Оберег-на-Амуре

20.01.2012

Елена ГЛЕБОВА, Хабаровск

На Дальнем Востоке, где все пронизано энергетикой северных этносов, есть особые географические точки. С ними связано немало древних легенд, многие из них дошли и до наших дней.

Например, эта: девушка убегала от старого злого шамана, не желая выходить за него замуж. А чтобы родные смогли отыскать ее следы, она роняла свои украшения. Упали на землю нефритовые серьги — озеро разлилось, бусины сердоликовые рассыпались — горные хребты образовались...

Эту легенду рассказывают в нанайском селе Ачан, что в переводе на русский — «женское украшение». Оно находится в Хабаровском крае, неподалеку от озера Болонь, и считается одним из старейших поселений коренных народов Амура. В XVII веке, когда на неведомых до той поры берегах появились русские землепроходцы, в их «отписках» впервые стали упоминаться местные народы — ачаны. Противоречивая история оставила нам немало загадок, среди которых — Ачанский городок. Этот острог в 1651 году основал Ерофей Хабаров, чтобы пережить со своим отрядом суровую зиму.

Ачан — точка притяжения нескольких поколений российских этнографов, лингвистов, собирателей фольклора. Удивительным образом здесь сохранился язык, не забылись старые песни и ритуальные танцы, уцелели некоторые обряды. Возможно, такая «консервация» этнического мировоззрения народа нани (в переводе с нанайского — «люди этой земли») случилась из-за отдаленности Ачана от городов и райцентров, минимального вмешательства в привычную жизнь людей официальной идеологии советских лет. А может, сохранить себя помогли особые сакральные места, которыми окружено это национальное село. Со стороны Амура, который нанайцы называют Мангбо, — священная гора Одзял, оберегающая Ачан от злых духов, со стороны озера Болонь — мыс Нергуль, он тоже играет роль оберега. Здесь просили удачи рыбаки и охотники, сюда приносили дары и обращались к духам, молились о счастье.

Ачан не миновали социальные потрясения, однако село не только сохранилось, но и стало одним из ярких национальных культурных центров. Объяснение этому есть: более полувека назад здесь родился ансамбль «Сиун» («Солнце»), который даже в те трудные годы продолжал объединять людей, наполнял их жизнь другим смыслом. Было трудно, очень трудно, но жители Ачана по-прежнему собирались и танцевали, пели старые нанайские песни. И пространство стало меняться в лучшую сторону. Народный ансамбль «Сиун», открывающий зрителю подлинное этническое искусство народов Амура, стал широко известен не только на Дальнем Востоке, но и в Москве, Канаде, Франции, Болгарии, Японии, Китае.

Со временем в Ачане появился национально-культурный центр «Силэмсэ», о котором сегодня говорят, как о явлении в культуре Хабаровского края. Центр объединяет «Сиун» и детский ансамбль «Тасима» — по-нанайски «Лепешечка».

Несколько поколений ачанцев (возраст артистов — от шести лет и далеко за шестьдесят) стали единым целым. Погружение в культуру своего народа дает им главное — ощущение корней. Сегодня в Ачане живут немногим меньше 600 человек, и согласно официальной статистике, с каждым годом население увеличивается. В ближайших городах Амурске и Комсомольске-на-Амуре ситуация со знаком минус. Получается, что народное искусство — реальная созидающая сила. Оберег для амурских этносов, к которым, к сожалению, уже прочно привязано определение «малочисленные».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть