Долгий путь русского монашества

15.09.2012

Игумен Серапион (МИТЬКО), проректор Белгородской православной духовной семинарии

На предстоящей неделе Русская церковь отмечает дни многих выдающихся святых. Среди них — преподобные Антоний и Феодосий Печерские, подвизавшиеся на заре русской церковности — в XI веке, а также святитель Иоасаф Белгородский, живший в совсем иную эпоху — в XVIII столетии. Но объединяло их многое, в том числе и то, что все они были монахами.

(фото: РИА "Новости")Русское государство создали правители, которые больше всего на свете хотели быть монахами, и монахи, которые больше всего на свете не хотели быть правителями. Именно монашество было подлинной элитой Церкви и государства, определившей национальные ценности и идеалы на целое тысячелетие. В год Крещения Руси на нашу землю пришли первые проповедники Христовой веры, греческие и болгарские иноки. История не донесла до нас имен большинства из них, прежде всего потому, что они сами совершенно не заботились об этом.

Вскоре и сама Русь явила множество собственных христианских подвижнических призваний, в том числе и призвание к совершенному отречению от мира и следованию Христу — монашество. Преподобный Антоний Печерский (983 — 1073), рожденный еще в «некрещеной» Руси, отправляется в святой Град Иерусалим, а затем на Святую гору Афон. Приняв постриг там, в монашеской стране, именуемой уделом Божией Матери, он приносит великое искусство иноческого подвига на Святую Русь, ставшую новым и последним уделом Пречистой. Множество учеников преподобного Антония и его преемник, преподобный Феодосий Печерский (1008 — 1074), воздвигли Киево-Печерскую Лавру, ставшую матерью множества русских монастырей.

Батыево нашествие опустошило Русь не только экономически и политически, но и духовно. Надломленный внутренний стержень русского народа не мог быть восстановлен без благодатной помощи свыше. В 1314 году, который в Западной Европе стал годом проклятия тамплиеров, на Святой Руси произошли два события, определившие ее дальнейшее духовное бытие. Ростовскому епископу святителю Прохору была явлена чудотворная Толгская икона Божией Матери, чей невыразимо скорбный лик исполнен неизреченной любви и неизбывного сострадания к измученной и истерзанной Святой Руси. В том же году под Ростовом родился преподобный Сергий Радонежский, благодаря которому Древняя Русь осталась Русью Святой и, в конечном итоге, стала Великой Россией.

Созданная преподобным Троице-Сергиева Лавра стала духовным центром Святой Руси, ее сердцем, оживляющим все тело государства. Ученики преподобного Сергия освоили необъятные просторы русского Севера. Желая уйти как можно дальше от мира, монахи несли с собой высокоразвитую цивилизацию, прививали ее, шли дальше, ища уединения ради подвига. Основанные ими монастыри стали не только центрами духовности и просвещения. Передовые формы ведения сельского хозяйства, экономической деятельности и социальной организации приходили в мир именно из монастыря. Монашеские обители являлись стратегическими стабилизационными центрами. Так, в годы страшного голода рубежа XVI-XVII вв. именно монастыри кормили целые области, спасая от голода десятки тысяч людей. А во время великой Смуты монахи решительно встали на защиту земного Отечества, спасая его для Отечества Небесного. В веке XVII, когда русские монастыри переживали свой расцвет, на Украине начинает свой подвиг ученое монашество, духовно противостоящее католической экспансии. Феномен ученого монашества является воплощением миссионерского призвания, изначально присущего христианскому подвижничеству. Именно украинские архиереи, вышедшие из среды ученого монашества, несли свет Христовой Истины в сложную для Православной Церкви эпоху Просвещения.

(фото: ИТАР-ТАСС)Многие считают XVIII век временем упадка российского монашества. Во многом это стало следствием церковных реформ века XVII, расколовших единый русский народ и его монашескую элиту. Еще больше ослабили монашество реформы Петра и Екатерины. Некоторые из них так и хочется назвать геноцидом монашества. Были закрыты многие монастыри, да и страна жила уже совсем другими ценностями и идеалами, среди которых не находилось места монашескому подвигу. Россия героически осваивала просторы открывшегося ей мира, оставляя все меньше места подвижникам, от этого мира отрекшимся. В это время совершал свой подвиг великий святой Русской земли, святитель Иоасаф, епископ Белгородский (1705 – 1754). Служение святителя Иоасафа является примером единства промысла Божия и человеческой свободы в жизни одной личности. Святитель Иоасаф был с детства избран Богородицей для архиерейского служения. Однако воплощение Божьего Промысла было также и свободным, сознательным выбором этого святого, ставшего для современников и последующих поколений образцом архиерейского служения, неотделимого от монашеского подвига. Почитатели святителя создали Иоасафовское общество, прославившееся миссионерскими и просветительскими трудами на всей территории Российской Империи.

Считается, что в год блаженной кончины святителя Иоасафа Белгородского произошло еще одно событие, совершенно не замеченное современниками. В Курске в купеческой семье родился Прохор Мошнин, которому было суждено стать великим святым Русской земли — преподобным Серафимом Саровским (1754 – 1833). Канонизации святителя Иоасафа и преподобного Серафима совершились в самом начале XX века, когда Россия уже предощущала грядущую катастрофу и в преддверии ее стремилась как можно яснее осознать свои идеалы и предначертания.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть