В науку через Кремль

11.02.2016

Андрей САМОХИНИраида ФЕДОРОВА

Фото: Kremlin.ru

10 февраля Владимир Путин вручил молодым ученым президентские премии в области науки и инноваций за 2015 год. Их трое — счастливцев, выбранных экспертами из 147 соискателей. Мы побеседовали с награжденными, а заодно поинтересовались у прошлогоднего лауреата, насколько удалось преуспеть с помощью финансовой поддержки главы государства.

Напомним, премия размером 2,5 млн рублей была учреждена в 2008-м и с тех пор вручается ежегодно в начале февраля. За ней следует присуждение грантов.

На сей раз кремлевской наградой отметили проекты: «разработка люминесцентных и функциональных материалов для молекулярных устройств» — в лице научного сотрудника Института органического синтеза им. И.Я. Постовского Уральского отделения РАН Дмитрия Копчука; «суперкомпьютерное многомасштабное моделирование материалов в экстремальных состояниях», разработанное завотделом Объединенного института высоких температур РАН Владимиром Стегайловым; а также генетические исследования по задержке старения и защите ДНК, проводимые в Институте биологии Коми научного центра УрО РАН Екатериной Прошкиной.

Фото: Kremlin.ru

Екатеринбуржец Дмитрий Копчук разработал сенсоры типа «электронный нос» для обнаружения сверхнизких концентраций взрывчатки. Синтезированные им особые химические вещества имеют свойство светиться в спокойном состоянии. Но как только датчик унюхает в воздухе молекулы нитротолуола и его производных, свечение прекращается. Также Дмитрий внес ценный вклад в разработку промышленного выпуска противовирусного препарата «Триазавирин». Предыдущие попытки наладить производственный цикл в Китае и Германии заканчивались взрывами.

Вот что рассказал «Культуре» о своей работе Владимир Стегайлов:

— В 2006-м французские теоретики с помощью квантово-механических расчетов предсказали, что d-металлы, такие, как золото, приобретают неожиданные свойства после сверхбыстрого разогрева пикосекундными лазерными импульсами. Металл с «горячими» электронами становится существенно прочнее. Ранее мы впервые создали модель, а затем отработали режим образования наноразмерных кратеров, под действием ультракоротких лазерных импульсов создающих «эффект упрочнения» на металлической поверхности. Таким образом, мы обогнали зарубежных коллег в области приложения новых фундаментальных знаний...

Фото: Kremlin.ru

Вообще-то, исследования группы Стегайлова проводятся на стыке теоретической физики, вычислительной математики и суперкомпьютерных технологий. Сначала нужно открыть явление, составить его математический алгоритм, затем понять, как и на каком компьютере «обсчитать». Анализу подвергаются миллиарды атомов. В результате формируются модели поведения материалов в экстремальных условиях, позволяющие на практике добавлять им новые полезные свойства. Подобные модели сегодня становятся одним из важнейших инструментов в материаловедении, химии, биологии, физике, механике, а соответствующие расчеты потребляют около трети времени лучших суперкомпьютеров мира.

— Важная часть моей работы посвящена анализу того, какие типы вычислительных машин наиболее эффективны для таких задач, — поясняет Владимир. — Полученные результаты должны помочь развитию этой области исследований, особенно в России. В том числе и для сугубо практических целей. Например, для мониторинга накопления радиационных дефектов в ядерном топливе. Также на основе нашего моделирования мы нашли способ определения температуры плавления графита — проблемы, которую не могли решить уже полвека. Кстати, в 2007-м и 2010-м я дважды выигрывал гранты президента для молодых российских кандидатов наук. Выходит, премия — логичное продолжение тех успехов. Хочу отметить, что наш молодой коллектив может трудиться еще более эффективно, если в процессе нынешней реформы науки будут созданы механизмы коллегиальной выработки решений с привлечением активных ученых. Кроме того, очень важно уменьшить нынешнюю бюрократизацию научной работы. Надеюсь, что связанное с премией «паблисити» позволит нам быть услышанными...

Кандидат биологических наук Екатерина Прошкина из Сыктывкара первой в мире (пока на мушках-дрозофилах) обнаружила, что целенаправленное воздействие на определенные гены способно замедлить старение и продлить жизнь на 70 процентов. Речь идет о специальных ферментах растительного происхождения, которые могут заморозить или повысить активность гена. Например, взбодрить ген, стимулирующий защитные системы клетки. 

— В наших исследованиях мы смотрим, как это воздействие отразится не на отдельном органе, где ген локализован, а на всем организме подопытной особи: ее плодовитости, двигательной активности, поведенческих реакциях, — объясняет «Культуре» молодой биолог. — Следом в экспериментах мы перейдем на мышей и затем на приматов. Только когда убедимся, что такие коррективы в генетическом механизме не дают последствий в нескольких поколениях, можно будет приступать к опытам с добровольцами.

Фото: Kremlin.ru

Оказывается, исследования ведутся в Институте биологии Коми с середины 90-х. Екатерина включилась в них шесть лет назад, будучи студенткой, и развила направление, связанное с воздействием на гены, отвечающие за восстановление поврежденной ДНК — в частности, вследствие химического или радиационного заражения. В прикладном смысле это поможет создать эффективные защитные препараты для людей, вынужденных работать в условиях жесткого ионизирующего излучения. «Надеюсь, президентская премия даст нашей лаборатории новый статус, поможет решить некоторые оргвопросы, обрести научные связи», — добавляет Екатерина.

Надежды небезосновательные: именно о таких следствиях престижной награды, хотя и меньшей по статусу, — президентского гранта на «исследование дистанционных методов извлечения информации из природных сред на основе параметрического взаимодействия электромагнитных и акустических волн» поведал нам прошлогодний лауреат Данил Кудинов, доцент Военно-инженерного института (Сибирский федеральный университет, Красноярск):

— Считаю систему поддержки молодых ученых президентом РФ очень нужной. Прежде всего с точки зрения имиджа и признания экспертным сообществом. Размеры грантов в отличие от премий небольшие, однако и на эти средства нам удалось смоделировать процессы, уточнить теоретическое обоснование, создать лабораторный макет для проверки основных физических принципов. Для реализации проекта на практике понадобится финансирование, по крайней мере на порядок большее. Однако грант стал катализатором дальнейшего научного поиска. За год мы экспериментально в лаборатории доказали, что можем эффективно извлекать и передавать информацию с помощью взаимодействия двух видов волн — из морских глубин, из недр земли. Также при поддержке гранта мы познакомились с работами коллег во Владивостоке, много лет занимающихся параметрической морской связью. Обмен опытом позволил существенно продвинуться в этом направлении. Благодаря возросшей научной активности удалось детально разработать технологию передачи сигналов через массив горной породы для обеспечения аварийной связи. Сейчас проект вышел на уровень опытного образца, найден инвестор и очевиден высокий рыночный потенциал устройства на рудниках и угольных шахтах Сибири.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть