Douzaine Петра Великого

09.12.2012

Дарья ЕФРЕМОВА

Дюжина — это всего лишь мера счета, равная двенадцати. Однако, когда мы смакуем на языке это слово, кажется, что речь идет о чем-то более значительном.

Дюжина — типичный архаизм, который, как это обычно бывает с устаревшими понятиями, приходит в голову исключительно в ироническом ключе. «Дюжина ножей в спину революции» — сатирический сборник рассказов Аркадия Аверченко, вышедший в начале 1920-х годов: «Я взял да и воткнул в спину революции ножик, да и не один, а целых двенадцать!.. Я сам, да, думаю, и вы тоже, готовы дать... не только дюжину, а даже целый гросс «ножей в спину».

Гросс (от немецкого Groß – большой) — это двенадцать дюжин, то есть 144 предмета. Такая мера применялась в старину при подсчете мелких галантерейных и канцелярских предметов — карандашей, пуговиц, писчих перьев. Так же, как и дюжинами, гроссами считали до введения метрической системы.

Впервые слово «дюжина» появляется в русском языке при Петре I — оно упоминается в Морском уставе 1720 года. Заимствованная из французского (douzaine), «дюжина» заменяет вышедшее тогда из моды слово «бортище», которое также являлось количественной мерой, но не очень-то благозвучной: бортище яиц, бортище бутылок, бортище огурцов.

В итальянском dozzina означает «пансион», в норвежском (dusin) и английском (dozen) — это еще и масса, точно отмеренное количество чего-либо. Часть лингвистов полагает, что дюжина — это выражение натурального налога.

Мистический оттенок утилитарной мере счета придает ее антипод — «чертова дюжина», с которой связано самое большое число дурных примет. Даже в наш прагматичный век в некоторых отелях нет комнат и этажей под номером 13. Впереди у нас 2013-й год, но одно утешение даже для самых суеверных точно имеется: 13.13.13 в календаре не будет. Может, и крупные беды обойдут нас всех стороной.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть