Космос как спасение

27.06.2019

Наталья МАКАРОВА, Челябинская область

Фото: Сергей Мамонтов/POOL/ТАСС25 июня на Землю вернулся пилотируемый корабль «Союз МС-11». Нашего Олега Кононенко, а также астронавтов Энн Макклейн и Давида Сен-Жака по традиции встретила единственная в России поисково-спасательная группа Центрального военного округа. Вот уже двадцать лет военнослужащие отвечают за вернувшихся с орбиты. Но история покорения космоса знает не только мягкие посадки. Иногда спасателям приходилось оказывать «теплый прием» на краю пропасти или в соленом озере. Корреспондент «Культуры» побывала на тренировке уникальной службы.

Аэродром Упрун в Челябинской области. До границы — рукой подать. Здесь дислоцируется поисковый командный пункт, официально сформированный 1 июля 1999-го. Это первые космонавты могли сесть и в тайге, и в горах, и в пустыне, и даже в море. Современная точность расчета позволяет приземлиться в желаемом месте — мы «сажаем» своих ребят и международные экипажи в одном из степных районов Казахстана. За два десятка лет военнослужащие эвакуировали более двухсот «гостей» с орбиты, половина из них иностранцы.

Мастер-класс, который решено было показать журналистам, имитирует самый сложный день в истории службы. Утром 11 октября 2018 года ракета-носитель с «Союзом» стартовала с Байконура к МКС. На борту находились Алексей Овчинин и Ник Хейг. На 119-й секунде прямая трансляция запуска прервалась — впервые за последние сорок лет произошла авария пилотируемого корабля. Экипажу удалось успешно приземлиться благодаря быстрым и слаженным действиям поисковиков. За блистательное проведение операции семнадцать военнослужащих были удостоены различных наград.

Сейчас июнь, но погода удивительно напоминает осеннюю — ветер заглушает речь и практически сбивает с ног. Спасателям же вот-вот предстоит десантироваться из самолета.

Фото: пресс-служба ЦВО— Сила ветра достигает девяти метров в секунду, наши специалисты способны прыгать при показателях до 11 метров, — невозмутимо поясняет фельдшер парашютно-десантной группы Андрей Новоселов.

Ровно за сутки поисково-спасательные силы заступают на дежурство. Модуль отделяется от МКС за несколько часов до посадки, на высоте около сотни километров входит в плотные слои атмосферы. За 20 минут до приземления поисковики уже слышат космонавтов по УКВ-радиосвязи — наступает готовность номер 1.

В небо взмывает белый Ан-26 со спасателями. По легенде учений, как и в реальности, он должен найти спускаемый аппарат.

— Самолет обнаруживает объект, выдает координаты вертолетам с врачами и поисковым машинам. Они спешат в заданный район, — комментирует начальник поисково-спасательной парашютно-десантной службы поиска и спасения 14-й армии ВВС и ПВО ЦВО подполковник Евгений Солнцев.

Экипаж Ан-26 старается визуально зафиксировать купол парашюта капсулы и следовать в его направлении. За несколько секунд до касания земли включается двигатель, который гасит скорость модуля и максимально смягчает удар. Вокруг летят клубы пыли — напоминает небольшой взрыв.

На тренировках капсулу находят в среднем за двенадцать минут. Во время реальной аварийной посадки понадобилось все двадцать.

— Это было боевое крещение! Мы же привыкли, что обычно управляемся в штатном режиме. А тут поступила экстренная команда, но что именно произошло, оставалось неясным. Знали лишь, что случилась авария, — вспоминает Новоселов. — Десантировались с полутора тысяч метров и, несмотря на огромную силу и сопротивляемость ветра, приземлились в десяти метрах от модуля.

Во время прыжка отцепил медицинский контейнер. Внутри 50-килограммового ящика — средства диагностики, бинты, препараты для неотложной помощи. Спасатель должен отсоединить его, будучи еще в воздухе, но уже на малой высоте, чтобы не повредить при падении. Приземлился сам, схватил контейнер и бегом к спускаемому аппарату.

— Капсула вмещает трех человек и под каждого космонавта место производится индивидуально. Во время экстренной посадки она завалилась на бок, поэтому нам пришлось постараться, чтобы повернуть ее нужным образом, прежде чем освободить ребят, — говорит старший инструктор поисково-спасательной службы Юрий Кириченко.

Важнейшее правило для тех случаев, когда капсула садится на бок, гласит: нельзя подбираться со стороны днища — отсюда очень сильно фонит. Если же модуль приземлился вертикально, на него устанавливают специальную лестницу и людей извлекают сверху. Учебная капсула, кстати, настоящая — свое она отслужила в 90-х и теперь «дорабатывает» тренажером.

— После посадки космонавты чувствуют вялость, их нужно аккуратно переносить на руках, — подчеркивает фельдшер.

Первым делом спасатели устанавливают с «клиентами» зрительный контакт, оценивают связность речи, измеряют пульс и давление. Если приземление плановое, то осмотр осуществляется на раскладном стуле; при аварийном способе — где придется. Хорошо, если на ровной траве. 

Фото: пресс-служба ЦВООбычно на первичную адаптацию уходит час. По словам военнослужащих, россияне выносливее иностранцев и приходят в себя быстрее.

— Утомление очень сильное. В первые сутки сложно пройти даже полсотни метров, через неделю спокойно идешь километр. Но полная адаптация занимает то время, какое вы были в полете, — делится летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Владимир Джанибеков.

Конечно, в момент долгожданного возвращения не обойтись без эмоций — обычно космонавты улыбаются, шутят, благодарят спасателей. В этом плане сложная октябрьская посадка исключением не стала.

— Алексей похвалил нас за скорость, а его американский партнер поднял большой палец в знак одобрения. — улыбается Новоселов. — Мы провели первичный медосмотр, все было хорошо. Через полтора часа вертолеты забрали Овчинина и Хейга в Жезказган.

Перед посадкой военнослужащие интересуются у космонавтов, чем лучше встретить их на Земле. 25 июня экипаж порадовали казахстанскими яблоками. В прошлом Олега Артемьева угощали оренбургской дыней, Антону Шкаплерову преподнесли спелой черешни. Елену Серову, первую россиянку, побывавшую на МКС и вернувшуюся 12 марта 2015 года, в честь Международного женского дня ждал букет цветов.

Важность подобных учений оценить нетрудно, заглянув в историю. Чуть не закончилась трагедией посадка 5 апреля 1975-го. Василий Лазарев и Олег Макаров стартовали с Байконура на станцию «Салют-4», но из-за отказа второй стартовой ступени «Союза» сработала система аварийного спасения: модуль начал стремительно спускаться.

Советские космонавты в тот момент испытали критическую перегрузку — временно отказало зрение, остановилось сердце. К счастью, когда сработала парашютная система, заложники капсулы пришли в себя и приземлились живыми. Но Лазарев и Макаров не знали, где упал аппарат. По расчетам специалистов, нештатная посадка должна была произойти в лучшем случае на Алтае, а в худшем — в Китае, с которым у СССР тогда были натянутые отношения. Имелись ли особые инструкции на такой случай?

Фото: пресс-служба ЦВО— Нет, никаких. Подобные ситуации давно урегулированы международным космическим правом, — уверяет летчик-космонавт, Герой России Юрий Батурин.

Был, кстати, еще один вариант нештатного... приводнения — прямо в волны Тихого океана. Но экипажу повезло — сели в районе Горно-Алтайска. По инструкции требовалось сразу отстрелить парашют. Вот только опыт спасателей подсказывал другое — во время тренировок они заметили, что при посадке в горах спускаемый аппарат после отстрела парашюта может покатиться по склону. Поэтому Лазарев и Макаров получили неофициальную рекомендацию сначала осмотреться, а уже потом действовать. Совет оказался бесценным. Выбравшись наружу, космонавты увидели следующую картину: модуль застыл на краю пропасти и не упал лишь потому, что купол парашюта зацепился за деревья.

Герои сели в труднодоступной местности на высоте около 1200 метров. Судьба словно испытывала на прочность — вокруг лежал снег, температура опустилась до минус семи. Они сняли скафандры, переоделись в теплозащитные костюмы и разожгли костер. Спасатели, штурмуя горы, попали под лавину. К счастью, обошлось без жертв. Эвакуировать космонавтов смогли лишь на следующий день.

Годом позже, 16 октября 1976-го, спускаемый модуль с Вячеславом Зудовым и Валерием Рождественским на борту отклонился от курса и плюхнулся в солончаковое озеро Тенгиз. При этом капсула перевернулась и люк оказался под водой. Озеро было сковано шугой — смесью мокрого снега с тонким льдом, который не позволил вездеходам добраться до экипажа. Спасению с воздуха мешал густой туман. Над озером нависла ночь, внутри капсулы стоял лютый холод, заканчивался кислород. Космонавтам пришлось перейти на экономное «водолазное» дыхание.

Через несколько часов снаружи раздался стук: «Ребята, вы живы?» Это был командир единственного вертолета, сумевшего сесть на берегу, Николай Чернавский. Он доплыл до капсулы на резиновой лодке, но вызволить пленников не смог — люк был под водой, а судно спасателя одноместным. Летчик до рассвета держал связь с экипажем, попутно доставая из вентиляционных отверстий лед, забрасываемый волнами. Как только туман рассеялся, подлетел вертолет с аквалангистами, модуль подцепили тросом и потащили к берегу. Через час уникальная спасательная операция успешно закончилась.

...Современные специалисты производят расчет места приземления аппарата заранее. Капсула может приземлиться в незапланированную точку, в 10–30 километрах, в место, которое поисковики обозначают как «неподготовленная площадка». На самом же деле военнослужащие готовы к любому повороту — для этого и тренируются, отрабатывая каждую мелочь.

Фото: пресс-служба ЦВОЕсли капсула приземлилась в непроходимом месте, «подступиться» можно только на вертолете. Тогда космонавтов эвакуируют в «люльке». Спасатель спускается в ней по прикрепленному к Ми-8 тросу, забирает и по очереди поднимает людей на борт.

Когда необходимости в лебедке нет, космонавтов увозят «Синие птицы» — ярко-синие поисково-эвакуационные машины-амфибии. Гордость российских поисковиков — они с легкостью преодолевают болота, снег и грязь. Внутри автомобиля космонавты располагаются лежа и по пути к вертолету, в котором ждут медики с Байконура, по традиции оставляют благодарственные надписи на потолке. Рядом с капсулой остаются лишь специалисты ракетно-космической корпорации «Энергия». Модуль погрузят на вездеход и отправят на завод-изготовитель в подмосковный Королев.

Ежегодно поисковики сопровождают четыре запуска и посадки космических кораблей, а также проводят регулярные тренировки, отыскивая спускаемую капсулу в «простых» и «сложных» местах.

— Сегодняшние учения показали, что личный состав к выполнению задачи готов. Ошибок не было, все прошло хорошо, — резюмирует Евгений Солнцев.


Фото на анонсе: Александр Неменов/POOL/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть