Нам и карты в руки

09.05.2018

Александр АНДРЮХИН

Владимир Путин поручил российским географам создать атлас мира, который бы не искажал исторической и географической правды. Сегодня некоторые названия, данные в прошлые века нашими исследователями и путешественниками, вытеснены с карты, и мы пользуемся вторичными, иностранными, именами. «Культура» выяснила, как скоро будет написан новый атлас и над чем именно работают современные топографы.

Фото: Михаил Климентьев/РИА Новости

В результате стирается память о вкладе нашего государства в изучение планеты и в развитие науки. В качестве примера президент привел Антарктиду. Там имена, данные первооткрывателями континента, Михаилом Лазаревым и Фаддеем Беллинсгаузеном, почти вышли из оборота.

— Сегодня лишь единицы знают, что изначальное историческое название острова Смит — это Бородино, что Сноу — это Малый Ярославец, а Ливингстон — на самом деле Смоленск, и так далее, — напомнил Путин. — А ведь в 2020 году мы будем праздновать юбилей открытия Антарктиды.

Словом, Русскому географическому обществу поручили создать новый атлас совместно с Росреестром и Минобороны. Военные должны рассекретить карты для составителей, а также для обычных путешественников и автолюбителей.

— Гриф секретности на многих чертежах явно устарел и выглядит просто архаично, — сказал президент.

Когда можно будет увидеть российские атласы с историческими названиями, «Культура» узнала у декана факультета картографии и геоинформатики Московского государственного университета геодезии и картографии (МИИГАиК) Юрия Бугаевского.

— Какой срок необходим, сказать невозможно даже приблизительно, — пояснил он. — Время принятия решения иногда растягивается на длительный период. Даже после появления финансов необходимы исследования, сбор материалов, запрос из архивов и много чего еще. Окончательный срок вам не назовет никто. Каким образом будут возвращены исторические названия, решит редакционный совет, в который, возможно, войдет сам президент России или министр обороны. Может быть, на новой карте с появлением исторических названий, скажем, острова Бородино, в скобках останется и Смит? Как решит Совет. Но об одном могу сказать с уверенностью — если задача поставлена, она будет выполнена.

Межевание с иконой

Чтобы объяснить, как именно на карты попали иностранные названия, удивившие президента, стоит обратиться к истории.

— Установка границ всегда являлась одной из важнейших задач государства, как, впрочем, и межевание территории, — комментирует главный хранитель и научный руководитель Учебно-геодезического музея МИИГАиК Татьяна Илюшина. — Разделом земель занимались исключительно цари и императоры, ведь отмеренные наделы следовало закрепить документально, а значит, грамотно отобразить участки на бумаге со всеми изгибами и рваными краями. Иван Грозный, например, доверял это только иконописцам, поскольку считал их самыми честными людьми. А точность в межевальном деле нужна идеальная — один неверный изгиб на чертеже, и лучшие части поля уже принадлежат соседу. Поэтому мирским рисовальщикам, которые за взятку могли приписать землевладельцу чужой кусок участка, черчение не доверяли. Границы разделялись межой, которая представляла собой непаханую полосу. Она охранялась государством, и за ее корректировку жестоко наказывали. Однако время от времени споры все равно возникали, но до судов старались не доводить, потому что издержки превышали стоимость самих полей. 

За верную службу царю земли помещики получали разные. В состав некоторых входили черноземные участки, реки, леса. Чем богаче угодья, тем больше на их владельцев накладывались налоги — за рыбную ловлю, за продажу леса, за доход от пасеки. Прибыльными считались территории с залежами глины. На ее добыче помещики сколачивали состояния. Свободных крестьян наделяли небольшими участками пахоты. При межевании человек становился за плуг и начинал работу. Когда ближе к ночи сваливался от усталости, землемеры закрепляли за ним ровно столько, сколько он успел напахать.

— Картографические документы с рисунками выполнялись вручную в трех экземплярах, — продолжает хранительница музея. — Один отдавался владельцу, второй — воеводе, третий — в Поместный приказ. Если терялись все три схемы, помещик для восстановления своих границ приглашал священнослужителя с иконой Богородицы, и они вместе обходили владения. Затем хозяин трижды накладывал на себя крест и клялся на иконе Божией Матери, что они в точности прошли по границе, не захватив ни вершка соседской земли. Таким образом, владение закреплялось за хозяином, утратившим документы, но уже устно. Полагалось, что перед ликом Богородицы солгать никто не посмеет.

Школа особого назначения

Составлять географические карты на Руси стали в XVI веке по приказу Ивана Грозного. Ни одного рисунка того времени до нас не дошло. Представление об отечественных чертежах может дать первая карта Сибири, изданная в 1667 году, ее копия хранится в Стокгольме. В российских архивах можно отыскать лишь несколько чертежей отдельных местностей.

История русской картографии как отдельной науки начинается с Петра I. Князь Долгорукий привез из-за границы 15-летнему царю астролябию, стоившую тогда баснословных денег. Молодой государь проявлял живой интерес к географии. В 1720 году он издал приказ о начале картографических работ в России. Морским офицерам вменялось в обязанность во время плавания зарисовывать береговые линии и малоизученные территории. Для этих же целей Петр выписал из-за границы профессиональных геодезистов. Именно чертежи российских моряков и иностранных специалистов дали основу первым отечественным картам. Весь материал направлялся в Сенат. Благодаря этому в 1745 году в России появился атлас из 19 карт губерний Российской империи и одной Генеральной карты Империи. Впоследствии издание географических материалов стало обязанностью Академии наук.

Фото: Шлей Евгений/Фотохроника ТАСС

При Екатерине II появились более подробные карты, в которых 70 пунктов были определены астрономически. В ее правление началось и генеральное разделение земель. Тогда же была открыта и первая в России межевая школа имени великого князя Константина.

— Святой Константин считается покровителем землемеров, — пояснила Илюшина. — Сначала школу разместили в бывшем дворце князя Куракина на Старой Басманной улице, но в 1873 году перевели сюда, в Гороховский переулок, в усадьбу Демидовых. В ее задачи входила подготовка кадастровых инженеров. Россия как никогда нуждалась в специалистах по межеванию.

В новую школу брали только детей дворян. Правда, делали исключение для талантливых художников, поскольку дар к рисованию в составлении карт играл не последнюю роль. Это было одно из важнейших учебных заведений империи.

Позже, когда школу переименовали в Константиновское землемерное училище, его инспектором назначили писателя Сергея Аксакова. Сочинитель считал, что заведение готовит хороших специалистов, но плохих мужей. По его мнению, выпускники не только должны стать первейшими людьми в государстве, но и прекрасными отцами в своих семьях. При нем ввели такие предметы, как танцы, пение, фехтование, гимнастику, а преподавать словесность пригласили литературного критика Виссариона Белинского.

Вскоре училище стало институтом. В 1916 году Николай II присвоил ему звание Императорского. Заведение входило в тройку лучших вузов России, наряду с Санкт-Петербургским горным и Московским государственным университетами.

— К моменту, когда назрела необходимость в открытии межевой школы, в России уже имелись весьма прогрессивные инструменты, позволяющие довольно точно определять земельные площади, — рассказала экскурсовод, указав на оптические экспонаты под стеклом. — До этого на Руси земли отмеряли саженями, это размах обеих рук. Была еще косая сажень — расстояние от кончиков пальцев одной ноги до пальцев вытянутой вверх противоположной руки. Понятно, что у каждого она разная. В 1649 году специально для межевания «Соборное уложение» учредило казенную сажень. Она составляла 2,16 метра. При Петре ее уравняли с английской мерой — семь английских футов, то есть 2,13 м. Такой длины изготовляли веревки из пеньки для обмера участков. Но потом веревки заменили цепями, которые привозили из Англии. Ведь пеньку несложно укоротить ножом, а цепь не подрежешь.

Позже в обиход вошли оптические приборы, в которые встраивали весенние паутины, и при помощи их клеток добивались наименьшей погрешности в обмере участков. Насекомых, которые плели такие сеточки, разводили в специальных лабораториях.

— Оборудование поначалу было иностранным, но потом его научились делать русские мастера, — говорит Татьяна Илюшина. — Чтобы получить патент, этому делу должны были посвятить себя три поколения семьи. Только у внука были шансы официально создавать и продавать землемерные инструменты. Его отцу и деду разрешались лишь подсобные и вспомогательные работы.

Благодаря труду землемеров начали появляться государственные карты. Специалисты по межеванию составляли планы наделов, затем ими заполнялась карта губернии, а те — входили в общий атлас страны. К концу XIX века, с производством точных инструментальных съемок на больших пространствах, начали издаваться топографические карты стран в крупных масштабах. Съемка же мелкомасштабных карт не была завершена даже к началу XX века. Полностью эту задачу удалось решить только к середине прошлого столетия.

Еще не все завершено

В Советской России официальный статус картография получила в 1919 году, когда была создана Единая геодезическая служба РСФСР.

Главной задачей ученых до Великой Отечественной войны было создание капитальных научно-справочных атласов СССР и мира (ими пользуются и сегодня — например, легендарным Большим советским атласом мира (БСАМ). Расцвет советской картографии пришелся на 50–70-е, когда благодаря аэрофотосъемке было проведено сплошное картографирование всей территории страны в масштабе 1:100 000. Советские карты, не в пример многим американским и европейским аналогам, отличались точностью, они до сих пор считаются эталоном. Что же касается порядка присвоения (уточнения транскрипции) названий и переименования географических объектов, то он был определен специальным постановлением Совмина СССР. Имена присваивались Межведомственной комиссией по географическим названиям при Главном управлении геодезии и картографии. Так было и с объектами, открытыми в Антарктиде русскими или советскими исследователями. СССР подписал в 1959-м Договор об Антарктике. 12 стран ратифицировали документ, который был призван демилитаризовать этот стратегический для человечества район.

Впоследствии была разработана международная программа «Географические названия Антарктики», подготовлен и издан Сводный газетир (справочник) географических названий для всего континента, а также разработан проект Международных указаний для топонимики Антарктиды. Координаторами программы стали Италия (газетир) и Германия (указания). В Сводном газетире приведены более 35 000 названий с указанием географической сущности объекта, его координат и принадлежности тому или иному государству. Значительная часть топонимов имеет от двух до семи наименований, например: остров Дубинина (Россия), Kame Island (США), Kame Zima (Япония), Skjelpadda (Норвегия); гора Александра Невского (Россия), Tekubi Yama (Япония), Nipehovden (Норвегия).

Фото: Сергей Пятаков/РИА Новости

Каждое из наименований имеет право на существование и является легитимным. На советских картах указывались русские названия, данные в честь героев войны 1812 года (бухта Русского Солдата), первооткрывателей (берег Лазарева), писателей (гора Чехова), советских летчиков (гора Чкалова) etc.

Путаница началась в 90-е, когда российская картография переживала не лучшие времена, и многие заново изданные атласы просто копировались с западных источников, с автоматическим перенесением чужих имен, иногда вообще без упоминания отечественных названий и уточнения того, что они существуют.

Работа по исправлению ошибок облегчается тем, что, во-первых, ничего открывать не нужно: все пути пройдены и координаты известны, а во-вторых, Россия, заботясь об исторической справедливости, не нарушит ни одного международного положения.

Но работы картографам хватит и без возвращения русских имен на карту Антарктики. Новый Атлас должен будет отразить все изменения, произошедшие после распада СССР. По словам Юрия Бугаевского, задач перед специалистами стоит множество:  

— Территории государств постоянно меняются, и это должно отображаться на обновленных картах. Не завершены многие политические процессы. Без конца подвергаются изменениям и административные территории. Одни населенные пункты исчезают, другие появляются. Происходят и естественные природные изменения — где-то луга зарастают лесом, где-то образовываются болота. И все это также необходимо отображать на картах. Распространено мнение, что на Земле не осталось уголка, где не ступала бы нога человека. Это не так. «Слепых» мест много, и не только в непроходимых амазонских джунглях. В нашей стране тоже достаточно неисследованных районов.

К счастью, каллиграфии теперь не требуется: вся работа с 2009 года ведется в специальных компьютерных программах, среди которых есть и отечественные: например, ГИС Карта 2011 — ГИС Панорама. Многие из приложений работают не только с GPS, но и с системой ГЛОНАСС.


Рисунок на анонсе: Виталий Подвицкий


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть