Касимовский феномен

23.11.2012

Сергей ЛЕСКОВ, Рязанская область

Межнациональные проблемы относятся к числу самых острых и трудноразрешимых. Иногда кажется, будто нет в нашем обширном государстве уголка, где люди разных кровей не обречены на безысходное противостояние. Тем ценнее опыт русского города Касимова в Рязанской области, который долго был столицей ханства, но где никогда не было межнациональных и религиозных раздоров.

(фото: Сергей Лесков)Нет конфликтов и в наши времена — прихожане мечетей и православных храмов уживаются мирно, а десять лет назад в Касимове появилась еврейская религиозная община.

— У вас есть «Индиана Джонс и Касимовская невеста»? — жадно спрашивает в универмаге широкоскулый тинейджер с меткими раскосыми глазами. Повсеместно у фанатов компьютерных забав в почете крутые «Обитель зла» и «Шестерня войны». Но в Касимове свой рейтинг — в цене игра, где легендарный охотник за сокровищами приезжает на Оку. Это прикольно и поучительно — надо знать историю и географию Касимова, а также соседних городов — от Тамбова до Нижнего Новгорода.

Игру придумали программисты из Касимова, Рязани и Владимира. Для подростков это типа местного патриотизма, тем более что развлечение не отстойное, вполне на уровне.

Если уйти из виртуала в реал, то гость мужеского пола, очутившись в Касимове, начинает шарить глазами в поисках харит и граций, которые наследовали прелести Касимовской невесты.

Печальный сюжет: из тысяч красавиц по всей Руси невестой для царя Алексея Михайловича была выбрана самая пригожая — Евфимия из Касимова. Однако коварные происки воеводы Морозова, деверя печально знаменитой боярыни, бросили тень на несчастную невесту. Всю оставшуюся жизнь она теребила в девичьих руках царский платок, подарок жениха. А то была бы у Петра I другая мама, и история России пошла бы иначе.

Короче, в Касимове мне не удалось понять, от чего у царя вскружилась голова. Оскудел Касимов красотой, разбегаются лакомые девицы — в Рязань, а то и в Москву. Дело не в поисках легкой доли — работы нет, предприятия закрыты или дышат на ладан. Население Касимова год от года уменьшается.

В XV веке в благодарность за помощь в борьбе с жестокосердным Дмитрием Шемякой ослепленный врагом царь Василий II Темный пожаловал казанскому царевичу Касиму Низовой Городец, основанный еще Юрием Долгоруким. Так возникло Касимовское ханство. Его правители утверждались в Москве и служили царю вплоть до Петра, когда потребность в автономном татарском наделе и войске отпала. Наряду с ханом царь назначал в Касимов воеводу, который управлял русской общиной. В хрониках не сохранилось следов распрей между мусульманами и православными.

Случались ли смешанные браки? По тем временам это было возможно, если сердобольная семья брала из приюта полюбившегося малыша другого вероисповедания и крестила его. Самый несчастный брак в истории Касимова — насильственное, по воле Ивана Грозного, замужество последней казанской царицы Сююмбике. Хан Шах-Али замучил красавицу нелюбовью. Сююмбике — любимая героиня у татар, в Казани выстроена башня ее имени. В русской истории до такой степени несчастных жен, которые из политической целесообразности кочевали бы от одного злого мужа к другому, не припомнить, у нас вдова — это на всю жизнь.

Впрочем, иногда касимовские ханы принимали православие, чтобы быть ближе к Москве. Как, к примеру, Симеон Бекбулатович, которого Иван Грозный глумления ради на год посадил на русский трон. Принял православие и последний хан Сеид Бурхан, крестив всех восьмерых детей в христианскую веру. В местном музее можно увидеть изображение Иисуса Христа с татарскими чертами. Был еще один хан — потешный. Шут Балакирев выпросил у Екатерины I титул в награду за устройство ее любовных утех. Хан Балакирев запомнился в Касимове дикими перформансами, которые изумляли местных жителей, но, видимо, не настолько, чтобы они сберегли могилу петровского шута, как произошло с мавзолеями настоящих ханов.


В Касимове жил крупнейший татарский мыслитель и просветитель Атаулла Баязитов. Приглашенный в столицу касимовской диаспорой имам построил Соборную мечеть в Санкт-Петербурге, создал первую газету на татарском языке, дискутировал с историком Ренаном о месте ислама в научном мировоззрении. Имаму был вверен военный мусульманский приход гвардейских частей Петербургского гарнизона, Крымско-татарского эскадрона собственного конвоя Его императорского величества. В 2011 году во дворе Санкт-Петербургского университета открыт памятник имаму Баязитову из Касимова. Сын имама Мухаммат-Сафа Баязитов, последний муфтий Российской империи, был репрессирован в 1937 году.Богатые татарские и русские купцы Шакуловы, Зайцевы, Деветьяровы, Салазкины строили торговые ряды на Соборной площади, храмы и мечети, городские усадьбы, которые до сей поры составляют архитектурный облик Касимова и привлекают кинематографистов: «Хождение по мукам», «Алые паруса», «Батальоны просят огня», «Инкогнито из Петербурга», «Мусульманин»... Местное население поднаторело в кино до такой степени, что, на зависть кинокритикам, способно оценить качество будущей ленты по той щедрости, с какой выплачивается гонорар массовке. Ошибок не бывает.

В Касимове уживались разные культуры, это был симбиоз — они обогащали друг друга и не имели взаимных претензий. До революции в городе было 31 учебное заведение, среди них техническое училище, две гимназии, мусульманское женское училище, православное духовное училище. Играл татарский театр «Чулпан», выходила газета на татарском языке. Первой татаркой, получившей высшее образование во Франции, в Сорбонне, стала профессор математики Сара Шакулова. В Касимове татары были связаны с русской и европейской культурой теснее, чем в других регионах. Министром просвещения Временного правительства был купеческий сын Сергей Салазкин, при большевиках — директор медицинского института.

В Касимове вырос дважды Герой Соцтруда академик Владимир Уткин, создатель мощных ракет, среди которых знаменитая SS-18 «Сатана», наводившая ужас на НАТО. Под крылом русского академика Уткина в Днепропетровске вырос его заместитель и будущий президент Украины Леонид Кучма. Но выше всех из касимовцев поднялся партработник Фрол Козлов, в котором Хрущев видел преемника. Как преобразился бы увядающий Касимов, если бы планы исполнились! Торопливый Фрол слишком рано начал копать под Хрущева, был смещен и умер от огорчения. В Касимове имя Козлова совершенно забыто.

Была и небольшая еврейская община. После революции в Касимове у своего дяди, земского врача Осипа Кауфмана, спасался от голода и грабежей Борис Пастернак. Есть версия, что город Юрятин в «Докторе Живаго» — это Касимов. Кстати, по переписи евреев в Касимове сейчас в десять раз больше, чем до революции, и это исключение из всей демографии. Несколько лет назад в Касимове зарегистрирована еврейская религиозная община, открылась еврейская воскресная школа. И опять никакого диссонанса в мирную межнациональную атмосферу Касимова это не внесло.

Но, может быть, в Касимове мухи дохнут от скуки, публика вялая, ленивая? Эту версию легко прихлопнуть. В 1990-х на всю Россию гремели касимовские криминальные войны, когда в окрестных лесах трупы со следами пыток лежали штабелями, а в казино проигрывались умопомрачительные деньги. Объектом дележа был завод цветных металлов, откуда золото рекой уходило на черный рынок. 70 трупов, 120 осужденных, из них половина — офицеры из охраны завода. Главарь мафии Виталий Курбатов построил в центре Касимова крепость, которую после того, как он получил пожизненный срок, выкупить смог только Сбербанк. Но даже в кровопролитной войне не было намека на банды по национальному признаку, что неизбежно в прочих криминальных разборках.

Самый ухоженный дом в Касимове — краеведческий музей на Соборной площади, напротив Вознесенского собора. Это городская усадьба купцов Алянчиковых, поднявшихся на винном откупе. В 1990-е в доме устроили биржу, открыли офисы, шумно гулял ресторан. Но бизнес в Касимове дышит на ладан, Торговые ряды, куда ломились купцы, теперь пустуют. И тогда глава узла связи и меценат Михаил Силков провел в особняке капитальный ремонт, а потом передал его городу под краеведческий музей, который раньше теснился в старой мечети в Татарской слободе. Заодно Силков содержит в центре города музей самоваров с 500 экспонатами и еще планирует открыть музей ямских колокольчиков, которыми Касимов славится наравне с Валдаем.

— Как страну поднять? — восклицает филантроп и связист Силков. — Только через патриотизм! Я вывел формулу — 25 процентов! Если на предприятии будет меньше патриотов, все развалится. Надо создать слой людей, которые болеют за страну. Силы народа можно поднять через культуру. И поэтому я строю музеи. В долгах как в шелках, но строю.

— До революции в Касимове было сорок промышленных предприятий, — с сомнением возражаю я. — Население прибывало, школы открывались. А сейчас люди на отхожем промысле, иначе не выживешь. Роддом — в ветхом здании, построенном при Александре Освободителе. Стыдно! Такое музеями не выправить.

— Новый роддом уже строят, — вносит важную поправку меценат и бросается в горькие рассуждения:

— Слишком много у России врагов. Была величайшая страна, но начали ее воры расхищать — и погубили. Откуда столько воров взялось, не пойму. Буду лечить музеями.

Можно было бы добавить веских аргументов, что Касимов поднимется только через экономику, одна культура не вывезет. Но спорить не хочется. Михаил Петрович Силков далеко не молод, и он искренне делает хорошее и нужное дело, даже если живет иллюзиями.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть