Свежий номер

Александр Городницкий: «Мечта об Атлантиде как о потерянном рае неистребима»

10.01.2019

Андрей САМОХИН

Человек-легенда и страна-миф: их роман органичен. Он — автор песен, с которыми наши соотечественники уже полвека коротают вечера у походного костра. Геофизик, океанолог, доктор геолого-минералогических наук. Она — сказочная земля, терра инкогнита, канувшая на дно в результате древней катастрофы. Как поэт он воспел атлантов, держащих на плечах небо. А как ученый — выдвинул научную гипотезу о месте подводного упокоения их родины. В дни, когда «Русское общество по изучению проблем Атлантиды» отмечает пятнадцатилетие, «Культура» побеседовала с его членом, одним из основателей жанра бардовской песни, поэтом, главным научным сотрудником Института океанологии РАН имени П. П. Ширшова Александром Городницким.

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

культура: «Разве сказки нужны только детям? Сказки взрослым гораздо нужней» — поется в Вашей знаменитой песне. С чего началось увлечение мифическим островом?
Городницкий: Сама эта тема возникла для меня именно с песни. Причем случайно. Раньше я читал, конечно, платоновские диалоги «Тимей» и «Критий» с описаниями Атлантиды, но как-то не проникся. А в 1970-м впервые оказался в плавании после хождения на военно-морских кораблях (у меня тогда была закрытая тематика по подводным лодкам) на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев». Мы шли по Северной Атлантике, когда накануне 8 Марта начальник нашего отряда Игорь Белоусов решил объявить конкурс на лучшую песню об Атлантиде. С весьма ценным призом в условиях морского сухого закона — бутылкой коньяка.

Почему об Атлантиде? До сих пор не понимаю. Я участия в конкурсе не принимал и как член Союза писателей был назначен председателем жюри. А потом совместно сочинившие победную песню капитан и Белоусов щедро поделились со мной призом.

Когда мы стояли уже ночью в приятной эйфории на корме, Игорь вдруг сказал мне: «Черт ее знает, где была эта Атлантида, а может быть, вон там». И махнул рукой вдаль, туда, где за кормовыми подзорами на волне колыхалась луна. Тогда у меня и шевельнулись в голове строки или, скорее, само настроение песни об Атлантиде.

Но самое интересное, что мы в этот момент находились в районе 300 морских миль от побережья Европы, примерно в тех местах, где под водой стоит гора Ампер, на вершине которой были позднее обнаружены остатки странных сооружений и куда мне довелось погружаться, заразившись «атлантическим вирусом».

культура: Это случилось вскоре после того плавания?
Городницкий: Куда там! Впереди было почти полтора десятилетия. В 1984-м на НИС «Витязь» мы целенаправленно подошли к этому подводному вулкану, где несколькими годами ранее уже побывали научные суда «Академик Петровский» и «Рифт». Последний был оснащен глубоководным аппаратом «Аргус», с которого обнаружили и запечатлели на вершине геометрически правильные ряды развалин. Мы тоже использовали «Аргус» — я, кстати, участвовал в одном из погружений. Обследовали гайот — срезанную эрозией верхушку пятикилометрового вулкана на глубине ста метров. С огромным трудом манипулятором выловили «амфору». После очистки от ракушек она, увы, оказалась алюминиевой кастрюлей, смытой с современного судна.

Однако мы еще раз убедились в рукотворности бывших там сооружений, хотя точных научных доказательств тому нет до сих пор. В моей книге «Тайны и мифы науки. В поисках истины» приводятся две фотографии. На одной — снятые сверху из подводного аппарата правильные квадратные очертания на горе Ампер. На другой — сфотографированные с высоты раскопки древнего Херсонеса. Один к одному! Чтобы окончательно уточнить, артефакт это или редкая природная аномалия, нужно внимательно посмотреть на объекты сбоку, взять образцы.

Фото: из архива А. Городницкогокультура: Ваш интерес к легендарному платоновскому острову из-за этого, наверное, лишь окреп?
Городницкий: Его подогрел мой друг, ныне покойный, историк Натан Эйдельман. Он хотел даже пойти со мной в рейс к горе Ампер, чтобы присутствовать при эпохальном открытии. А когда ему не дали визу, пошутил на прощанье: «Саш, если найдешь Атлантиду, не проси там политического убежища!»

Я считаю так: проблема Атлантиды сегодня в большей степени геологическая. Сомнительно, что этнографы, археологи, историки, географы найдут что-либо по платоновскому острову. Артефакты на морском дне тысячелетиями, как правило, не хранятся: их размывает течениями, покрывает осадками. Новые древние карты и манускрипты тоже вряд ли всплывут. В этой сфере будут множиться только эзотерические версии и откровенно бредовые фантазии. Блаватская, Кейси, магические кристаллы, великаны-полубоги — это все не ко мне.

А вот с геологической точки зрения есть нормальный вопрос, на который рано или поздно будет дан ответ: существовал ли в историческое время, то есть уже при жизни человеческой цивилизации, микроконтинент или большой архипелаг, который катастрофически быстро погрузился в воду?..

Когда в 1964 году свою книгу об Атлантиде издал доктор химических наук Николай Феодосьевич Жиров, в советской геологии господствовала концепция фиксизма. Она утверждала: континенты иногда всплывают или погружаются, но не могут перемещаться горизонтально. Сегодня главенствуют оппонирующая концепция мобилизма и теория тектоники плит, признающие континентальный дрейф. Согласно этой модели, континенты не могут утонуть. Кроме ошибок, связанных с фиксизмом, труд Жирова исключительно солиден именно с научной точки зрения. К последнему изданию я написал предисловие.

Знаменитый наш астроном и популяризатор Феликс Юрьевич Зигель, веривший в инопланетян, подошел однажды ко мне (мы дружили) после очередного океанского рейса. И сказал взволнованно: «Я прочел, что рыбаки нашли куски мрамора на горе Ампер, где вы почти открыли Атлантиду». А я его тут же расстроил: это осколки грузила, которые привязывают к сетям португальские рыбаки — там вся гора в этих сетях. Он посмотрел на меня обиженно и изрек: «Скучный вы человек, ну, о чем с вами говорить!»

В то же время мой учитель — замечательный русский геофизик Олег Георгиевич Сорохтин сурово мне выговаривал: «Брось свою ерунду с Атлантидой, континенты не могут погружаться, не то я тебя уволю!» Но я не бросил, а попытался решить проблему как геолог.

культура: Каким образом?
Городницкий: Дело в том, что Ампер входит в систему подводных гор Хосшу, изогнутую подковой. Они сидят, как на шампуре, на гигантском разломе от Азорского архипелага до Гибралтарского пролива. Там между двумя литосферными плитами — Африканской и Евразийской — в эпоху мезозоя был океан Тетис, разделявший древние континенты Гондвану и Лавразию. Остатки его — Средиземное, Черное и Каспийское моря. Около 170 миллионов лет назад плиты наползли одна на другую, образовав на границе столкновения Альпийско-Кавказскую горную систему. А под нынешним Атлантическим океаном остался тектонический шов — разлом от Азорских островов до Гибралтара. Проведенный анализ показал, что базальт вулканического происхождения (Александр Моисеевич протягивает мне увесистый камень, отколотый с подводного плоскогорья. — прим. автора) не мог застывать под водой. Значит, древние вулканы были когда-то сушей, цепью островов. Есть и другие тому подтверждения: следы эрозии и выветривания, прибойные окатыши гальки. В 2005 году я сделал доклад по этим исследованиям на Съезде РГО в Кронштадте.

Фото: из архива А. Городницкогокультура: Вас как ученого, наверное, не раз клевали за атлантологию?
Городницкий: И до сих пор продолжают. Когда несколько лет назад в Институте океанологии проходила конференция нашего общества, на директора института академика Нигматулина написали донос в президиум РАН: он, дескать, предоставил зал Ученого совета для сборища оккультистов. Роберт Искандерович меня мужественно защищал. Он знал, что я, будучи председателем таких собраний, внимательно отслеживаю, чтобы не было никакой паранормальной ерунды. Базируясь строго на концепции тектоники плит и мобилизма, я создал непротиворечивую модель гибели Атлантиды именно в районе подводной гряды Хосшу.

Почему она могла максимально быстро погрузиться в океан? Извержение Везувия в начале нашей эры, погубившее Помпеи, катастрофическое землетрясение в Лиссабоне 1755 года — все родом из этой тектонически активной зоны. Был такой старый фильм-катастрофа «Гибель Японии» о том, как Страна восходящего солнца начала раскалываться, уходя в воду под Курило-Камчатскую дугу. Сценарий с геологической точки зрения вполне возможный. Именно по такому же принципу, при столкновении Африканской плиты с Евразийской, могла, на мой взгляд, утонуть Атлантида, находившаяся поблизости. Датировать это событие сколь-нибудь точно мы пока не можем, однако я предполагаю, что оно относится к общему периоду катастроф в тогдашней Ойкумене, следы которых дошли до нас из литературных источников. Например, в виде сказаний о Всемирном Потопе.

Смотрите, известный вулкан Санторин на острове Тира находится внутри Эгейской островной дуги, сидящей, в свою очередь, на другом конце того тектонического шва, о котором говорилось выше. Так вот, однажды Санторин взорвался, погубив высокоразвитую Крито-Минойскую культуру. Калий-аргоновый анализ показал дату извержения — около полутора тысяч лет до н.э. Некоторые исследователи отождествляют ее с Атлантидой, но я с этим не согласен. Я внимательно изучил платоновские диалоги, в которых, в частности, описывалось, как атланты захватили север Африки, Апеннинский полуостров, воевали с Египетской империей и пра-Афинским государством. Криту это было не под силу.

Жак-Ив Кусто нашел под водой у Санторина каменные остатки древней цивилизации, поспешив сообщить, что это и есть Атлантида. Но я уверен, что там были афиняне. А на западе разлома — по ту сторону Геркулесовых Столбов (то есть Гибралтара) в это же время и от того же катаклизма погиб архипелаг атлантов. Позже Жак, говоря со мной, на своей версии, размноженной СМИ, отнюдь не настаивал: «Я просто ныряльщик — нахожу интересные вещи, а уж вы — историки, геологи — объясняйте дальше».

культура: Есть ли еще какие-нибудь геологические, исторические или мифологические подтверждения того катаклизма?
Городницкий: Считаю, их много. Установлено, например, что пепел от извержения Санторина пять раз облетел планету. На некоторое время наступила так называемая ядерная зима: лучи солнца почти не доходили до Земли. Отсюда «Тьма египетская» и все остальные библейские «казни египетские». Я на эту тему написал целую книгу. Когда Моисей вел свой народ по пустыне, они видели вдали столб дыма и огня. Получается, все события книги «Исход» абсолютно реальны и происходили одновременно с гибелью Атлантиды.

культура: С датировкой событий неувязка. Платон пишет о гибели Атлантиды около 10 тысяч лет до нашей эры...
Городницкий: У древних с датами да и вообще с цифрами беда. Думаю, Платон, конечно, ошибался, а может, искажение и при переписке возникло. По моему убеждению, гибель Атлантиды, библейский Великий Потоп, шумерское «Сказание о Гильгамеше» отражают одну и ту же глобальную катастрофу.

культура: А если Платон просто придумал красивую сказку? Ведь сказал же его ученик Аристотель по этому поводу крылатую фразу...
Городницкий: «Платон мне друг, но истина дороже». Кстати, в таком виде мы узнали этот афоризм из «Дон Кихота» Сервантеса. А настоящая фраза из Аристотеля звучала так: «Пусть мне дороги друзья и истина, однако долг повелевает отдать предпочтение истине». Причем, судя по контексту, она относилась не столько к существованию самого острова атлантов, сколько к трактовке его как идеального государства.

Интересную деталь для размышления мне подал Натан Эйдельман, хорошо знавший античность. Согласно платоновским диалогам, египетские жрецы об Атлантиде рассказали древнегреческому законодателю и поэту Солону — одному из семи чтимых в Элладе мудрецов. Так вот, оказывается, Платон был его прямым потомком. Спрашивается, мог ли он вложить в уста своего столь уважаемого предка явную ложь? То есть вот здесь Платону стоит поверить.

культура: Нынешние энтузиасты где только не видят Атлантиду. И в Африке, и в Испании, и на Кавказе, и возле Шпицбергена...
Городницкий: И в Бермудском треугольнике, и в Арктике, и в Антарктиде, и даже на Соловках. У кого на что фантазии хватает. Но я стараюсь опираться на геологию и текст Платона. У него, например, есть описание дерева, дающего еду и питье, — явно кокосовой пальмы. В Средиземноморье они в то время не росли. Упоминаются там и слоны. То есть если не относить остров атлантов в незапамятные времена с иным климатом, то речь идет о глубоко южных широтах. Ну а с точки зрения геологии ставлю задачу просто: пока кроме затонувшего обширного архипелага в горной системе Хосшу, в Атлантике не обнаружено ничего подобного. Если обнаружат — тогда и можно поспорить. Пока же наша гипотеза наиболее непротиворечива, я не получил на нее никакой серьезной критики со стороны геофизиков.

Фото: из архива А. Городницкогокультура: Однако атлантология для многих продолжает оставаться псевдонаукой, ее давили и в советское время, не жалуют и сегодня...
Городницкий: Этому есть простое, но в то же время глубокое объяснение. Если допустить, что так давно существовала столь высокая цивилизация, то нарушается стройная цепочка исторической эволюции — от простого к сложному. Значит, человечество может развиваться не только в сторону прогресса, но и — регресса. И так, возможно, было уже в нашей истории не раз. Это идет вразрез с принципами диалектического материализма...

культура: Да и в целом противоречит теории общественного прогресса, которая, начиная с французского просветителя Кондорсе, рассматривала движение цивилизации только по восходящей...
Городницкий: Именно так. Меня лично изучение Атлантиды подвинуло от классического дарвиновского эволюционизма к теории катастроф. Я вспомнил и заново проштудировал незаслуженно, на мой взгляд, отодвинутого на обочину великого зоолога Жоржа Кювье. А потом, исходя из моего основного научного направления — магнетизма, разработал модель возможных глобальных катастроф при поворотах магнитного поля Земли. Получилось, что эволюция фауны и флоры на планете периодически останавливалась из-за массовой гибели всего живого. А потом начиналась как бы заново: то есть цивилизация дискретна. Так было уже не раз и может произойти снова в любой момент. Предсказать это наука сегодня не может.

культура: Вернемся к Вашей песне: почему стольких взрослых, серьезных людей не на шутку увлекает легенда об Атлантиде?
Городницкий: Наверное, потому, что они видят в ней историю о «золотом веке», когда все было прекрасно. Это вечная мечта — архетип, воспоминание о потерянном рае. Она неистребима.

культура: В начале ХХ столетия человечество взирало с надеждой и оптимизмом в будущее. Но уже на его исходе стало смотреть вперед с тревогой и ужасом, а назад — с ностальгией. Как в стихотворении Александра Кушнера «Ваза»: «Среди них найду я человечка, с головой, повернутой назад».
Городницкий: Да, в будущем нам сегодня чаще видятся кошмары и антиутопии. При этом все плохое в прошлом свойственно забывать. У меня есть строки: «Откуда брать исток надежде, где корень нынешних потерь? Как мы вперед смотрели прежде, так смотрим в прошлое теперь!» Но тот же мой друг Саша Кушнер написал хрестоматийные строки: «Времена не выбирают, в них живут и умирают». И в этом же стихотворении: «Время — это испытанье. Не завидуй никому».

культура: А как же Атлантида?
Городницкий: Она канула в вечность. Но, с другой стороны, осталась яркой картинкой расцвета человеческой цивилизации. Атланты, по Платону, не удержались на вершине: гордыня, алчность, стремление господствовать над другими народами вызвали «гнев богов» — геологическую катастрофу. Очаровываясь сегодня живыми платоновскими образами Атлантиды, не стоит забывать и про ее урок всем землянам.


Фото на анонсе: Юрий Машков/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел