"Звездные войны". Сделано в СССР?

13.03.2013

Нильс ИОГАНСЕНГригорий РЕЗАНОВ

Тридцать лет назад, 23 марта 1983 года, президент США Рональд Рейган объявил о старте проекта Стратегическая оборонная инициатива (СОИ), более известного как «Звездные войны». Американцы заявили, что наводнят космос оружием. Была ли наша страна готова к такому повороту событий, или ей грозило неминуемое поражение в космической войне — разбирается обозреватель «Культуры».

КРЫЛАТАЯ «СПИРАЛЬ»

С позиций сегодняшнего времени можно уверенно сказать: проект «Звездные войны» не стал неожиданностью для советского ВПК. Более того, в начале 80-х по космическим оборонным программам наша страна существенно опережала Америку.

… В 1970 году «космонавт № 2» Герман Титов покидает отряд покорителей Вселенной. А незадолго до этого он проходит обучение в Государственном Краснознаменном научно-испытательном институте (ГКНИИ) ВВС им. В.П. Чкалова и становится летчиком-испытателем 3-го класса. Его новое место работы — Главное управление космических средств Министерства обороны СССР. Здесь собрана целая команда летчиков-космонавтов, которая будет испытывать принципиально новую технику.

«Спираль» — так называется система, сконструированная гениальным советским инженером Глебом Лозино-Лозинским. Гиперзвуковой (его скорость намного превосходит этот показатель сверхзвуковых лайнеров) самолет несет на себе орбитальный аппарат с разгонным блоком. В стратосфере, когда комплекс достигает почти космической скорости, происходит разделение: аппарат выходит в околоземное пространство, а самолет после выполнения своей миссии приземляется.

Планировалось создать несколько типов таких комплексов: перехватчики, разведчики, бомбардировщики. У них различалась лишь начинка грузового отсека, все остальное было унифицировано. Характерная деталь: изначально была заложена возможность многократного использования не только носителя, но и космического аппарата: после заправки он был снова готов забраться на разгонщик и отправиться в очередной полет.

Американцы до этого не додумались, много лет гоняя свой самолет-ракету Х-15 в попытке вывести его на орбиту целиком. Наши же их опыт учли. «Проект тщательно изучался и, конечно, проводились расчетно-моделирующие и экспериментальные исследования некоторых режимов полета, материалов, двигательных систем, аналогичных «Х-15». Результаты этих исследований были использованы в опередившем время и доведенном до летных испытаний в конце 50-х годов проекте межконтинентальных крылатых высотных ракет «Буря» и «Буран» (не путать с одноименным челночным кораблем — «Культура»), а также в проекте «Спираль», — вспоминал ныне покойный Глеб Лозино-Лозинский.

НЕ ОПРАВДАЛ НАДЕЖД

Изделие под названием «Боевой орбитальный ракетоплан» (БОР) было готово еще в начале 70-х. Оставалось доработать гиперзвуковой самолет, способный вывести его на орбиту. Но внезапно деятельность была остановлена: министр обороны, маршал Советского Союза Андрей Гречко распорядился «не заниматься фантастикой». На долгие десять лет проект положили под сукно, и лишь в июне 1982 года (за девять месяцев до того, как Рональд Рейган провозгласит СССР «империей зла») БОР-4 (другое название — спутник «Космос-1374») успешно слетает в околоземное пространство. Правда, в космос его выведет обычная ракета. Но примерно тогда же реанимировали работы по тем самым многоразовым самолетам-носителям, и к 1988 году был готов гигант Ан-225 «Мрия». Он получился не самым скоростным, однако этот недостаток компенсировался рекордной грузоподъемностью. На «спину» ему можно было устанавливать БОР с разгонным блоком.

Для этого аппарата было готово и вооружение: ракеты класса «космос-космос», планирующие атомные бомбы, различные средства разведки. Частично аппаратура была унифицирована с советским челноком «Буран», который строился и в военной версии.

Надо признать, не обходилось без ошибок. Одной из них и стал «Буран»: его военная версия себя не оправдала. Да, в грузовом отсеке можно было разместить несколько карусельных установок для планирующих атомных (и не только) бомб. Поворот — снаряд ушел в бомболюк, еще поворот — пошел в цель, а в бомболюк поместился следующий. Как в револьвере. Можно было использовать «Буран» для заправки и обслуживания спутников. Но этим его польза для обороны страны исчерпывалась. Между тем разведка из-за океана доносила: у потенциального противника есть некоторые подвижки в освоении военного космоса. А главную задачу — защитить страну от вражеских ракет — «Буран» выполнить не мог.

Порывшись в старых конспектах, наши конструкторы решили возобновить работы над системой противокосмической обороны, но с учетом последних достижений. Основной ракетой-носителем для нее стала РН «Энергия». Старт 60-метровой громадины в мае 1987-го смотрел по телевидению весь мир. Почему-то советское чудо техники показывали лишь с одной стороны. А на следующий день ТАСС сообщил, что ракета несла некий «полезный груз», который не смог выйти на орбиту и утонул в Тихом океане.

ЛАЗЕРЫ НА ОРБИТЕ

Тем самым «грузом», загадочно именуемым модуль «Полюс» («Скиф-ДМ»), было не что иное, как новейшее космическое оружие — экспериментальная лазерная пушка мощностью в один мегаватт. Она предназначалась для уничтожения спутников и боеголовок противника (работы над ней продолжаются и сегодня). Тот, ставший неудачным запуск на «Энергии», был финальным испытанием — изделие выводили в космос для тестирования и «пристрелки».

Советские оборонные планы середины 80-х предусматривали наличие двух типов стреляющих спутников — лазерных и ракетных. Среди лазеров базовой моделью был 17Ф19 «Скиф» (он же «Полюс»), среди ракет — 7Ф111 «Каскад». Эти аппараты могли встречать в космосе вражеские ракеты и расстреливать их еще до границ земной атмосферы. Обломки кружились бы в космосе или сгорали бы в плотных слоях атмосферы — полная безопасность для мирных жителей. Ничего сколько-нибудь близкого у американцев не было.

Звездное вооружение возмездия тоже было на уровне: космолет-бомбардировщик, способный нанести удар по потенциальному противнику с орбиты, оставался совершенно неуязвимым.

Но новейшее лазерное оружие так и не было выведено на орбиту.

— «Полюс» был намеренно сброшен в океан: это приказ Горбачева, который панически боялся «звездных войн» и делал все, чтобы не злить американцев, — рассказал «Культуре» публицист Владимир Кучеренко.

После этого программы по противоракетной обороне были свернуты, запуски «Энергии» прекращены. Заодно с военным резко сократили и «мирный космос». Одна из самых тяжелых потерь — ракета «Вулкан». Созданная, прежде всего, для обеспечения пилотируемого полета на Марс и способная выводить на орбиту до 200 тонн груза, она так никогда и не ушла ввысь. А ведь это проект мирового значения — в угоду кому его убили? Не говоря уже о том, что наличие «Вулкана» резко повышало обороноспособность страны.

ОПЕРАЦИЯ «БЛЕФ»

— Горбачев не верил в наше превосходство, в то, что мы способны выиграть «холодную войну», — продолжает Владимир Кучеренко. — А мы могли это сделать, достаточно было сказать американцам: пожалуйста, стройте свою СОИ. Ведь даже сегодня всего бюджета НАТО не хватит на ее реализацию, а у Советского Союза был «асимметричный ответ», значительно дешевле заокеанского. Но не было воли. Горбачева банально взяли на испуг, и он фактически уничтожил военно-космическую отрасль...

О нежелании президента СССР развивать космическое оружие свидетельствовал и бывший замначальника космодрома «Байконур» генерал-майор Анатолий Завалишин.

«Горбачева заинтересовал макет спутника активного противодействия. Увидев это, я сразу же обратился с просьбой о разрешении проверки выбранного принципа, напомнив, что США уже проводили эксперименты системы ASAT с уничтожением своих отработавших спутников», — писал Завалишин в своих воспоминаниях о посещении Горбачевым легендарного космодрома.

Горбачев тогда дал «вежливый, но твердый отказ».

Впрочем, если говорить конкретно об американском проекте ASAT, то многие исследователи не верят в его существование. Есть такое мнение, что вся идея СОИ была огромным блефом, цель которого — втянуть СССР в гонку вооружений и измотать нас экономически. Но если бы тогдашнее руководство страны проявило твердость, то американцы могли бы, как говорится, обмануть самих себя. И сегодня уже Россия имела бы возможность вести переговоры с остальным миром совсем с других позиций. Кто знает, как тогда повернулась бы мировая история и скольких трагедий удалось бы избежать.


Аркадий Жемчугов, в прошлом — резидент КГБ, ныне член ассоциации ветеранов внешней разведки:

— Так уж повелось в Вашингтоне: каждый вновь выбранный или переизбранный президент при вступлении в должность непременно озвучивает главную программу своего предстоящего правления. Но Рональд Рейган отошел от этого правила. Он еще в начале января 1981 года, то есть до «коронации», публично заявил, что все силы приложит для «уничтожения мозговых центров мирового терроризма», — и добавил: «Я могу вам описать картину, которая сейчас у меня перед глазами: Америка садится на коня». Хлестко! Актер — всегда актер.

Какие центры он имел в виду? Тем, кто не понял, это популярно разъяснил Александр Хейг, назначенный Рейганом на пост государственного секретаря США. Он сделал это через восемь дней после вселения президента в апартаменты Белого дома и через три дня после заседания правительства. Госсекретарь обвинил Советский Союз в «обучении, финансировании и оснащении международных террористов». Хейг пообещал, что борьба с этим злом займет во внешней политике Рональда Рейгана такое же важное место, какое при президенте Джимми Картере отводилось «защите прав человека». Рейган приклеил Советскому Союзу ярлык «империя зла». Отсюда шумные антисоветские кампании. Нужно было запугать мир угрозой порабощения «коммунистическими варварами».

В тихом американском городке, где-то в штате Колорадо, идет урок истории. Вдруг внимание учащихся привлекает парашютный десант. Свирепого вида мужики в камуфляжных комбинезонах. Опускаясь на луг, они передергивают затворы АК-47.

— Эй, ребята, кто вы такие? Что делаете? — спрашивает учитель. В ответ гремят автоматные очереди и преподаватель, обливаясь кровью, падает на землю. Корчатся сраженные пулями ученики, а из приземлившихся транспортных самолетов выползают танки, выходят солдаты и офицеры с красными звездами на пилотках и фуражках.

Это начало фильма «Красный рассвет» 1984 года выпуска, консультантом которого выступил ближайший сподвижник Рейгана Александр Хейг. До назначения госсекретарем он являлся главнокомандующим Европейского командования армии США и верховным командующим силами НАТО.

«Быть экстремистом, очевидно, очень удобно. Не надо думать — достаточно орать во все горло», — такую характеристику дал Рейгану и его администрации видный государственный деятель США, занимавший серьезный пост еще в правительстве Эйзенхауэра Артур Ларсон. И это точная характеристика. Патологически антисоветский подход к мировой политике характеризовал деятельность рейгановской администрации с самых первых дней ее пребывания у власти. Но истеричная пропаганда, изображавшая Советский Союз «империей зла», явно не срабатывала. В середине апреля 1983 года, в ходе опроса общественного мнения, 79 процентов американцев высказались за замораживание ядерных арсеналов США и СССР, заявив, что наращивание вооружений Соединенными Штатами, в том числе в Западной Европе, приведет только к ответным мерам со стороны Советского Союза. Комментируя результаты этих опросов, американский политический обозреватель Стенли Карноу писал: «Все это говорит о том, что идеологический пыл президента Рейгана не отвечает чувствам американцев, большинство которых хочет контроля над вооружениями, международного сотрудничества, а не конфронтации».

Пятилетняя программа гонки вооружений, принятая сразу после прихода рейгановской команды в Белый дом, оценивалась в два триллиона долларов. Она предусматривала создание к концу президентства Рейгана новейших ракетно-ядерных и авиационных систем первого удара. Одновременно шла подготовка к новому, практически неконтролируемому витку гонки вооружений — широкой милитаризации космического пространства, вывода на орбиту противоспутникового оружия — так называемая программа Стратегической оборонной инициативы (СОИ). Направленность «звездных» сценариев Рейгана была все та же — создание военного потенциала для нанесения первого разоружающего удара по СССР.

«Правительство Рейгана не делает тайны из своего намерения подготовиться к проведению длительной ядерной войны», — писала еще 5 октября 1981 года газета Washington Post.

Но из СОИ ничего не получилось. Проект лопнул. Видимо, точно такая же судьба ожидает и нынешнюю программу противоракетной обороны США (ПРО), которую нынешнее американское руководство усиленно пытается внедрять в практику.

Записал Григорий Резанов

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть