Кубанские любовники

15.09.2012

Сергей КОРОБКОВ, Краснодар

В Краснодарском музыкальном театре перед премьерой оперы Доницетти публику встречали мини-выставкой картин, написанных вином, и угощали «любовными напитками», произведенными на Кубани. Спектакль вышел в тему.

Писанные одним цветом — в технике сангины, а на самом деле — особым образом сгущенным вином — пейзажи удивили ненавязчивым вкусом, а само вино — красное и белое, как надобно, оставило послевкусие. Спектакль увлек многоцветием, техникой вокала и режиссерской транскрипцией древней как мир темы.

Петербуржцы Александр Петров, Владимир Фирер и краснодарец Андрей Лебедев (соответственно — режиссер, художник и дирижер) задумали превратить «Любовный напиток» знаменитого итальянца в историю абсолютно универсальную, хотя и не удержались от местного акцента. Фермерскую Италию, где происходит действие, они вынесли на морской берег, напрочь изъяв из сюжета кочующие из постановки в постановку сельскохозяйственные мотивы (главная героиня оперы Адина по либретто — фермерша), а южную ночь на Апеннинах ничтоже сумняшеся «повесили» над главной улицей Краснодара — Красной. Правда, для полного счастья пририсовали на заднике море — почему нет? Какая-нибудь сотня-другая километров для влюбленных краснодарцев не в счет: раз — и море, Туапсе.

В Краснодаре или в Туапсе и возводят авторы спектакля свою южную деревушку с маленькой площадью посередине: тут всё и все — на виду. Эта площадь — центр вселенной. И рынок, где заезжий мошенник Дулькамара (отличная работа Эдуарда Казаряна) весело втюхивает покупателям кислое вино взамен волшебных бальзамов и любовных элексиров. И парламент, где обсуждают новости, а заодно распускают сплетни. Площадь — место свиданий, куда под сень звезд тянутся влюбленные, чтобы проверить свои чувства.

Режиссер щедр на изыски, награждает каждого из многочисленных персонажей отдельной биографией (тут и аптекарь, и парикмахер, и фотограф, и мусорщик, и трактирщица, и портнихи, и вязальщицы), каждому хористу формирует роль — почти в духе итальянского неореализма. «Почти» — потому что каждый поворот действия приправлен иронией, особым — вприщур — взглядом со стороны. Вроде бы — правда, а по сути — игра, представление, фантазия на тему. У художника — то же: будто разноцветными фломастерами и детской рукой нарисован пейзаж с водруженной над сценой луной, которая ухмыляется и умиляется: нате, кубанцы, вам итальянскую оперу, нате южную ночь, нате оперу и нате любовь. Хотели же!..

Хотели, и впрямь. Блистательный, если не сказать триумфальный, Краснодарский театр оперетты в 1997 году, после шести десятков лет существования, объявил себя музыкальным — с полноценными-де оперой и балетом. Как водится, амбиции сыграли дурную шутку — оперетту перестали играть, как умели, до настоящей оперы тянулись изо всех сил, а о балете вообще всерьез не говорили. Теперь благодаря Леонарду Гатову, позвавшему в Краснодар Юрия Григоровича, с балетом — порядок. Оперетта, хоть и без прежнего блеска, живет. Сложнее — с оперой. Каждый день приходится доказывать — можем.

Режиссер из Петербурга Александр Петров поддержал эти доказательства, как никто до него: и впрямь — могут. Могут взять режиссерские задачи и наполнить действие непрерывающейся и непоказной, ненаигранной жизнью. Могут в простенькой истории о деревенском парне, тушующемся перед норовистой красавицей, разглядеть общечеловеческую тему. Могут спеть сложнейшую партитуру с видимой легкостью, изяществом и даже виртуозностью, приложив к тому очевидные желания и усилия.

Тут важно сказать о «подводном» сюжете спектакля, сформированном режиссером и освоенном труппой, а прежде всего — протагонистами спектакля Романом Арндтом (Неморино) и Гюльнарой Низамовой (Адина). Доницетти, сын сторожа и ткачихи, сделал головокружительную карьеру, написал 70 опер, в которых балансировал между светом и тьмой. Терял любимых, детей, терял силы, восстанавливал их интенсивной работой («Любовный напиток», например, написал за две недели), пока, наконец, не лишился рассудка. Но успел рассказать обо всем, чем жил, в музыке. «Любовный напиток», по Доницетти, — вершина, острие всеприятия жизни. Любовь и свет, рождаясь, не видят ни преград, ни пределов. Отсюда — рулады, фиоритуры, колоратуры и трели. Картины, нарисованные вином, солнцем и морем. Вино без горечи и кислоты. Отсюда — и новый спектакль кубанцев.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть