Александр Кержаков: «Хотелось бы закончить карьеру именно в «Зените»

08.03.2017

Евгения КОРОБКОВА

Фото: Вячеслав Евдокимов/ФК «Зенит»/ТАСС

Лучший бомбардир российского футбола Александр Кержаков выпустил очередную автобиографическую книгу. Первая вышла, когда юному нападающему было всего 19. Несколько лет назад он грозился назвать свое второе произведение «Бил, бью и буду бить». Но передумал. На обложке издания кратко значится: «Лучший». Форвард признался «Культуре», что таким его сделали мама с папой и тренер Юрий Морозов.

культура: Итак, это уже вторая Ваша книга. Когда писали, ставили перед собой какую-то сверхзадачу? 
Кержаков: Моя главная цель — показать, как важна ребенку поддержка родителей. Не имеет значения, какой вышел старт, нужно, чтобы мама с папой за тебя горой стояли. Я сам родился в маленьком городе, у меня не было особой возможности развиваться как футболисту. Но тем не менее...

культура: Случилось чудо? А сегодня мальчик из Кингисеппа может стать таким, как Вы?
Кержаков: Чудо-то возможно, но сегодняшним мальчикам в разы труднее. Нет конкурентной среды. Раньше в Петербурге было пять-шесть футбольных школ, которые играли на чемпионате города. Воспитанники постоянно конкурировали друг с другом. Сейчас соревноваться практически не с кем, а без этого вырастить чемпиона очень сложно. Второе: у нас колоссальная проблема с отсутствием квалифицированных детских тренеров. Речь не о людях с дипломом. Я говорю о желании самого тренера научить ребенка. Есть куча специалистов, окончивших тренерские курсы, но они не хотят воспитывать чемпионов. Их все устраивает: дорогой костюм, поездки за границу. Наберут группу в пятнадцать человек, покажут то или иное упражнение и самоустраняются. Им без разницы, получается у ребенка или нет. Конечно, есть талантливые дети, все с лёту ловят. Однако бывает, что мальчишка, у которого не получается сразу, своим трудолюбием возьмет верх над талантливым, но не столь трудолюбивым. С такими надо работать иначе.

культура: А Вы талантливый или трудолюбивый?
Кержаков: Больше трудолюбивый, наверное.

культура: Вашим первым тренером был отец...
Кержаков: Не могу сказать, что я его воспринимал в качестве тренера. Если ему что-то не нравилось, он резко реагировал, мог даже накричать на меня или, скажем, брал мяч и уходил с поля. Это значило, что недоволен мной. Думаю, более правильное воспитание мне дала мама. Если отец учил быть футболистом, то мама учила быть человеком. Благодаря ей я до пятого класса был круглым отличником. Каждый год грамоты за хорошую учебу и примерное поведение получал. Мне кажется, до десяти лет человеку очень нужен индивидуальный подход, особое внимание... Говорю это на основании собственного опыта: в одиннадцать я учился уже вдалеке от родителей, в Петербурге.

культура: Вы могли бы выбрать иной жизненный путь?
Кержаков: Честно сказать, нет. Отец с детства заложил мысль, что я буду играть в футбол. Разумеется, у меня не один мяч на уме был, и другие развлечения имелись. Рядом с нашим домом располагалась почта, и мы с товарищами любили кататься на почтовых машинах: хватались за прикрепленную сзади лестницу и разъезжали, как на лыжах. А еще помню, как отец однажды поставил меня на коньки — ржавые такие «утюги». Я несколько раз упал и понял: нет, хоккеистом мне не быть. Когда ребята играли, стоял на воротах. 

культура: Вы посвятили книгу легендарному тренеру Юрию Морозову, хотели создать академию его имени. На какой стадии проект? 
Кержаков: Юрий Андреевич для меня — как второй отец. В свое время он взял меня в «Зенит» и ждал, пока я себя проявлю. К сожалению, проект, предложенный мною городу, очень сложно реализовать. Проще сделать все за счет инвесторов или своими силами. Будем двигаться в этом направлении — думаю, так удастся завершить его намного быстрее.

культура: В 2018-м Россия принимает чемпионат мира по футболу. Однако болельщики, как Вы знаете, в нашу команду не слишком-то верят...
Кержаков: Мы готовы играть. Прежде чем ругать, давайте вспомним, что мы, вообще-то, вышли на прошлогодний чемпионат Европы. Десятки сборных, зачастую довольно сильных, туда не пробились. И когда мы успешно сыграли с Англией, вся страна радовалась, вокруг говорили, какие мы молодцы. Естественно, чтобы были результаты, нужны усилия. Надо организовывать тренировочный процесс, думать о молодом поколении. 

культура: Вот Данила Козловский снимает фильм вроде «Легенды №17», но только о футболе. Такие картины помогут, как считаете? 
Кержаков: Популяризация спорта — это отдельный разговор. Но, чтобы спорт развивать, нужно и результаты показывать. К примеру, когда у наших фигуристов появились достижения, все ринулись в фигурное катание. То же самое и в футболе. Только не надо ругать свою команду. Она у вас такая, какая есть. Другой не дано.

культура: Многие поражаются акробатическим способностям, которые Вы порой демонстрируете, забивая голы. Увлекаетесь гимнастикой? 
Кержаков: Да... было у меня несколько таких акробатических голов, но за гимнастикой как видом спорта особенно не слежу. Больше за фигурным катанием. Крупные соревнования стараюсь не пропускать. У нас сейчас очень хорошее поколение девушек выросло. А вот мужчины не радуют. Я смотрел чемпионаты и России, и Европы — уровня Плющенко и в помине нет. Женя остается сильнейшим.

культура: Кстати, помирились с ним?
Кержаков: Еще год назад, в Цюрихе. На ледово-музыкальное шоу меня пригласил Максим Траньков, и после мероприятия в гостинице мы встретились с Плющенко. К сожалению, когда у Жени был непростой период в семейной жизни, я, не разобравшись в ситуации, его не поддержал, не понял сути проблемы. Но мы, наконец, снова нашли общий язык. На днях вот даже с ним вместе футбол смотрели.

Фото: Вячеслав Евдокимов/ФК «Зенит»/ТАСС

культура: Уже придумали, чем займетесь, когда закончите карьеру? 
Кержаков: Пока футбол для меня на первом месте. Прекрасно понимаю, что карьера не может длиться вечно и, наверное, я в силу возраста уже в чем-то уступаю молодым. Существуют уникумы, которые и в зрелые годы подрастающему поколению фору дают, но только не я. Зато у меня есть опыт, хочу оставаться в «Зените», пока могу быть полезным. И закончить карьеру именно в своем родном клубе, а потом там работать. Столько лет отдано команде, столько у меня идей, что следует изменить в лучшую сторону... Не знаю насчет тренерских перспектив, может быть, мне удастся реализовать свои наработки на уровне РФС. Пока я отчетливо вижу: белых полос в моей карьере куда больше, чем черных. 

культура: Спортивные журналисты между собой Вас выделяют, говорят, что Вы человек умный. Читаете философские книги. 
Кержаков: Нет, знаете, философию я забросил. Было юношеское желание осилить что-то очень сложное, не подходящее ни по времени, ни по уровню развития на тот момент. Взялся за Шопенгауэра. Давалось тяжело, и хотя я справился, это не значит, что все понял. Но я люблю читать. Руководствуюсь советами друзей при выборе книг. Очень понравились «Обитель» Захара Прилепина и «Золото бунта» Алексея Иванова. Не люблю современных авторов, но тут пришел в восторг. В том числе и от языка. Говорят, что он у Иванова тяжелый, но я, когда читал, вспоминал моего любимого Лескова. Единственный, на мой взгляд, человек и писатель, который мог доносить мысль и красиво, и просто.


Фото на анонсе: Анатолий Медведь/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть