Поэт империи обживается в Литве

10.02.2012

Антон СТАНКЕВИЧ, Вильнюс

В день памяти Пушкина в Вильнюсе, в храме Параскевы Пятницы, состоится поминальное богослужение. А 12 февраля Литературный музей А.С. Пушкина совместно с Дворянским собранием Литвы проведет вечер, посвященный великому русскому поэту.

Хотя в Литве Александр Сергеевич никогда не бывал, здесь его не забывают. В прошлом году в самом центре литовской столицы торжественно открыли памятник «солнцу русской поэзии» и его знаменитому прадеду Абраму Петровичу Ганнибалу. Трехметровый монумент из гранита, бронзы и латуни установили на территории самого древнего русского православного храма в Литве — Пятницкой церкви, где, по легенде, в 1705 году император Петр I крестил «царского арапа». Скульптура необычна — сомкнутые ладони, в которые заключены овальные медальоны с образами Пушкина и его легендарного прадеда. Венчает памятник православный крест.

Создал образ Пушкина литовский скульптор Витаутас Наливайка. А автором идеи монумента выступил президент Фонда поощрения русской культуры писателя Константина Воробьева Юрий Кобрин. «Это первый в мире памятник, где в глаза друг другу смотрят два великих сына России — прадед и правнук. И встретились они на вильнюсской земле, у стен первой каменной церкви в Литве», — так объяснил он замысел скульптурной композиции.

В Литве установлено несколько памятников Пушкину. Первый был открыт в Вильнюсе еще в 1900 году. В 1915-м, во время Первой мировой войны, когда немецкие войска подходили к городу, бюст Пушкина вместе с другими монументами (императрице Екатерине и генерал-губернатору Муравьеву) эвакуировали, и его дальнейшая судьба неизвестна.

Бурные годы начала ХХ века пережил еще один литовский памятник, связанный с именем Пушкина, вернее, его младшего сына Григория Александровича. В небольшую усадьбу в местечке Маркучай под Вильно Григорий Пушкин переехал со своей супругой Варварой Алексеевной в 1899 году, после продажи родового Михайловского, где к 100-летнему юбилею поэта решили устроить первый в России пушкинский музей.

В Маркучай Григорий перевез из Михайловского многие вещи отца и матери, в том числе мягкую кушетку, кресла орехового дерева, книжные полки, письменный стол флорентийской работы, принадлежавший Наталье Николаевне, дверные занавесы, вышитые дворовыми девушками села Михайловское, а также двухметровый ствол одной из трех сосен, воспетых Пушкиным и сломанных бурей в 1895 году.

Григорий Александрович полюбил Маркучай, вероятно, потому, что он был чем-то похож на Михайловское. Он попытался воссоздать здесь точное подобие псковского дома. Так, шпалеры, которые можно и сегодня видеть в Литературном музее А.С. Пушкина, были заказаны именно в Михайловском и полностью повторяют рисунок шпалер в псковском имении. Кстати, после пожара в Михайловском их сумели восстановить именно по вильнюсским образцам.

Среди десятков пушкинских музеев, существующих на постсоветском пространстве, вильнюсский Литературный музей имеет одно неоспоримое преимущество. Если многие музеи Пушкина созданы почти с нуля, то в Маркучае практически все подлинное — даже паркет из четырех сортов дерева.

Традиционным стал музейный праздник 6 июня — в день рождения поэта. В музее проводятся литературно-музыкальные вечера, концерты, выставки, творческие конкурсы среди школьников. Маркучай поддерживает тесные контакты с другими пушкинскими музеями. В частности, в июле 2011 года был подписан договор о сотрудничестве со Всероссийским музеем А.С. Пушкина в Санкт-Петербурге.

— Сегодня Александр Сергеевич возвращается в Вильнюс. Это очень важно для русского населения республики. В самой же Литве у разных слоев общества отношение к Пушкину неоднозначное, — отмечает доцент кафедры русской филологии Вильнюсского университета, доктор гуманитарных наук Павел Лавринец. — Литва — одна из немногих стран, где 200-летний юбилей со дня рождения Пушкина отмечался на государственном уровне: была создана правительственная комиссия, были изданы книги, профинансированы новые театральные постановки. Но при этом у культурной элиты есть некое предубеждение против Пушкина, как врага национально-освободительного движения. Вспоминают ему стихотворение «Клеветникам России». Секрета нет, Пушкин был «поэтом империи». По моему мнению, довольно глупо ставить в вину великому патриоту России стихи, направленные против польского восстания 1831 года и, как бы мы сегодня сказали, его западных спонсоров. Ведь для Пушкина это восстание было направлено на разрушение целостности Российского государства...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть