцова определяется в первую очередь не статистикой, а огромной всенародной любовью. Удовольствие, которое он доставлял своей игрой миллионам болельщиков, гораздо важнее любых голов и очков. Причем слава не вскружила ему голову — на протяжении всей жизни он оставался отзывчивым, добрым и скромным человеком. Если в общении с товарищами по команде мог рассказать занимательную историю или пошутить, то при незнакомых людях, в том числе и журналистах, сразу тушевался. Однажды на встрече с поклонниками Эдика попросили выйти на пару слов. Он, как обычно, затесался в последний ряд. Когда пробрался к трибуне, буркнул: «А чего тут говорить?» — махнул рукой и пошел назад.

И еще Эдуард был безотказным, зачастую в ущерб себе. В этом плане показательно сравнить его с Львом Яшиным. Оба — великие футболисты и замечательные люди, друг друга искренне уважали и сохранили дружбу до последних дней, но за пределами сборной СССР почти не пересекались. Лев Иванович, при всей порядочности, был человеком дальновидным и практичным, никогда не пил и не заводил долгие беседы с кем попало. Яшина часто можно было увидеть в компании с видными учеными, милицейскими чинами. Зачастую ради интересов команды его «бросали» на застольное общение с высокопоставленными особами, но после принятия любого количества спиртного Лев не терял самоконтроля и здравого мышления. Стрельцова же, наоборот, незнакомые люди могли уговорить поехать непонятно куда. И даже вернувшись из тюрьмы, Эдик оставался таким же открытым, а порой даже наивным человеком. И когда младшие товарищи просили: «Эдик, попрощайся с гражданином, и пойдем в автобус», он нам возражал: «Ну может, ему чем-то помочь надо?»


Михаил ГЕРШКОВИЧ, чемпион СССР:

— С Эдуардом познакомились на предсезонных сборах ранней весной 1967 года. Несмотря на существенную разницу в возрасте, сразу перешли на «ты». Выдающийся мастер никогда не позволял себе повышать голос на молодых партнеров по команде, учить жизни или выговаривать за ошибки. У Эдика в нападении шла сплошная импровизация, и при этом он угадывал мысли одноклубников, отдавал пасы, не просто острые и точные, но еще и под удобную ногу.

Я очень не люблю, когда вспоминают о Стрельцове как о нарушителе режима.  За три сезона, которые мы вместе провели в «Торпедо», ничего подобного не замечал. Лучше всего в его пользу говорят забитые голы. К примеру, в 1968-м лидер автозаводцев 21 раз поразил ворота соперников в национальном чемпионате, и при этом защитники в каждом матче буквально висели у него на ногах. Стрельцову же шел 32-й год, по тем временам — пенсионный возраст для футболиста, но на тренерских установках никогда не заходила речь о том, чтобы Эдика, как «пожилого» игрока, начинать оттягивать назад, ведь он успешно действовал и на острие атаки, и из глубины поля. Карьеру Стрельцов завершил вовсе не рано, особенно учитывая, как сильно ему подорвало здоровье пребывание в местах лишения свободы. 


Фото на анонсе: Вячеслав Ун-Да-син и Борис Трепетов/Фотохроника ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть