Украинский разлом

01.09.2012

Михаил ТЮРЕНКОВ, Киев

Украинская тема для России — приоритетная. И с каждым годом нашего разделения это становится все очевиднее.

Но если Москва всегда предлагала Киеву определенные планы интеграции, то украинские власти все эти годы пытались усидеть на двух стульях — газ «по-братски», а остальное — врозь. И все же в течение нынешнего августа некоторые подвижки в наших отношениях наметились: сначала Виктор Янукович подписал многострадальный закон о языковой политике, впервые предоставляющий официальный статус русскому языку в ряде регионов Украины, а затем на встрече с Владимиром Путиным фактически признал заинтересованность в евразийской интеграции. Тем не менее, вопросов в наших отношениях по-прежнему куда больше, чем ответов.

— Я б вашего гетмана, — кричал старший Турбин, — за устройство этой миленькой Украины повесил бы первым! Хай живе вильна Украина вид Киева до Берлина! Полгода он издевался над русскими офицерами, издевался над всеми нами. Кто запретил формирование русской армии? Гетман. Кто терроризировал русское население этим гнусным языком, которого и на свете не существует? Гетман.

Неполиткорректно? Еще бы! Но таков уж был Михаил Афанасьевич Булгаков, один из самых непролетарских советских писателей и одновременно любимых авторов Сталина. Не секрет, что слова Алексея Турбина из «Белой гвардии» отражали позицию самого Булгакова, ведь он и был прототипом этого персонажа. Тем не менее, в нынешнем «самостийном» Киеве писателя по-прежнему помнят и любят. Дом Турбиных, располагающийся в самом живописном месте украинской столицы — на знаменитом Андреевском спуске, остается самым популярным киевским музеем, да и, пожалуй, что и лучшим булгаковским.

К слову, Киев 2012 года не так уж и сильно отличается от города, описываемого в «Белой гвардии». Как и в те дни конца 1918-го — дни Турбиных — сейчас он остается центром баталий. Тогда это были кровавые столкновения между батькой Петлюрой, гетманом Скоропадским, генералом Деникиным, кайзеровскими войсками, большевиками и прочими сторонами русской смуты. Сегодня многочисленные политические партии, вот уже третий десяток лет будоражащие Украину, снова вступили в непримиримую предвыборную борьбу, передышек в которой здесь практически не бывает. На этот раз 28 октября избираться будет местный парламент — Верховная Рада...

Мой очередной путь на Украину начался с ворчания попутчика. Пожилой киевлянин сетовал, что во всех поездах Москва — Киев и Киев — Москва, кроме «Столичного экспресса», продолжают будить на границе. Причем дважды. Сначала российские таможенники и пограничники, потом — украинские. Или наоборот, в зависимости от направления следования.

— Щоб йим повылазыло! Зовсим политыканы не хочуть працюваты... Совсем не хотят работать. Встречаются, договариваются о чем-то, а воз и ныне там.

— Вот-вот! Даже в такой мелочи мы пожинаем последствия развала нашей некогда единой страны, — попытался я направить разговор в великодержавное русло. Но безуспешно.

— Э, нет! Нам назад не надо, как-нибудь и без вашей России проживем. А тут еще этот закон о региональных языках. Знаете, сколько миллиардов из наших карманов ради вашей российской мовы теперь вынут?

Разговор явно не заладился. Впрочем, как и впоследствии с некоторыми другими киевлянами, в основной своей массе — «российскомовными» (даже по данным официальной переписи 70% жителей украинской столицы говорят на русском языке).

— Да просто донецким лень учить наш государственный язык, — уверяет меня 30-летний программист Артем, приехавший в Киев из западно-украинского Тернополя в конце 90-х. — Им лишь бы воровать. Там менталитет такой.

Взаимная нелюбовь «схидняков» и «западенцев» на Украине уже давно притча во языцех. Однако Артем не прав: основным донором украинского бюджета является как раз промышленный Восток. Тот самый Восток Украины, который вместе с Югом страны никак не хочет научиться «розмовляты державною мовою». Собственно, именно ради Юго-Востока сегодня и вводится принятый Верховной Радой и подписанный президентом Януковичем закон «Об основах государственной языковой политики», позволяющий русскому языку стать региональным в половине областей Украины. Именно против этого закона в последние месяцы консолидированно поднялась оппозиция, с каждым днем все активнее разыгрывающая националистическую карту.

Впрочем, некоторые «схидняки» понимают страхи «западенцев». И депутат Верховной Рады от правящей Партии регионов Юрий Болдырев — в позднесоветское время известный деятель шахтерского движения Донбасса — в этом достаточно категоричен:

— Как только русский язык получит официальный статус, никаких преференций у украинского не останется. А потому уже очень скоро здесь все станет по-русски. Будем откровенны: в украинской литературе нет поэтов масштаба Ахматовой, Мандельштама или Бродского.

Депутат считает выходом из сложившейся ситуации федерализацию страны. Сторонники этой идеи есть и в западных областях. По их мнению, «подлинная Украина» — это только Галиция, к жителям же остальных регионов особого доверия нет, поскольку чем восточнее от реки Збруч, тем чаще встречаются пророссийские настроения. Здесь же, на территории трех областей — Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской, русофобия сродни национальной идее. И надругательства над памятниками Пушкину, более того, даже нападения на ветеранов Великой Отечественной войны — здесь, увы, не редкость.

Но есть и исключения. Переводчик-синхронист Роман, как и Артем, приехал в Киев с Западной Украины с традиционным для «западенца» набором русофобских штампов и стереотипов. Но, став духовным чадом почившего два года назад киевского священника и публициста отца Димитрия Познанского, известного своими пророссийскими взглядами, Роман начал глубже изучать историю. И неожиданно для себя пришел к выводу, что никакой украинской народности не существует вовсе:

— Западенцы так не любят Россию и русских только потому, что сами отказались от своей русскости. Еще в начале XX века практически никто в Галиции не называл себя «украинцами», но исключительно «русинами» или «русняками».

Подобную позицию сегодня на Украине нельзя назвать популярной. Даже сторонники придания русскому языку официального статуса нечасто предлагают переписать историю республики, в значительной степени составленную с националистических позиций. Однако федерализация Украины более чем реальна. При этом первый водораздел пройдет именно по факту принятия или непринятия тем или иным регионом русского языка.

Сейчас у России вновь появляется шанс вернуть в орбиту своего влияния значительную часть Украины. И для этого совсем не нужны вершины дипломатического искусства, нефте-газовый шантаж или, упаси Бог, бряцание мощью российского ВПК. Для начала достаточно подготовить и издать комплекты учебников для украинских русскоязычных школ и вузов. В первую очередь — по русской литературе. Одного этого будет достаточно, чтобы закрепить в сознании значительной части юных граждан Украины понимание неизбежности нашего единства.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть