Александр Голубев: «Ледовым спринтером надо родиться»

19.05.2017

Георгий НАСТЕНКО

19 мая исполнилось 45 лет первому в истории современной России олимпийскому чемпиону. Молодой конькобежец Александр Голубев произвел фурор в Лиллехаммере‑94, оставив с носом на пятисотметровке хваленых норвежцев и голландцев. C тех пор нашим мужчинам скороходам не удается повторить результат «костромской ракеты». В интервью «Культуре» прославленный атлет рассказал о том, как изменился конькобежный спорт за последние десятилетия.

Фото: С. Чистяков/ТАСС

культура: В одной из бесед Вы признавались, что мечтали стать хоккеистом. Почему не сложилось?
Голубев: Спорт любил с детства. С малых лет играл в хоккей. Участвовал в знаменитом турнире «Золотая шайба». Неплохо получалось. К сожалению, специализированной секции в городе не было. По этому поводу сильно расстраивался. Не сомневался, что смогу достичь больших высот в качестве участника ледовых баталий. Суровая реальность заставила забыть о мечте. Зато в Костроме работали сильные специалисты по конькобежному спорту. Занятия проходили рядом с домом — через дорогу. На их льду с четырех лет катался на фигурных коньках. А с первого класса начал регулярно тренироваться. В результате в семнадцать лет попал в главную команду страны. Выдающиеся атлеты, в числе которых Игорь Железовский и Андрей Бахвалов, прекрасно меня приняли, давали ценные советы. Атмосфера в коллективе царила замечательная. Прошло столько лет, а мы до сих пор дружим.

культура: Вы застали момент, когда мировая элита конькобежцев стала переходить на коньки-клапы. Нововведение трудно приживалось?
Голубев: На первых порах недостаточно серьезно отнеслись к изменениям. Голландцы, норвежцы и даже поляки их раньше нас освоили. Ведь мало — просто купить коньки. Надо и технику бега под них перестроить, чтобы получить рост результатов. Фазы отталкивания и другие составляющие очень сильно меняются. Время упустили, пришлось наверстывать.

культура: С внедрением других новинок тоже опоздали?
Голубев: С обтекаемыми комбинезонами совсем иная ситуация. Фирмы-производители преимущественно из США и Японии имели наднациональные финансовые интересы и поставляли продукцию всем ведущим конькобежцам, независимо от страны. Так что в этом компоненте находились с конкурентами в равных условиях.

культура: В 90-е найти свободный лед было непросто?
Голубев: Согласен. Большая проблема. Нынешнему поколению сборников, наверное, трудно представить, чтобы чемпионат России проходил в другой стране. Например, в Германии. Не говоря уже о тренировочных сборах.

культура: Этот фактор повлиял на Ваш ранний уход из большого спорта?
Голубев: В какой-то мере. Хотя хотел повесить коньки на гвоздь уже после второй своей Олимпиады в 1994 году.

культура: В 21 год?
Голубев: Я даже уходил, но потом вернулся. Сильно утомился от большой тренировочной нагрузки, которую выполнял в составе сборной. От сезона к сезону усталость накапливалась. Одиннадцать месяцев в году вне дома. В мае сезон начинался, в апреле следующего года заканчивался…

культура: Даже летом не отдыхали?
Голубев: Работали на тренажерах, бегали кроссы и гоняли на роликовых коньках.

культура: Самые яркие впечатления от главных соревнований современности?
Голубев: Ни на одной из трех Олимпиад, на которых выступал в качестве спортсмена, мне не удалось побывать на состязаниях по другим видам спорта. До старта был полностью сосредоточен на предстоящем выступлении. Бег на 500 метров по традиции один из первых видов программы, поэтому едва ли не на следующий день меня отправляли домой. Скажу больше. Даже при выездах на менее ответственные турниры, у нас не хватало времени на экскурсии или просто на прогулки по интересным, памятным местам. В начале 1990-х добавлялся еще и тот фактор, что для всех советских спортсменов было жизненно важно успеть выгодно закупиться в магазинах перед возвращением домой.

Зато наверстал упущенное после завершения активной карьеры. Спокойно ездил на Игры в качестве зрителя или представителя официальной делегации. Во время пекинской Олимпиады воспользовался возможностью не спеша пройтись по Великой Китайской стене — она произвела на меня громадное впечатление. Как конькобежец, всегда пристально интересуюсь крытыми катками. Из тех, где побывал, более других нравится олимпийский «Викингскипет» в Лиллехаммере, где завоевал «золото». Он до сих пор великолепен. Из современных в первую очередь выделю «Адлер-Арену». В Сочи провели замечательные Игры. Радовался каждой российской медали, словно ребенок. И потому меня сильно разочаровали наши мужчины-конькобежцы. До начала соревнований был уверен, что Иван Скобрев и Денис Юсков попадут в число призеров.

культура: Когда в сборной России появился Павел Кулижников, многие специалисты стали сравнивать его с молодым Голубевым.
Голубев: Вполне корректное сравнение. В структуре моих мышц обнаружили порядка 90% «быстрых» волокон. Видимо, такое же строение и у Паши. Ледовым спринтером надо родиться. Во время подготовительного периода на тренировках превосходил товарищей по сборной в беге на короткие дистанции. А на длинных кроссах им же безнадежно проигрывал, хотя настойчиво тренировал этот компонент.

культура: В минувшем сезоне Кулижников Вас разочаровал?
Голубев: Можно было ожидать, что сильный и злой Кулижников, вернувшись в большой спорт, начнет «рвать» всех соперников. Но у нас сложно-координационный вид спорта. Сказался недостаток в соревновательной подготовке. Кроме того, из-за столь сомнительной дисквалификации он был подавлен психологически. И все же после возвращения Павел показал результаты на уровне мировой элиты и, надеюсь, в следующем сезоне сможет выйти на свой максимальный уровень.

Также рад появлению еще одного большого таланта. Результаты Руслана Мурашова внушают оптимизм. При том, что и он, и Кулижников — явно выраженные спринтеры, они очень сильно различаются по манере бега, по технике — фазе отталкивания и другим компонентам. Тем интереснее наблюдать за их соперничеством. Своими успехами парни обязаны не только природному таланту, но традиционно сильной конькобежной школе страны. В нашем виде спорта надо работать не только много, но и грамотно, дабы полностью раскрыть заложенное в человеке природой.

культура: Почему избегаете тренерской профессии, хотя богатый опыт позволяет воспитывать будущих чемпионов?
Голубев: Приношу пользу другим способом. Тружусь в системе спортивных школ, но по административной части. Занимаюсь также общественной работой — популяризирую активный образ жизни, вовлекаю в процесс молодежь. Сотрудничаю с Российским союзом спортсменов. А хороших тренеров по конькам в Костроме и без меня достаточно.

культура: Ваш родной город в числе ведущих регионов страны в плане развития конькобежного спорта?
Голубев: С  Коломной, которая была и остается центром нашего вида, тягаться сложно. В Костроме нет и не предвидится не только крытого круглогодичного катка для скороходов, но даже открытой дорожки с искусственным льдом. В городе начинают бегать только с ноября. Тем не менее, с остальными регионами вполне способны конкурировать. Можем похвастаться несколькими кандидатами в юниорскую сборную.

культура: Для будущих чемпионов занятия бесплатные?
Голубев: Да. В этом плане в последние годы стало относительно благополучно. Ребята начинают выезжать на сборы и соревнования довольно рано — лет с двенадцати. Появилась возможность работать на льду даже летом, что способствует улучшению результатов. Но, с другой стороны, «переесть льда» тоже опасно. Для психологической разрядки следует периодически менять обстановку и вид нагрузки. Для молодых атлетов особенно актуально.

Конечно, от финансовых проблем, характерных для спортшкол, по многим видам окончательно уйти трудно. Например, порой при выездах на сборы часть расходов берут на себя тренеры. Правда, они потом получают компенсации, но эта ситуация доставляет определенные неудобства.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть